«Распутники»

Гностики намеренно преступали общественные нормы, чтобы таким образом избавиться от образа, создаваемого человеком для приспособления к жизни в обществе, и познать свою подлинную духовную сущность.(198) Некоторые, как, например, приверженцы школы каинитов, добивались этого с помощью аскетического воздержания. Другие, как, к примеру, ученики школы Карпократа, - потакая своим желаниям. Иногда адепты одной школы следовали и тем, и другим путем.(199)

Карпократ учил, что наши представления о хорошем и плохом поведении - вопрос исключительно общественного мнения, а вовсе не Божественное указание. Он также призывал своих последователей наслаждаться жизнью, в том числе плотскими удовольствиями, которые так часто осуждаются религиозными буквалистами. Его сын Епифан пишет:

«Бог создал радости любви для всего человечества. Но люди отвергли именно то, что является источником их существования».(200)

Такие гностики воспринимали близость как прославление союза Бога и Богини, из которого проистекает жизнь.(201) До нас дошли сведения, что иногда во время таинств они практиковали наготу в церкви и даже ритуальное соитие.(202) Буквалист Епифан описывает собственный опыт, когда двадцатилетним юношей он познакомился с двумя молодыми и привлекательными женщинами-гностиками, пригласившими его на агапэс, или вечерю любви, которая оказалась оргией.(203) С характерным для человека с глубоко подавленной сексуальностью отвращением, он возмущен убеждением гностиков, что те «должны непрестанно приобщаться к таинству единения полов».(204)

Эти заявления, которые вполне могут быть преувеличены, привели к тому, что гностиков изображают как людей совершенно безнравственных. Карпократа обвиняли в распространении идеи о том, что мы должны сознательно совершить столько «грехов», сколько возможно.(205) Павел уже в первом веке сетует на такое ошибочное толкование гностической доктрины. Вероятно, ссылаясь на консервативных евионитов, он пишет: «Некоторые злословят нас и говорят, будто мы учим делать зло, чтобы вышло добро».(206) В действительности либералы-гностики учат, что законы морали - это излишние условности, придуманные обществом, потому что человек благонравен по своей природе. Тот же, кто, постигнув Гнозис, открыл в себе истинную сущность свою, может жить естественно, в гармонии со своей натурой, мотивируя поступки внутренним добром. С точки зрения консервативных буквалистов, как ранее, так и сегодня, такие учения считаются безответственными и исполненными разврата.

Отвергая гностическую идею «врожденной доброты», буквалисты проповедовали совершенно противоположное - разрушительную доктрину «первородного греха». Буквалист Тимофей с отвращением пишет о бесстыдной естественности христиан-гностиков:

«Они едят, когда голодны. Они пьют, когда чувствуют жажду, в любое время дня, не внимая предписанным постам. Они проводят время в праздности и сне. Летом, когда стемнеет, они ложатся спать на открытом воздухе, мужчины и женщины вместе, и говорят, что это все не имеет значения».(208)

Предыдущая | Оглавление | Следующая