Теотиуакан

Пирамиды, построенные майя, чрезвычайно живописны, однако они не выделяются на фоне окружающего их пейзажа. В полном смысле «комплексом» может считаться только один комплекс пирамид - в Теотиуакане, тот самый, который в свое время посетил итальянский путешественник Карери. Теотиуакан расположен в пригороде Мехико, но все же на достаточном расстоянии, чтобы мексиканскую столицу из него не было видно. Это, кстати, выгодно отличает его от пирамид в Гизе, которые соседствуют с современными отелями на узкой полосе земли от Каира до Гизы.

Пирамида в Теотиуакане. Мексика

Теотиуакан - самый большой из известных нам городов доколумбовой Америки, расцвет которого пришелся на IV-VI века н.э. Город занимал площадь более 20 кв. км, и в нем проживало до 200 000 человек. Имя этому месту дали ацтеки, спустя столетие после того как город был разрушен, и переводится это название как «место, где люди становятся богами». Первоначальное название города неизвестно. Однако совсем недавно барельеф с названием города перевели так: «место драгоценных жертвоприношений».

Центральное место комплекса, как уже говорилось, занимают несколько пирамид: пирамида Луны и пирамида Солнца. Вместе с храмом Кецалькоатля они стали той осью, вокруг которой и развивался древний город. Центральная улица города, Дорога Мертвых, начиналась на площади перед пирамидой Луны, шла мимо другой пирамиды и храма Кецалькоатля и тянулась по прямой на расстояние 4 км. Свое название Дорога Мертвых получила из-за многочисленных археологических находок, сделанных здесь в разное время, а также в силу мифологических аспектов. Стэнсбери Хагар предположил, что она могла символизировать Млечный Путь, соотносящийся в разных культурах с дорогой, по которой душа после смерти поднимается на небеса для загробной жизни (вспомним, что Теотиуакан означает «место, где люди становятся богами»).

Для того чтобы получить полное представление о плане всего комплекса, лучше всего подняться на пирамиду Луны. Первая платформа этой пирамиды кажется не очень высокой, но необходимо помнить, что ни одна фотография данного археологического комплекса не дает представления о том, что равнина, на которой город был основан, сама по себе находится на высоте более 2000 м над уровнем моря. Ступени пирамиды ужасно маленькие и непомерно крутые, поэтому подъем по ним на вершину становится серьезным испытанием для тех, кто на подобное отваживается. К этому стоит прибавить жаркий климат, а порой еще и мучения, связанные с разницей часовых поясов, которые вынуждены терпеть некоторые посетители.

Впрочем, в наше время на вершине всегда многолюдно. Многие стоят там, обозревая окрестности. И один из них, уже упоминавшийся Стэнсбери Хагар, сделал вывод, что весь комплекс пирамид представляет из себя карту неба, то есть отображает на Земле предполагаемый план созвездий, на которых обитают божества и духи мертвых. Его вывод соответствует тому, который сделал Хью Харлестон-младший, в 60-х-70-х годах XX в. снявший план Теотиуакана и занесший его на карту. Харлестон был убежден, что в этом случае мы имеем дело с масштабной моделью Солнечной системы. И действительно, если взять за положение Солнца центр храма Кецалькоатля и провести воображаемую линию на север вдоль Дороги Мертвых, то она будет показывать правильные расстояния до внутренних планет, пояса астероидов, Юпитера, Сатурна (пирамида Солнца), Урана (пирамида Луны), а также до Нептуна и Плутона (11), представленных в комплексе двумя холмами дальше к северу.

Пирамида Теотиуакана

Предположение Харлестона дает пищу рассуждениям о внеземном происхождении цивилизации майя, поскольку планета Уран была открыта только в 1787 г., Нептун - в 1846-м, а Плутон и того позже - в 1930-м. Откуда майя узнали о них? Как следствие, многие ученые просто игнорируют теорию Харлестона или, для удобства, не обращают внимания на холмы, символизирующие Нептун и Плутон. В конце концов, холмы ведь не пирамиды, верно? По-видимому, занимаясь «простой подтасовкой фактов», Хью Харлестон-младший сделал еще один вывод о том, что весь город строился в соответствии с системой мер, которой он дал название «Стандартная Теотиуаканская Единица» и которая равняется 1059 м. Эта единица равна длине одной стороны пирамиды Солнца и пирамиды Луны, а также расстоянию между этими пирамидами. Другие прошли мимо этих элементарных, но, вместе с тем, поразительных наблюдений. Альфред Е. Шлеммер, например, утверждает, что Дорога Мертвых, вполне возможно, вообще никогда не была улицей. Он считает, что это была серия сообщавшихся зеркальных водоемов, наполнявшихся водой, которая спускалась по системе шлюзов с северной стороны пирамиды Луны к Цитадели, расположенной южнее. Другой автор, Грэхем Хэнкок, добавляет: «Улица через равные промежутки перекрывалась высокими разделительными стенами, у подножия которых отчетливо прослеживаются остатки хорошо устроенных шлюзов. Кроме того, рельеф местности здесь позволяет водным потокам течь в направлении на северо-запад, тогда как основание пирамиды Луны покоится на участке, который примерно на 100 футов выше участка перед Цитаделью» (12).

