ИСТОРИЯ АТТИКИ

Аттика не такая страна, чтобы кочующие и воинственные племена могли соблазниться ее преимуществами и завоевать ее. В ней нет – таких речных долин, как в Фессалии или Лаконии, нет таких обильных водой низменностей, как в Беотии, таких обширных прибрежных равнин, как в Элиде. Она представляет собой скалистый полуостров, отдаленный от материка непроходимыми горами и так далеко входящий в восточное море, что он находился поэтому вне пути народов, направлявшихся с севера на юг. Поэтому те передвижения народов, которые потрясли всю Элладу, миновали Аттику, и потому же и история ее не имеет таких обособленных периодов, как история Пелопоннеса; она точно отлита из одного куска, она представляет собой развитие событий, непрерывно порождаемое условиями местной жизни.

В этом отношении Аттика имела сходство с Аркадией и была местом жительства пеласгического населения, которое никогда не было вынуждено отступать перед чуждой силой, принимать в свою среду чуждые народы и подчиняться им. Поэтому пеласгический Зевс сохранил нетронутыми все прежние почести, и древнейшие торжества, справлявшиеся в его честь в открытых местах, остались навсегда самыми священными празднествами. С другой стороны, Аттика была вполне создана для того, чтобы с моря воспринять прилив переселенцев, вся она состоит из полуострова и по климату совершенно подобна Архипелагу. Горным хребтом, отделяющим Аттику от Беотии, заканчивается настоящий материк. Аттические горы, точно так же, как и Эвбея, составляют части большой системы гор, которая, разорванная на группы островов, образует Архипелаг и доходит до Малой Азии. Таким образом, Аттика уже по природе своей составляет часть мира островов и предназначена связать его с материком. Ее растянутые берега богаты гаванями и вследствие значительной глубины фарватера всюду доступны; плодороднейшие же равнины все открыты со стороны моря.

Первой высадкой, нарушившей однообразный быт пеласгического периода, была высадка финикийцев, которые ввели на берегу культ Афродиты и тирского Мелькарта. Следы их пребывания мы находим у Марафонской бухты, особенно же у Саламинского залива. Остров, состоящий из трех плодородных равнин (Мегарийской, Элевсинской и Афинской), лежащих близко одна около другой, был для финикийцев такой стоянкой, лучше которой они и не могли желать. Здесь они основали рынок для мирных сношений с туземцами и назвали его Саламом, или островом мира. На ближайшем выступе материка они основали святилище Геракла.

Затем прибыли другие мореходные племена, поселившиеся возле финикийцев; так сделали дарданцы, которые дали имя Трое, лежавшей близ Гераклиона; в этом уголке Саламинского моря мы находим зачатки мореходной и политической культуры. Здесь, несомненно, была древнейшая стоянка кораблей и установилась древнейшая связь между окрестными селениями. Прибывали одни за другими минии, фракийцы, карийцы и лелеги; они занесли с собой культы Артемиды, Посейдона и Деметры. На более открытом восточном берегу(Паралии)поселились критские, ионийские и ликийские моряки. О влиянии их свидетельствует целый ряд святилищ Аполлона. Затем со всевозможных пунктов берега чужеземный элемент вторгся внутрь страны; население перемешалось, и ясным доказательством разнообразия составных частей, сошедшихся здесь, могло служить то обстоятельство, что в Аттике существовали деревни, которые были расположены рядом, но жители которых не заключали брачных связей между собой. Деревни лежали в открытых местностях одна около другой и были связаны общими жертвоприношениями до тех пор, пока несколько выдающихся семей не захватили власть и не укрепили наиболее удобно расположенные местности, ставшие с тех пор царскими замками и центрами отдельных областей.

Эту эпоху истории своей страны древние связывали с именем Кекропа. Она образует переход от деревенской жизни к государственному быту. Отныне Аттика представляет собой страну с двенадцатью крепостями; в каждой из них живет вождь или царь, у которого есть свои поместья, свита и подданные. Каждая двенадцатая доля страны составляет государство с особым правительственным зданием и общинным центром. Если при таких условиях должна сложиться общая история страны, то для этого необходимо, чтобы один из двенадцати городов, особенно благоприятно расположенный, стал центром. Занять такое положение был призван вследствие своих несомненных преимуществ город, лежавший в долине Кефиза.

