Тасман. Первая экспедиция. «Кругоавстралийское» плавание и открытие Новой Зеландии

Экспедиция Геррита Пола и Питера Питерсзона была организована новым генерал-губернатором Нидерландской Ост-Индии Антонием Ван Дименом, который от имени всемогущей компании правил с 1636 по 1645 г. Ван Димен — фигура колоритная и зловещая. Свою карьеру он начал мелким писцом и постепенно, прибегая к всевозможным средствам, дозволенным и недозволенным, занял видное положение в административном аппарате компании и стал правой рукой генерал-губернатора Яна Питерсзона Куна.

Однажды Кун получил из Голландии приказ немедленно выслать на родину проходимца, скрывающегося под именем Ван Димена. Далее разъяснялось, что этот человек проник на службу компании, присвоив не только чужое имя, но и чужие деньги и что в Амстердаме его уже несколько лет тщетно разыскивают кредиторы. Кун спрятал этот приказ под сукно и, умирая, указал на Ван Димена как наиболее способного своего преемника. Компания не сразу последовала совету Куна. Кун умер в 1629 г., а Ван Димен назначен был генерал-губернатором только в 1636 г. И вскоре все семнадцать директоров компании должным образом оценили нового ост-индского наместника.

Ван Димен выбил португальцев из Малакки, отобрал у них Цейлон, овладел островом Тайвань, основал в воротах Японии, в нагасакской гавани, на островке Десима, опорную базу компании, укрепил голландские позиции в Индии. Ван Димен жестоко подавил восстания против голландского ига на островах Малайского архипелага. Он свирепо расправлялся с конкурентами — англичанами, португальцами и своими собственными соотечественниками, если они представляли интересы враждебных компании торговых домов. Голландская или, точнее говоря, «компанейская» монополия на торговлю пряностями была обеспечена, дивиденды пайщиков компании феноменально возрастали за счет беспощадного ограбления народов Юго-Восточной Азии.

Ван Димен был сторонником широчайшей военной и торговой экспансии. Объектами ее были Япония, Китай, Малайский архипелаг и острова Океании. Для осуществления своих планов Ван Димен посылал во все стороны отлично организованные экспедиции, во главе которых ставил наиболее опытных и даровитых моряков. Одним из таких лоцманов голландской экспансии был Абель Тасман. Он родился в 1603 г. в окрестностях Гронингена в бедной семье, самоучкой освоил грамоту и, как многие его земляки, связал свою судьбу с морем. В 1633 г. он появился в Батавии и на небольшом судне Ост-Индской компании обошел многие острова Малайского архипелага. В 1636 г. Тасман возвратился в Голландию, но спустя два года вновь оказался на Яве. Здесь в 1639 г. Ван Димен организовал экспедицию в северную часть Тихого океана. Во главе ее стал опытный мореплаватель Маттис Кваст. Шкипером на второй корабль был назначен Тасман.

Кваст и Тасман должны были отыскать таинственные острова, якобы открытые испанцами к востоку от Японии; эти острова на некоторых испанских картах носили заманчивые названия «Рико де оро» и «Рико де плата» («богатые золотом» и «богатые серебром»).

Экспедиция не оправдала надежд Ван Димена, но она обследовала японские воды и достигла Курильских островов. В ходе этого плавания Тасман зарекомендовал себя как блестящий кормчий и превосходный командир. Цинга погубила почти всю команду, но он сумел провести корабль от берегов Японии к Яве, выдержав по пути жестокие атаки тайфунов.

Ван Димен проявлял немалый интерес к Зейдландту, и его не разочаровали неудачи экспедиции Геррита Пола. В 1641 г. он решил послать к этой земле новую экспедицию и командиром ее назначил Тасмана. Тасману надлежало выяснить, представляет ли собой земля Зейдландт часть Южного материка, установить, сколь далеко она заходит на юг, и проведать пути, ведущие от нее на восток, в еще неведомые моря западной части Тихого океана.

Диспозицию этого морского похода разработал один из наиболее сведущих моряков Ост-Индской компании — Франс Висхер, который стал затем кормчим новой экспедиции. В январе 1642 г. Висхер представил Ван Димену «Записку относительно открытия Зейдландта». Висхер наметил такой план экспедиции: корабли должны из Батавии направиться при попутных муссонах к острову Маврикия и оттуда проследовать на юг, а затем в сороковых или пятидесятых широтах — на восток. Следуя все время к востоку при попутных западных ветрах, они смогли бы на очень высоких широтах «подсечь» южные выступы Зейдландта. В том случае, если бы эту землю не удалось встретить, нужно было взять курс на север; на этом отрезке пути они, по мнению Висхера, либо встретили бы Южный материк, либо прошли к восточным берегам Новой Гвинеи. Это был блестящий проект, и, к сожалению, Тасман осуществил его полностью. Почему к сожалению, мы убедимся чуть позже.

