Нападки на гностицизм

Чем более самонадеянными становились буквалисты, тем более ожесточенными делались их нападки на христиан-гностиков, что порождало существующее и поныне искаженное представление о них. Классический случай перевертыша: гностики были ошибочно восприняты как дьявольские еретики, которыми, но сути, стали буквалисты. Буквалисты проповедовали ограничивающую религию и высокомерно отвергали все остальные верования, считая их злом, при этом именно они обвиняли гностиков в чванстве, а свою церковь назвали «кафолической» или «вселенской». И хотя гностическая философия учила, что «все едино», а буквалисты проповедовали непримиримую войну между Богом и дьяволом, именно они именовали себя «монотеистами», а гностиков - «дуалистами».(56) И хотя именно христианский буквализм зародился как культ самоубийства, учивший своих последователей, что путь к спасению лежит через настойчивые поиски мученической смерти, более поздние из них поносили гностиков как мироненавистников.(57)

Христиане-буквалисты обратили свои язвительные доводы также и против язычества, утверждая, что это варварский культ кровавых жертвоприношений. Как бы парадоксально это ни звучало, сами христиане-буквалисты верили, что их Бог пожертвовал собственным единственным сыном исключительно ради того, чтобы всем нам удалось избежать ответственности за свои поступки. Если толковать это буквально, то что-либо более варварское и представить сложно! И какими бы бесспорными дикарями ни были буквалисты-язычники, именно буквалисты-христиане, а не эти якобы первобытные варвары, привели западную культуру к упадку Средневековья, так верно называемого по-английски «темными веками».(58)

В конце четвертого столетия губительное разрушение было ускорено ожесточенной кампанией, которую развернула теперь единственная законная религия в Римской империи, христианский буквализм, чтобы полностью истребить своих давних соперников, гностицизм и античное язычество. В этом разгуле жестокости армии фанатичных буквалистов разрушили архитектурные шедевры языческого мира. Они сожгли на кострах собранные за многие столетия библиотеки духовной мудрости и научных знаний. Они подвергли ужасным пыткам и мучительной смерти философов, женщин-жриц, ученых - всех несогласных. Они не остановились, пока не срубили голову западной культуре, оставив ее блуждать в неведении, подобно человеку, потерявшему память. Они добились своего и вырезали сердце западной духовности, ее мистическое начало. Труп, оставшийся от религии, предлагал лишь надежду на лучшую жизнь после смерти в обмен на слепую веру в абсурдные утверждения и беспрекословное повиновение властолюбивым священникам. Эта деспотическая империя вторглась в святая святых каждого человека, лишая его права на духовную независимость, и принуждала всех либо молча уступать, либо отправляться на костер.

И все-таки, несмотря на безжалостные преследования, гностицизм уцелел. Его можно подавить, но искоренить - никогда. Это живое проявление природной пытливости и богатого энтузиазма человеческой души. Это неутолимая жажда истины и неоспоримое стремление к счастью. Это дух свободы, равенства, любви и понимания. Это сила жизни, которая всегда заявляет о себе вновь и вновь.

Предыдущая | Оглавление | Следующая