Эта равнина расстилается на юг от Парна, отрога Киферона, служащего пограничной линией, которая отделяет страну от Беотии, и преграждающего распространение болотистого воздуха, который несется с долины Копайского озера. На северо-востоке этой равнины проходит Пентельский хребет, по склонам которого проложены пути, ведущие к Эвбейскому морю; на востоке проходит изобилующий растительностью Гимет, а на западе – цепь Эгалеи, образующая границу со стороны Элевсина. Северные горы величественнее всех; на них собираются источники Кефиса, ниспадающего в широкую и тучную долину.

Замкнутая сзади и по бокам горами и доступная лишь в горных проходах, легко обороняемых, равнина постепенно понижается к югу и открыта морским ветрам, которые приносят жителям зимой тепло, летом же желанную прохладу. Пологий берег был бы вовсе лишен гаваней, если бы выступающая перед ним масса скал вследствие наносов не превратилась в полуостров. Это настоящая драгоценность для страны – Пирей, полуостров, выдающийся в море и образующий массу хорошо закрытых рейдов и гаваней.

Эта равнина не только самая обширная и наиболее плодородная во всей стране, вполне пригодная для сухопутных и морских сношений и расположенная центральнее всех других (русло Кефиса находится как раз в середине между восточным морем и мегарийской границей), но, кроме того, она также представляла самые благоприятные местности для заложения городских поселений. В середине всей равнины от Гимета отделяется группа скал, и в их числе одиноко лежащая громадная скалистая глыба, которая, исключая узкий проходе запада, обрывается со всех сторон отвесными стенами, наверху же имеет широкую площадь, достаточно обширную для того, чтобы вместить святилища местных богов и жилища властителей страны; она будто самой природой предназначена была стать важнейшей крепостью и центром всей отечественной истории. Это воинский акрополь, тот из двенадцати замков, который предпочтительно перед другими получил свое имя от царя Кекропа.

Эта скалистая возвышенность имела особое священное значение вследствие основания святилищ, с течением времени возникших здесь одно около другого. Зевс, повсюду спускающийся с горных высот, лишь только закладывается город, и занимающий место среди людской жизни, и здесь является первым и древнейшим покровителем города. Рядом с ним и Посейдон водворяет свое господство в замке, на скалистой почве которого заставляет пробиться источник. Третьим божеством является Афина, во всеоружии, почитаемая воинственными поколениями, но в то же время заботящаяся о возделывании земли, о разведении древесных пород и о других мирных занятиях. Возле трезубца Посейдона она водружает свое копье, которое превращается в благодатное масличное дерево.

Не без борьбы удерживает она за собой свое место; Галиррофий, сын морского бога, стопором в руке прикасается к ее дереву, и служители Посейдона, элевсинские Эвмолпиды, ведут кровавую борьбу против Афин, завершающуюся, наконец, уравнением прав обоих культов. В роде Эрехфея сходятся жрецы враждебных прежде божеств, которые отныне почитаются одинаково. Зевс, точно представитель древнего владетельного рода, сохраняет титул и почетный сан полиэя, или хранителя города; Афина же вследствие присвоения ей оливковой ветви становится настоящей покровительницей замка и страны и передает свое имя народу. Ей воздавали почести, поклоняясь масличному дереву задолго до того времени, когда в храмовых нишах появились ее изображения; по мере того как отпрыски маслины начинают распространяться по равнине, уже не вино, фиги и мед, а разведение оливковых деревьев становится основой благосостояния Аттики. Эрихтоний, змееподобный воин, любимец богини, становится символом неизменного плодородия, которое она даровала стране. Настала вторая эпоха древней аттической жизни, отражающаяся в истории культов: Кекропию сменили Афины, Кекропидов Эрехфиды, или афиняне.

Предыдущая | Оглавление | Следующая