Пограничные области знания

Гипноз и внушаемость

Теория и практика гипноза определенно должны занимать почетное место в любой книге, если в ней есть раздел, посвященный смыслу и бессмыслице в психологии. В истории человечества найдется очень немного теорий, которые бы смогли породить столько нелепостей, недоразумений и неправильных представлений, как эта. Изучение гипноза с самого начала было связано с фантастическими концепциями вроде «животного магнетизма», влияния звезд и подобной тарабарщины. Даже в наши дни популярные концепции гипноза крайне невразумительны, а газетные публикации хотя и появляются, но проливают очень мало света на затрагиваемые вопросы.

Большинство проведенных в последние годы в этой области экспериментов касалось выяснения ошибок, совершенных первыми гипнотизерами. Поэтому необходим краткий экскурс в историю вопроса. Следует начать с довольно загадочной личности по имени Франц Антон Месмер. Он родился в 1733 году в маленькой австрийской деревушке Иснанг, возле озера Констанц. Родители хотели видеть его священником, и до пятнадцати лет Месмер ходил в монастырскую школу. Затем он разочаровался в церкви и стал студентом-юристом, но в конце концов занялся медициной. В тридцать два года Ф. А. Месмеру была присвоена ученая степень за работу, «рассматривающую влияние планет на человеческое тело». Эта диссертация содержала первое упоминание о его точке зрения на «животный магнетизм» — теорию, которую он в дальнейшем развил в своей знаменитой книге о двадцати семи утверждениях. По существу, в них заключены основные моменты его учения, согласно которому «существует чувствительная связь между небесными телами, землей и одушевленными телами. Эта связь осуществляется посредством повсеместно распространенного флюида. Эксперименты показывают наличие рассеянного вещества, достаточно тонкого для того, чтобы проникать во все тела без какой бы то ни было значительной потери энергии. Оно действует на удаленном расстоянии, без участия какой-либо промежуточной субстанции. Это вещество, как и свет, усиливается и отражается зеркалами, а проявляемые им свойства аналогичны свойствам магнита, в частности, в человеческом теле. Это магнитное свойство может накапливаться, концентрироваться и передаваться другим людям. В соответствии с практическими правилами, которые я намереваюсь установить, эти данные доказывают, что описываемое свойство нервные расстройства будет излечивать непосредственно, другие же расстройства — косвенно. С его помощью врач получает знание относительно использования лекарства и может оказывать более действенную помощь и непосредственно влиять на кризисы, с тем, чтобы полностью контролировать их».

Таким образом, «животный магнетизм» воспринимался как неосязаемый газ, и предполагалось, что его распространение и воздействие управляются человеческой волей. Этот странный флюид мог не только отражаться зеркалами, но и даже быть видимым. В частности, предполагалось, что видеть его истечение наружу из глаз и рук магнетизера способны лунатики, хотя оказалось, что они расходятся во мнениях о том, какого он был цвета — белого, красного, желтого или голубого! Конечно, современному уму все это кажется не чем иным, как пустой бессмыслицей, но одно положительное утверждение стоит отметить: Месмер заявил, «будто эти начала излечат нервные болезни». Казалось несомненным, что он открыл то, что должно называться чудесным исцелением. К примеру, далее приведено публичное заявление Чарльза дю Хасси, майора пехоты и кавалера Королевского военного ордена св. Луиса, сделанное им под присягой: «После четырех лет безрезультатного лечения у других докторов я обратился к Месмеру. Моя голова постоянно тряслась, шея была выгнута вперед, а глаза выпучены и сильно воспалены. Спина была почти полностью парализована, говорить я мог с трудом. И непроизвольно и без видимых причин смеялся. Мне было тяжело дышать, я страдал от жестокой боли между лопатками и постоянной дрожи. Меня шатало при ходьбе».

Дю Хасси лечился у Месмера и в процессе лечения испытал ряд сильных эмоциональных кризисов: «Мои конечности пронзал ледяной холод, сменяясь сильным жаром и зловонным потом». Свое заявление он заканчивает так: «Теперь, по прошествии четырех месяцев, я полностью излечен».

Методы Месмера были действительно нетрадиционными, и большей частью его интерес к оккультным материям не добавил ему любви к профессии медика. Он предусмотрительно женился на богатой вдове, которая была на двенадцать лет старше его, обеспечив таким образом гарантию того, что его эксперименты не будут прерваны из-за недостатка денег. Однако его несомненные успехи в излечении пациентов, по заключению официальной медицины считавшихся неизлечимыми, усиливали ненависть к нему со стороны приверженцев традиционных методов. В конце концов, когда он пытался вылечить слепоту некой высокопоставленной девушки, которой не смогли помочь величайшие специалисты того времени, традиционная медицина добилась его отлучения от церкви, и он переехал из Вены в Париж.

