Влияние революционных событий 1917 года в России на Финляндию. После Февральской революции произошли существенные изменения в финляндской политике России. 7/20 марта 1917 г. Временное правительство приняло «Акт об утверждении Конституции Великого княжества Финляндского и о применении ее в полном объеме», согласно которому восстанавливались все прежние права автономии, которых Финляндия лишилась в ходе унификаторских мероприятий российского самодержавия. В то время как генерал-губернатор Зейн был арестован, деятели финляндской оппозиции, включая участников егерского движения, были амнистированы. Новым генерал-губернатором был назначен бывший член Государственного совета, известный своими выступлениями в защиту автономных прав Финляндии М.А. Стахович.

Русская революция и Финляндия. Демонстрация в Хельсинки в июне 1917 г.

Временное правительство в своем финляндском курсе преследовало следующие цели: во-первых, обеспечить лояльность населения княжества по отношению к республиканской России; во-вторых, привлечь его к активному сотрудничеству с центральной властью в Петрограде; в-третьих, заставить отказаться от контактов с Германией; наконец, привлечь финляндских добровольцев на службу в российской армии. Один из лидеров «активистского» движения профессор Эдвард Ельт привел в своих дневниках любопытный разговор с новым командующим Балтийским флотом А.С. Максимовым, в ходе которого последний отметил, что Финляндии «в знак благодарности за дарованную свободу следовало бы продемонстрировать солидарность с Россией, предоставив в ее армию добровольцев». По мнению Максимова, «чувство долга должно было обязать княжество теснее войти в войну на стороне России».

Финляндское общество с энтузиазмом встретило Февральскую революцию. В городах проходили многочисленные демонстрации в поддержку Временного правительства, в которых участвовали как рабочие, так и буржуазия, одни пели «Интернационал», другие финский гимн «Наш край», образуя причудливый смешанный хор.

В Финляндии полагали, что власть в России изменилась, и эти перемены можно было бы использовать во благо своего края. Для лидеров большинства политических партий, по словам финского политика И. Эквиста, «кадетская Россия являлась воплощением идеального государства, в рамках которого Финляндия могла быть счастливой».

Противоположную позицию заняли «новые активисты». Глава расположенного в Стокгольме «активистского» комитета А. Бонсдорф назвал мартовский манифест Временного правительства «чечевичной похлебкой, за которую нельзя отказываться от стремления к полной самостоятельности». С его точки зрения, для отделения Финляндии от России открывались более широкие перспективы, чем когда бы то ни было ранее.

Весной 1917 г. в Финляндии на партийных собраниях и в прессе широко обсуждались два вопроса: будущий государственно-правовой статус княжества и механизмы взаимодействия с империей. Прежде всего, следовало решить — кому перешла верховная власть над княжеством после отречения монарха от престола. Согласно мартовскому манифесту Временного правительства, именно оно до созыва Учредительного собрания считало себя преемником верховных прав над Финляндией, принадлежавших российскому императору. Но многие финские правоведы оспаривали законность подобного положения.

31 марта 1917 г. финляндский сенат учредил Конституционный комитет во главе с К. Стольбергом. В задачу комитета входила подготовка государственно-правового договора между Россией и Финляндией. Конституционный комитет разработал проект, по которому значительная часть принадлежавших российскому императору прав (созыв и роспуск сейма, одобрение законов и др.) переходила к финляндскому правительству. При этом Временное правительство оставляло бы за собой право назначения высших должностных лиц в Финляндии, а также вопросы обороны и внешней политики.

Временное правительство отклонило данный вариант государственно-правового договора с Финляндией. Оно считало своим долгом сохранить державу единой, по крайней мере до тех пор, пока не будет созвано Учредительное собрание. Цель продолжения войны с новыми силами также требовала противодействия всему, что могло привести к ослаблению России.