Тасмана снабдили подробной инструкцией, в которой были подытожены результаты всех плаваний, совершенных в водах Зейдландта и западной части Тихого океана. Эта инструкция сохранилась, уцелели и подневные записи Тасмана, которые позволяют восстановить весь маршрут экспедиции. Компания выделила ему два судна: небольшой боевой корабль «Хемскерк» и быстроходный флейт (грузовое судно) «Зехайн». В экспедиции приняли участие сто человек.

Корабли вышли из Батавии 14 августа 1642 г. и 5 сентября прибыли на остров Маврикий. 8 октября покинули остров и направились на юг, а затем на юго-юго-восток. 6 ноября достигли 49° 4' ю.ш., но продвинуться дальше на юг не смогли из-за шторма. Висхер предложил плыть до 150° в.д., придерживаясь 44 ю.ш., а затем вдоль 44 ю.ш. пройти на восток до 160° в.д. Под южными берегами Австралии Тасман прошел, таким образом, на 8—10 южнее маршрута Нейтса, оставив Австралийский материк далеко к северу. Он следовал на восток на расстоянии 400—600 миль от южного побережья Австралии и на 44°15' ю.ш. и 147° 3' в.д. отметил в своем дневнике: «… все время волнение идет от юго-запада, и, хотя каждодневно мы видели плавающие водоросли, можно предположить, что на юге нет большой земли…» Это был абсолютно правильный вывод: ближайшая земля к югу от маршрута Тасмана — Антарктида — лежит южнее Южного полярного круга.

24 ноября 1642 г. заметили очень высокий берег. Это было юго-западное побережье Тасмании, острова, который Тасман счел частью Зейдландта и назвал Вандименовой Землей. Какой именно участок побережья увидели голландские моряки в этот день, установить нелегко, ибо карты Висхера и другого участника экспедиции Гилсеманса значительно отличаются друг от друга. Тасманийский географ Дж. Уокер полагает, что это был гористый берег севернее бухты Макуори-Харбор.

Корабли шли в тумане на юго-восток и обогнули самую южную оконечность Вандименовой Земли — Юго-Восточный мыс. На юго-восточном берегу Вандименовой Земли вошли в залив, названный Тасманом Стормбай; обогнув затем извилистый и длинный полуостров Тасмана, 1 декабря корабли отдали якорь у северо-восточной оконечности полуострова Фрейсине близ островка Грин-Айленд.

2 декабря Висхер высадился на берегу Вандименовой Земли. «На нашей шлюпке,— пишет Тасман,— было четверо мушкетеров и шестеро гребцов, и у каждого была пика и оружие у пояса… Затем моряки принесли разную зелень (они видели ее в изобилии); кое-какие разновидности похожи были на те, что растут на мысе Доброй Надежды… Они прошли на веслах целых четыре мили до высокого мыса, где на ровных участках росла всяческая зелень, не посаженная человеком, а сущая от бога, и были тут в изобилии плодовые деревья, и в широких долинах много ручьев, до которых, однако, трудно добраться, так что можно наполнить водой лишь фляжку.

До моряков донеслись какие-то звуки, нечто вроде игры на рожке или ударов маленького гонга, причем шум этот раздавался неподалеку. Но им не удалось никого увидеть. Они приметили два дерева толщиной в 2—2 1/2 сажени и высотой 60—65 футов, причем стволы были изрезаны острыми камнями и кора кое-где содрана и сделано это было для того, чтобы добраться до птичьих гнезд. Расстояние между зарубками футов пять, следовательно, можно предположить, что здешние люди очень высокие. Видели следы каких-то животных, подобные отпечаткам когтей тигра; [матросы] принесли экскременты четвероногого зверя (так они полагали) и немного прекрасной смолы, которая высачивалась из этих деревьев и имела аромат гумилака… У берегов мыса было много цапель и диких гусей…

Фрагмент карты Тасмана. Вандименова Земля (Тасмания) Из книги A. Sharp «Discovery of Australia»

Земля везде покрыта лесом, и всюду легко можно пройти через этот лес, и видимость повсеместно хорошая, поэтому всегда здесь можно приметить и людей, и диких зверей; наблюдению не мешают густые заросли, так что землю эту легко обследовать. Кое-где моряки видели деревья с глубоко выжженными на высоте одного фута углублениями; в некоторых местах земля, обожженная кострами, была тверда как кремень…».

Экспедиции не удалось встретиться с аборигенами Тасмании. Правда, Висхер и его люди совершили важное ботаническое открытие: высокие, могучие деревья с ароматной смолой были одной из разновидностей эвкалипта.

Покинув место стоянки, корабли двинулись дальше на север и 4 декабря миновали остров, который назван был островом Марии в честь дочери Ван Димена. Пройдя мимо островов Схаутена и полуострова Фрейсине (Тасман решил, что это остров), корабли 5 декабря достигли 41°34' ю.ш. Берег поворачивал к северо-западу, и в этом направлении корабли не могли продвинуться из-за противных ветров. Поэтому решено было покинуть прибрежные воды и идти на восток.

Тасман на своей карте соединил берег Вандименовой Земли с Землей Нейтса, открытой на юге Австралии в 1627 г. Таким образом, Тасмания стала выступом Австралийского материка, и в таком виде ее показывали на всех картах вплоть до начала XIX в.

За время с 5 по 13 декабря 1642 г. экспедиция пересекла море, отделяющее Тасманию и Австралию от Новой Зеландии. В полдень 13 декабря Тасман и его спутники открыли новозеландскую землю — мыс на северо-западной оконечности Южного острова Новой Зеландии, названный впоследствии Куком мысом Феруэлл. Обогнув этот мыс, Тасман вошел в пролив, разделяющий Южный и Северный острова (современный пролив Кука). На южном берегу этого пролива в глубокой бухте 18 декабря корабли отдали якорь.

Здесь состоялась встреча с маори, которые вышли к кораблям на быстрых каноэ. Сперва все шло хорошо. Статные, разрисованные узорами люди с. кожей желтоватого цвета вели себя мирно (все они были вооружены палицами и копьями). Каноэ подошли очень близко к кораблям, и моряки вступили в беседу с островитянами. У Тасмана были записаны ходовые обороты речи на языках Новой Гвинеи, но эти диалекты новозеландцам были так же непонятны, как голландский язык. Внезапно мир был нарушен. Маори захватили шлюпку, посланную с «Хемскерка» на «Зехайн». В этой шлюпке находились боцман и шесть матросов. Боцману и двоим матросам удалось добраться вплавь до «Хемскерка», но четверых моряков маори убили; их тела и шлюпку они увели с собой. Тасман всю вину за эту стычку возлагает на местных жителей. Однако не было случая, чтобы маори без веских и уважительных причин совершали нападение на чужеземцев. Весьма вероятно, что боцман и его команда обидели островитян, после чего те взялись за оружие. Тасман назвал залив, где произошло это прискорбное событие, бухтой Убийц. Покинув бухту, он направился на восток, но вскоре противные восточные ветры заставили его лечь в дрейф.

24 декабря состоялся совет командиров. Тасман полагал, что на востоке может быть обнаружен проход, но его спутники считали, что корабли находятся не в проливе, а в широком заливе, который глубоко врезается в новооткрытую землю. Решено было направиться к северному берегу этого «залива». Поскольку Тасман не нашел проход, который разделяет надвое Новую Зеландию, он решил, что это единый массив суши, и назвал его Землей Штатов (Статенландт), считая, что он представляет собой часть Земли Штатов Схаутена и Ле-Мера. Пройдя к северному берегу пролива Кука, Тасман затем повернул на запад, обошел юго-западную оконечность Северного острова и проследовал вдоль его западного берега на север.

4 января 1643 г. он открыл крайнюю северо-западную оконечность Новой Зеландии, которую назвал мысом Марии Ван Димен. Противные ветры помешали ему обогнуть мыс и обследовать северный берег Северного острова. На карту он нанес лишь западный берег Земли Штатов. Только через сто двадцать семь лет было установлено истинное очертание этой земли и доказано, что она представляет собой не часть Южного материка, а двойной остров, который по площади лишь немногим больше Великобритании.

Открыв 5 января небольшой островок Трех Волхвов (Три-Кингс современных карт) близ новозеландского берега, Тасман направился на северо-восток.