В то время ему было сорок пять лет, и почти сразу же после своего переезда в Париж он достиг триумфа. Стало модным иметь «жалобы на нервы» и обращаться с ними к Месмеру, точно так же как сейчас в Соединенных Штатах модно иметь те или иные формы невроза и подвергаться психоанализу. (Обычный представитель верхушки среднего класса из Нью-Йорка, Бостона, Лос-Анджелеса или Канзас Сити выглядел бы в глазах окружающих как полное ничтожество, если бы не смог поговорить о своем «психоаналитике», как и его парижский коллега, который не мог похвастать любовницей. Американские обычаи, возможно, не менее дешевы, определенно более целомудренны, но доставляют намного меньше удовольствий, чем французские. В целом это, возможно, приносит некоторый вред, но в равной степени и некоторое благо.)

В самом деле, Месмер был настолько загружен работой, что это вынудило его ввести групповую психотерапию, и очень похоже на то, что современная психиатрия движется в том же направлении. Его больница казалась действительно замечательным местом. Лечение проводилось в просторном холле, затемненном шторами на окнах. В центре этой комнаты стоял знаменитый baque, открытый чан около фута высотой и достаточно большой, вокруг могли поместиться тридцать пациентов. Чан был наполнен водой, в нем помещались железные опилки, матовое стекло и множество бутылей, образующих симметричный узор. Чан накрывался дранкой, снабженной отверстиями, через которые выступали соединенные стальные прутья. Пациенты прикладывали эти прутья к различным больным местам, воспринимая таким образом действие целительных сил «животного магнетизма». Следовало соблюдать абсолютную тишину, и в процессе сеанса звучала заунывная музыка, исполняемая скрытым от глаз оркестром. В определенный момент появлялся сам Месмер в блестящем шелковом одеянии. Он передвигался среди пациентов, пронзая их своим взглядом, простирая свои руки над их телами и касаясь их длинным железным прутом.

Очевидно, что очень многие пациенты считали это лечение эффективным и заявляли об исцелении, как и множество современных пациентов, лечащихся при помощи психоанализа, заявляют иногда, что на них благотворно влияют такие же методы лечения. Сегодня трудно сказать, был ли Месмер шарлатаном и эксплуатировал пациентов, подверженных внушению, или же сам серьезно верил в научную правильность своей гипотезы. Берхайм говорит о недоверии, которое вызывало к его практике шарлатанство Месмера, однако Молл, пожалуй, наиболее известный и наиболее информированный автор по истории гипноза, менее суров. Вот что он пишет: «Я не хочу присоединяться к презренной группе профессиональных клеветников Месмера. Он мертв и более не может защитить себя от тех, кто порочит его, не принимая во внимание обстоятельства и время, при которых он жил. Возражая против общепринятого мнения о его алчности, я отмечаю, что в Вене, а также позднее в Морсбурге и Париже, он всегда помогал бедным бесплатно. Я верю, что он заблуждался в своем учении, но критикую только его заблуждение, а не его личность. Давайте, однако, рассмотрим — поскольку я полагаю правильным защищать честь того, кто умер, — более внимательно, в чем же состояло его так называемое преступление.

Вначале он верил в то, что может лечить при помощи магнита, а позднее — что может делать это при помощи внутренних сил, которые он смог трансформировать в baque. Это явно было его убеждением, и он никогда не делал из этого секрета. Другие верят, что свою роль играло воображение пациента или что Месмер добивался нужного эффекта при помощи скрытых средств. Затем родилась легенда, будто Месмер владел неким секретом, посредством которого он и воздействовал на людей, но так и не раскрыл его. В действительности дело было вовсе не в секрете, который он умышленно утаивал, воображая, что использует некую личную силу. Наконец, если он использовал эту фиктивную силу, чтобы заработать деньги, то он поступал не хуже современных врачей и владельцев учреждений, которые также не из-за любви к ближнему лечат своих пациентов, а стараются заработать себе на жизнь, что вполне оправданно. Месмер вел себя не хуже тех, кто сегодня открывает новое лекарство и рассматривает его производство как средство обогащения. Давайте будем справедливыми и перестанем порочить Месмера, который мало чем отличался от только что упомянутых людей, против чьих методов никто не протестует, даже если лекарства, которые они предлагают, вообще не обладают никаким лечебным эффектом.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное