Миф о Елене

Как и в случае с повествованием об Иисусе, важнейшим источником мифа о христианской Богине является языческая мифология. «Толкование о душе» приравнивает христианский миф о Софии к сочинениям Гомера, также аллегориям посвящения, «Илиаде» и «Одиссее», в которых необходимо спасти похищенную Елену.(41) Согласно пифагорейцам, Елена - символ психе, а похищение олицетворяет ее падение в физическое воплощение.(42)

Эврипид утверждает, что троянцы захватывают лишь идолон, или образ Елены.(43) Подлинная Елена в безопасности пребывает в Египте, который для языческих гностиков символизирует изначальный Небесный дом богов, а не тело как для иудеев.(44) Она олицетворяет высшую часть психе, которой никогда ничто не угрожает. Ее похищенный идолон - нижнюю часть, которая спустилась в физическое воплощение. По словам Платона, поэт Стесихор ослеп в наказание за то, что написал, будто выкрадена была подлинная Елена, и снова прозрел, лишь когда отрекся от своего мнения.(45) Это снова аллегория. Пока мы думаем, что наше истинное «я» - это тело, мы духовно слепы. Уразумев, что оно никогда не рождалось, мы возвращаем себе духовное зрение.

Миф о Елене имел большое значение для первых христиан. Ссылаясь на эту аллегорию, а также на христианский миф о падшей Богине, Симон Маг говорит о себе как о «Христе», который пришел, чтобы спасти падшую Богиню в образе его духовной спутницы Елены, которую он нашел в одном из блудилищ Тира.(46) Для симонитов Симон и Елена олицетворяли Высшую Силу и Софию.(47) Досифей, который, как и Симон, был учителем, также странствовал с духовной спутницей по имени Елена. Преемник Симона Менандр считал себя «Христом», который пришел, чтобы спасти Богиню, потерявшуюся в этом мире.(48) Сознательно имитируя миф об Иисусе и Софии, эти гностические мастера отождествляли себя с ролью Спасителя, пришедшего в этот мир, чтобы открыть Гнозис своим последователям, символом которых была Елена/София.

Предыдущая | Оглавление | Следующая