19 января корабли вступили в воды архипелага Тонга. Тасману посчастливилось здесь больше, чем Схаутену и Ле-Меру. Те лишь «задели» самые северные островки этого архипелага, а Тасман открыл главные тонганские острова — Тонгатабу, Эуа и Намуку (он назвал их соответственно островами Амстердам, Миддельбург и Роттердам). Это было очень важное открытие: до сих пор испанцы и голландцы в западной Полинезии встречали лишь мелкие острова, лежащие на периферии этой обширной области.

На островах Тонга Тасман пробыл до 1 февраля 1643 г. Приветливо и сердечно приняли островитяне Тасмана. За мелкие гвозди моряки выменяли у тонганцев множество кокосовых орехов, а местные вожди преподнесли в подарок свиней и разные плоды (впоследствии в знак теплого, радушного приема, оказанного местными жителями, Джемс Кук назвал этот архипелаг островами Дружбы). Тасман пробыл здесь одиннадцать дней, но, не зная языка местных жителей, не смог сколько-нибудь обстоятельно ознакомиться с их хозяйственным укладом, обычаями и нравами. Он обратил внимание на высокое мореходное искусство тонганцев и их великолепные двойные каноэ и отметил, что земля на островах превосходно возделана.

Маршруты Тасмана и Дампира. Из «Атласа истории географических открытий и исследований». 1959 г.. Увеличить (в отдельном окне)

От островов Тонга Тасман направился на северо-запад. 6 февраля он открыл острова Фиджи, но туманы и скверная погода не позволяли обследовать этот обширный архипелаг. Следуя далее на северо-запад, Тасман прошел далеко к востоку от островов Банкс и Санта-Крус. Соломоновы острова остались к западу от его маршрута; 22 марта он дошел до большого атолла, которому дал название Онтонг-Джава.

Далее Тасман по маршруту Схаутена и Ле-Мера направился вдоль северных берегов Новой Ирландии (которую он счел частью Новой Гвинеи) и Новой Гвинеи к Молуккским островам и к Яве и 14 июня 1643 г. прибыл в Батавию.

Известный историк и географ Дж. Бейкер справедливо назвал это плавание Тасмана блестящей неудачей. И действительно, если в навигационном отношении маршрут, намеченный Висхером, был исключительно удачным, то в чисто географическом смысле он не мог себя оправдать. Кругоавстралийское кольцо описано было чересчур большим радиусом: внутри этого кольца оказались Австралия с Тасманией и Новая Гвинея.

Новой Зеландии Тасман лишь коснулся и, не обследовав, принял ее за западный выступ Земли Штатов Схаутена и Ле-Мера. Однако, пройдя от Новой Зеландии через острова Тонга и Фиджи к Новой Гвинее, он «отключил» от мифического Южного материка австралийско-новогвинейскую сушу. Поскольку Южная Земля Святого духа Кироса также оказалась к западу от трассы, проложенной Тасманом в Тихом океане, картографам пришлось и ее «отключить» от этого материка и присоединить к Зейдландту. Эта появившаяся на картах вполне реальная суша с новогвинейским «привеском», Вандименовой Землей и Южной Землей Святого духа, получила название Новой Голландии (на картах XVII и первой половины XVIII в. вся ее восточная половина показывалась как сплошное «белое пятно»).»

Тасмановой гипотезе о единой Земле Штатов очень скоро был нанесен жестокий удар. Хендрик Браувер, который в 1611 г. нашел новый морской путь в Индию, в 1643 г. побывал на Земле Штатов, открытой в свое время Схаутеном и Ле-Мером к востоку от Огненной Земли, и доказал, что эта «Земля» всего лишь небольшой остров. Тогда границы мифического Южного материка в районе мыса Горн географы сдвинули к югу, но Тасманова Земля Штатов так и осталась одним из его выступов. Во избежание путаницы в 50-х годах XVII в. эта земля названа была Новой Зеландией.

Экспедиция Тасмана 1642—1643 гг. была одним из наиболее выдающихся заморских предприятий XVII в. Тасман открыл Вандименову Землю (Тасманию), Новую Зеландию и острова Тонга и Фиджи. Он «отделил» от Южного материка новоголландскую сушу, открыл новый морской путь из Индийского океана в Тихий в полосе устойчивых западных ветров сороковых широт; он справедливо предположил, что океан, омывающий с юга Австралию, захватывает обширное пространство в сороковых и пятидесятых широтах. Современники не использовали этих важных открытий Тасмана, но зато их должным образом оценил Джемс Кук; успехами своих первых двух плаваний он во многом обязан Тасману.

Предыдущая | Оглавление | Следующая