Русско-японская война 1904-1905 годов в отечественной историографии. История Русско-японской войны 1904-1905 гг. привлекала и привлекает внимание многих исследователей. Первые статьи и книги стали появляться уже в ходе войны. Эти работы содержат немало ценных фактических сведений, интересных наблюдений. Они закладывали основы отечественной историографии Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Всестороннее изучение Русско-японской войны началось после ее окончания. Военно-историческая комиссия приступила к непосредственной разработке описания в октябре 1906 г. и закончила ее в конце 1910 г. За четыре года был изучен громадный массив документов. Итогом работы явилось создание труда «Русско-японская война 1904-1905 гг.», изданного в 9 томах (16 книгах). Общий объем его составил 600 печатных листов. Отдельно в 9 альбомах был выпущен атлас, включавший 525 карт и планов. Труд содержит подробное описание боевых действий на суше, отличается богатством фактического материала и до сих пор сохраняет значение как весьма ценный исторический источник.

Описание военных действий на море было возложено на Историческую комиссию, созданную при Морском генеральном штабе. Комиссия намеревалась создать многотомный труд, на разработку которого ушло десять лет. Однако полностью осуществить намеченную программу не удалось. В свет вышло семь томов описания и девять томов документов.

Помимо официальных работ в России вышло множество других изданий, посвященных рассматриваемым событиям. Весьма велика мемуарная литература. Особенно поучительны воспоминания и размышления о минувшей войне таких ее активных участников, как В.А. Апушкин, М.В. Бубнов, М.В. Грулев, С.Я. Гусев, К.И. Дружинин, А.В. Квитка, А.Н. Куропаткин, А.С. Любицкий, Е.И. Мартынов, А.А. Незнамов, Д.П. Парский, М.В. Сребрянский. Военные писатели рассматривали в своих произведениях широкий круг проблем, как-то: происхождение, характер и уроки войны, способы ведения вооруженной борьбы на сухопутном и морском театрах, влияние новейших технических усовершенствований на военное искусство.

Основное внимание дореволюционные историки и мемуаристы уделяли выяснению причин поражения России. В своем большинстве они все дело сводили к чисто военному фактору.

Например, А.А. Незнамов считал, что все беды были обусловлены лишь тем, что командный состав глубоко не изучил природу современной войны, не учел прогресса в развитии огнестрельного оружия. Отсюда проистекала недооценка роли огня. Переоценивались штыковые удары. Отсутствовало четкое управление войсками. По мнению В.А. Черемисова, «сплошное отступление» русской армии объяснялось неумением противодействовать обходу, непониманием роли огня, между тем как «перевес в огне — главное условие успеха в современном бою».

В.А. Апушкин изучая ход военных действий анализировал их влияние на состояние общества в тылу. По его мнению, сдача Порт-Артура вызвала в обществе толки о бесцельности войны, Мукденское сражение поставило вопрос о целесообразности дальнейшего ведения военных действий, а разгром флота в мае 1905 г. окончательно уверил общество в разложении старого строя.

Некоторые историки того времени пытались всесторонне подойти к решению проблемы, не сводя причины поражения России только к военному фактору.

Так, Е.И. Мартынов указывал на крайнюю непопулярность войны, отсутствие в русской литературе (того времени) произведений, поднимающих боевой дух, в отличие от японской. Он писал, что народные массы «остались совершенно безучастными», что «в широких кругах русского образованного общества царило полное равнодушие к войне».

Другой автор, М.В. Грулев, также считал, что поражение России нельзя объяснить только с чисто военной стороны. «Многие,— отмечал он,— склонны причины всех наших неудач в минувшую войну свалить на тактическую подготовку и на боевую подготовку вообще». Однако этого недостаточно. Главное, по его словам, заключалось в отсутствии воодушевления среди солдат и офицеров, а это было порождено недостатками внутреннего положения страны. «Ложное течение нашей общественной мысли,— сказано в его мемуарах,— затуманенной убаюкиваниями славянофилов и обманчивым миражем внешнего и внутреннего благополучия, под давлением мертвящих тисков всесильной власти привело нас к уродливому мировоззрению — «шапками закидаем», которое оказалось для нас пагубным и в военном, и в политическом отношениях».

Предыдущая | Оглавление | Следующая