В МИРЕ, НО НЕ ОТ МИРА

Психическое и пневматическое посвящения учат нас быть «в мире, но не от мира». Чтобы помочь нам понять, что это значит, античные философы сравнивали жизнь со спектаклем.(47) В современной версии этой аналогии речь бы шла о просмотре фильма. Причина наших трудностей в том, что мы полностью отождествляем себя с его героем. Это замечательно в приятных эпизодах, но в самых интересных местах нас охватывает ужас. Мы действительно верим, что негодяи нас прикончат. Пневматический этап посвящения приводит нас к утешительному открытию, что мы вообще не участвуем в фильме. И все-таки быть отрешенным наблюдателем так же сумасбродно и неудовлетворительно, как сидеть в кинотеатре и постоянно напоминать себе, что фильм - лишь фантазия. Это делает бессмысленным его просмотр. То же самое отстраненное уединение делает с жизнью.

Однако существует третий вариант, союз двух пониманий. Мы отдаемся драме фильма, но помним про себя, что это лишь фильм. Конечно, именно так мы и поступаем, когда идем в кинотеатр, что позволяет нам получать удовольствие от всего фильма, включая страшные эпизоды. Часто дети не могут смотреть пугающие картины, думая, будто все происходит на самом деле. Также и духовно незрелые настолько увлечены драмой жизни, что полны страха. Постижение Гнозиса позволяет нам быть «в фильме, но не от фильма» и наслаждаться им безоговорочно.

Освободившись от страха, мы обретаем способность наслаждаться необыкновенным зрелищем, которое устроили для себя, не отравляя удовольствие постоянной тревогой. Мы можем идти на риск, который жизнь требует от нас, потому что знаем: пока идолон важно вышагивает по сцене мира, выигрывает и проигрывает, страдает и празднует, смеется и плачет, мы - свидетель, который наблюдает за всем этим.

Тем не менее, в одном очень важном отношении эта аналогия не соответствует ситуации. Просто сидеть в кинозале не особенно увлекательно, а пребывать в непосредственном контакте с Сознанием значит купаться в блаженстве нашей сущности. Наблюдать за богатым многообразием ощущений, предлагаемых жизнью, чудесно, но осознать Тайну Бога значит обнаружить источник всей радости. Плотин поясняет:

«В самом Сознании можно различать двоякую способность: с одной стороны - мыслительную, которой он усматривает то, что находится в нем самом, а с другой - ту, которой он вглядывается в то, что выше него. В созерцании первого рода оно есть Сознание рассуждающее, а в созерцании последнего рода оно - Сознание любящее, и когда оно находится в этом состоянии, когда, упиваясь нектаром, преисполненное любви, теряет рассудительность, то все отдается этому блаженству до пресыщения, предпочитая это нетрезвое состояние состоянию трезвой, важничающей рассудительности».(48)

Предыдущая | Оглавление | Следующая