Вера

Как ни парадоксально, но постичь Гнозис значит узнать, что мы ничего не знаем. Освобождаясь от концептуальной матрицы, которую ошибочно принимали за реальность, мы все менее и менее уверены в чем-либо, пока не обнаруживаем, что живем в Тайне. Удивительно, что наиболее известным воплощением гностического предписания «Познай себя самое» стал Сократ, которого Оракул из Дельф назвал самым мудрым человеком, потому что тот «знает, что ничего не знает».(53)

Гнозис значит любить все, не зная ничего. Павел учит:

«Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым.(54) Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать».(55)

Если мы желаем на себе испытать, что Павел называет «миром Божьим, который превыше всякого ума», а Плотин «присутствием превыше всякого понимания», мы должны быть согласны выйти за пределы разума.(56)

Концептуальные модели реальности мы создаем потому, что боимся жизни и желаем знать, что происходит, чтобы защитить себя. Но Гнозис приносит понимание, что мы уже находимся в полной безопасности, потому что наше естество существует за пределами всего человеческого. Помня об этом, мы вольны отпустить понятийную реальность и жить в Тайне, позволяя жизни непрерывно удивлять нас бесконечной новизной.

Мы вступаем на духовный путь, потому что не знаем, кто мы такие и что есть жизнь. Несмотря на причудливые представления, которыми забиваем голову, мы все глубже постигаем Гнозис, и вдруг оказывается, что ответ мы знали с самого начала. Мы отправились на поиски смысла, потому что не умели логически обосновать происходящее. И были правы. Объяснения не существует. Жизнь - абсолютная Тайна.

И все-таки проделанный путь кое-что меняет. Мы вступили на него в ужасе, не ведая, что происходит. Однако процесс пробуждения открывает нечто чудесное: источник, в котором зародилась и куда стремится жизнь, более совершенен, прекрасен, полон любви, чем можно выразить словами. Жизнь - само Благо.

Такая убежденность может показаться поверхностной, но это не так. Гностицизм не требует, чтобы мы не обращали внимания на страдание и принимали желаемое за действительное. Он помогает выражать присущее нам сочувствие, делая все возможное, чтобы облегчить страдания, с которыми мы встречаемся, но и не забывать, что, как бы все ни казалось плохо, на самом деле все хорошо. Понимать, что все рождается в Благе и возвращается к нему. Верить, что в конце концов все происходящее обернется к лучшему, и активно способствовать этому.

Понять Тайну жизни невозможно, можно лишь научиться ей доверять, а это меняет все. Можно сказать, что Гнозис - синоним веры. Но гностики подразумевают не слепую веру в исторические события, как буквалисты, а доверие ходу жизни. Для Филона вера - «царица добродетелей».(57) Для Василида «вера - естественное преимущество».(58) Симон Маг учит, что «вера и Гнозис по мере своего проникновения в предавшуюся им душу дают ей согласие с собой и равенство».(59) Мистический союз означает жизнь с Гнозисом вечной Тайны и непоколебимой верой в доброту, присущую драме переменчивого мира.

Мы вступаем на духовный путь, потому что считаем жизнь ужасающей Тайной, которую желаем понять. Это ад. Когда же ад пройден, мы доверяем благости жизни, которая, как мы знаем, является необъяснимой Тайной. Это рай.

В «Трактате о воскресении» смело сказано: «Нет ничего сложного в слове Истины».(60) Учитывая сложную мифологию и замысловатую философию, которые мы рассматриваем здесь, простительно, что мы находим это утверждение ироничным и забавным. И все же, несмотря на кажущуюся сложность, не может быть ничего проще сущности христианского евангелия Гнозиса. Фактически она настолько очевидна и проста, что могут понадобиться годы философских исследований, прежде чем станет понятно, что «хорошая новость», которую оно приносит, - единственное, что нам нужно знать: все в порядке.

Предыдущая | Оглавление | Следующая