Картографический план Теотиуакана дает представление о том, что там действительно имелась развитая сеть каналов и искусственных водоемов, располагавшихся в самом городе, уходившая к озеру Тескоко, которое сейчас находится примерно в 15 км, но в древности, возможно, было значительно ближе. Возникает вопрос: чем было обусловлено устройство этих сложных гидротехнических сооружений - только ли чисто экономическими причинами или каналы являлись частью религиозных церемоний, с которыми была связана и Дорога Мертвых?

Все эти соображения являются дополнительными свидетельствами теории, предполагающей, что изначальный план данного города был видимым отражением астрономических познаний древних жителей. Таким образом, прослеживается совершенно отчетливая параллель с египетскими пирамидами, построенными почти на два тысячелетия раньше на другом конце Земли.

Пирамида Солнца построена таким образом, что дневное светило лишь два раза в году - 17 мая и 25 июля - в полдень оказывается в зените ровно над вершиной пирамиды. Очевидно, это символизировало единение небес с центром земного мира. Этим, видимо, объясняется и отклонение в 17° от общего направления Дороги Мертвых с севера на юг. В дни равноденствия в момент прохождения Солнца абсолютно прямая тень, которая падает на одну из нижних ступеней западного фасада пирамиды, полностью исчезает. И это явление длится всего около минуты. Вполне возможно, что оно наблюдалось со всех сторон пирамиды. Если только считать, что западная сторона осталась практически неповрежденной, то в этом случае можно делать любые дальнейшие выводы.

Добавляя волнений сторонникам «внеземного» происхождения пирамид, Грэхем Хэнкок отмечает, что «угол четвертой грани пирамиды Солнца составляет 19°69', что точно соответствует широте, на которой стоит сама пирамида (1969' северной широты)». Данное утверждение позволяет предположить, что древним строителям было хорошо известно точное местоположение Теотиуакана на планете. Однако и это еще не все. Многие, в том числе Закария Ситчин и Грэхем Хэнкок, занимались поисками связей между Теотиуаканом и пирамидами в Гизе. Пирамида Солнца, состоящая из пяти ступеней, возвышающихся одна над другой, имеет основание шириной 225 м, а ее высота достигает 65 м. Это в какой-то мере соотносится с Великой пирамидой в Гизе, ширина основания которой составляет 230,4 м (хотя в египетском сооружении основание было несколько больше, когда облицовочные плиты оставались на месте). Пирамида Луны значительно меньше: ее ширина у основания - 150 м, а в высоту она достигает 42 м. Но в силу того, что последняя пирамида построена на возвышении, ее вершина находится на одной высоте с пирамидой Солнца. То же самое наблюдается и в Гизе, где пирамиды Хеопса и Хефрена кажутся одинаковыми, хотя одна из них выше другой. Однако более очевидным сравнением кажется то, что и три пирамиды в Гизе и три сооружения в Теотиуакане символизируют созвездие Пояс Ориона. Напомним, что первым подобную теорию выдвинул Роберт Бьювэл, занимаясь изучением египетских пирамид. Если следовать этой логике, то пирамида Луны будет соответствовать самой маленькой пирамиде на плато в Гизе - пирамиде Менкаура. И далее: пирамида Солнца соотносится с пирамидой Хефрена, а храм Кецалькоатля имевший изначально самую большую площадь основания, но незавершенный, можно соотнести с пирамидой Хеопса.

Конечно, между этими двумя памятниками прошлого имеются индивидуальные отличия, однако можно смело утверждать, что при их возведении строители руководствовались общим замыслом, единым, так сказать, генеральным планом: отобразить на Земле Пояс Ориона - центральную часть созвездия, которое играло столь существенную роль в мифологии как у египтян, так и у майя. Так что это - простое совпадение или запланированное сходство? Существовал ли единый план, заложенный в основу строительства обоих комплексов пирамид? И был ли этот план общим для обоих комплексов? И, наконец, не означает ли данный факт смутного намека на то, что обе цивилизации обладали единым знанием и между ними существовала какая-то связь, хотя они и оказались разделены временем и пространством?

Предыдущая | Оглавление | Следующая