Поддельное родословие

Из большого количества существующих христианских текстов буквалисты выбрали четыре евангелия, чтобы признать их в качестве Священного Писания - Нового Завета.(12) Эти евангелия были объявлены единственными подлинными, а остальные христианские тексты - еретическими. Вначале четыре евангелия Нового Завета были вариациями мифа об Иисусе, которыми пользовались различные школы христианского гностицизма. Сведение их в единую книгу создало иллюзию существования четырех (пусть и противоречащих друг другу) рассказов очевидцев об одних и тех же исторических событиях.(13) Торжество буквализма впоследствии привело к искаженному представлению, будто эти евангелия всегда были наиболее широко известными христианскими текстами, но эго не так. По сути, о Матфее, Марке, Иоанне и Луке мы не слышим до конца второго столетия!(14)

Чтобы утвердить собственный авторитет, епископы-буквалисты сфабриковали родословие, которое связало их с вымышленными евангельскими апостолами.(15) Они превратили Павла из «Великого Вестника» христиан-гностиков в защитника буквализма, подделав и приписав ему послания, осуждающие их противников. Обыкновенное мошенничество, которое, тем не менее, сделало свое дело.(16) Лишь в течение последних веков развитие науки достигло достаточного уровня, чтобы увидеть это.

Буквалисты, также прибрали к рукам таких более поздних христианских философов, как Афенагор Афинский, Теофил Антиохский и Минуций Феликс из Африки. В действительности эти авторы проповедовали философское христианство, основанное на мистических понятиях Логоса и Софии.(17) Они не только не были буквалистами, но даже и не особенно интересовались фигурой Иисуса. Афенагор утверждает, что «ежеминутно вдается в подробности» христианской доктрины, однако не упоминает Иисуса ни разу.(18) Также не делает этого и Минуций Феликс, даже когда противник просит его назвать кого-нибудь, кто бы воскрес из мертвых. Вместо этого он приводит список чудовищных поверий и обрядов, приписываемых христианам, упоминая (наравне с употреблением крови принесенных в жертву младенцев и обожествлением гениталий священников!) «поклонение человеку, погибшему, как преступник, а также жалкому куску дерева».(19) Одновременно он замечает:

«Мы не желаем слышать ни эти, ни подобные им непристойности. Просто унизительно, что нам приходиться защищаться от таких обвинений. Приписывая нам поклонение преступнику и его кресту, вы очень далеки от истины».(20)

Минуций осуждает язычников-буквалистов, которые «выбирают для поклонения человека»(21), а Теофил высмеивает их веру в то, что Геркулес и Асклепий действительно воскресли из мертвых.(22)

Почему буквалисты попытались приписать себе писателей, которые так очевидно проповедовали нечто совершенно иное? Потому что ранних христианских авторов, которые защищали бы идею исторического существования Иисуса, попросту не было. Как и исторических апостолов. Как и ранних буквалистов. Всех их необходимо было придумать. Самым ранним христианином, который, судя по его текстам, принадлежал к буквалистам, был мученик Юстин, родившийся приблизительно в 150 г. н.э.(23) Но даже он воспринимал христианство как ответвление философии и основал собственную философскую школу в Риме.(24) После смерти Юстина его ученик Татиан отказался от буквализма, что наводит на мысль, что к этому учению относились как к некоему новшеству, и воспринимал повествование об Иисусе как нечто соизмеримое с греческими мифами, советуя своим читателям-язычникам:

«Сравните собственные предания с нашим повествованием. Посмотрите на свою историю и примите нас на том основании, что мы тоже рассказываем сказки».(25)

Предыдущая | Оглавление | Следующая