Отношения между Временным правительством и Финляндией значительно осложнял валютный кризис. Россия была вынуждена обратиться к Финляндии с просьбой о займе в 100 млн марок. Временное правительство нуждалось в финских марках для оплаты денежного довольствия войск и государственных заказов. Задержка оплаты грозила волнениями. Используя эту непростую ситуацию, созванный в апреле 1917 г. финляндский сейм связал вопрос займа с предоставлением полной самостоятельности княжеству. В частности, вице-председатель сената социал-демократ О. Токой в одном из своих интервью заявил, что Финляндия может предоставить 100-200 млн марок при условии объявления ее независимой во внутренних делах и передаче решения «финляндского вопроса» международному конгрессу великих держав. Как известно, Временное правительство после неудачного запроса в Финляндии обратилось за займом к США, которые оказались сговорчивее. Получив американский заем, Временное правительство летом 1917 г. стало покупать у Финляндии на американские доллары финские марки с целью оплаты военных заказов в Суоми. Эта операция создавала исключительно важный для Финляндии политический прецедент: Временное правительство было вынуждено признать полную самостоятельность финляндского валютного рынка.

В начале июля 1917 г. в Петрограде разразился очередной политический кризис. Власть Временного правительства висела на волоске. В данной ситуации 5/18 июля 1917 г. сейм одобрил большинством голосов (136 — за, 55 — против) «Закон о верховной власти», согласно которому ранее принадлежавшие российскому монарху права в Финляндии передавались, за исключением внешнеполитической и военной сфер, финляндскому парламенту. Закон принимался в разгар июльского кризиса, когда не был ясным исход борьбы в Петрограде. Информация о событиях в российской столице поступала неполная и противоречивая. Многие депутаты сейма считали власть Временного правительства низложенной и предпочитали воспользоваться моментом безвластия.

18/31 июля 1917 г. Временное правительство издало манифест о роспуске финляндского сейма. По-видимому, это была одна из его роковых ошибок. Сейм добивался расширения внутренней автономии, а не отделения от России. Как справедливо заметил профессор В.И. Старцев, «стратегические интересы России не были затронуты даже "Законом о власти". Вопросов внешней политики сейм не касался, вывода русских войск не требовал».

Период, последовавший за разгоном сейма, характеризовался стремительной радикализацией финляндского общества, которая имела экономические, политические и национальные причины. Прежде всего, с весны 1917 г. обострился продовольственный кризис. Цены на продукты питания за годы войны выросли в среднем в 3-4 раза, цена на сливочное масло увеличилась с 1914 г. в 18 раз. Финляндия зависела от поставок продовольствия из России. Задержки с поставками начались еще в конце 1916 г. Весной 1917 г. ситуация заметно ухудшилась. Финляндский сенат закупил в Америке партию пшеничной муки в размере 50 тыс. тонн, которую возможно было доставить в княжество только в случае содействия российских властей. Однако Временное правительство отклонило просьбу финнов, мотивировав отказ нехваткой судов для перевозки военных грузов и постановив заменить закупленный в Нью-Йорке хлеб поставками из России. Министерство продовольствия разработало план доставки в Великое княжество в течение июля-конца октября 1917 г. 4 млн пудов хлеба (680 млн кг). Чтобы закрепить сделку, Временное правительство приняло от финляндского сената 60 млн марок авансом. Однако поставки хлеба в Финляндию так и не были произведены. Генерал-губернатор Стахович писал в сентябре председателю межведомственного Комитета по заграничному снабжению А.А. Маниковскому: «Вот уже почти два месяца … прошли, и в Финляндию не доставлено ни одного вагона, ни одной баржи (с хлебом. — ИМ.)… запасы истощатся очень скоро, и край будет голодать в точном значении этого страшного слова».

Финляндия оказалась на грани голода. В хлеб примешивали льняное семя, картофельную шелуху, древесную кору, лишайник. Люди от недоедания падали в обмороки. В связи с сокращением военных заказов и оборонных работ в княжестве также выросла безработица. В городах из-за инфляции и дороговизны поднялась квартплата.

Выход из кризиса финляндское правительство пыталось найти в отказе от либеральной экономической политики. Была введена карточная система. Но государственное вмешательство лишь препятствовало быстрой катастрофе, не устраняя причин кризиса. Весной 1917 г. Великое княжество впервые за военные годы столкнулась с широким забастовочным движением. Особенно беспокойным выдался месяц май, когда в Финляндии прошло 185 забастовок. В деревнях стихийные забастовки сельскохозяйственных рабочих начались позднее, летом 1917 г. бастовало примерно 16 тыс. человек в 2 тыс. населенных пунктов. Всего в 1917 г. по территории княжества прокатилось около 500 забастовок.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное