Проблема причинности войны. Война — всегда продукт сложного комплекса причин, современных и исторических, аккумулированных и реанимированных. В любой войне, даже развязанной, на первый взгляд, по капризу властвующих лиц, при более тщательном рассмотрении выясняется присутствие многих причин как текущего времени, так и проявлявшихся и накапливающихся в течение большого исторического периода. В частности, в войнах как отдельных европейских государств, так и их коалиций против раздробленной феодальной Руси, Русского централизованного царства, Российской империи и Советского Союза присутствует устойчивая многовековая ориентация их геополитической экспансии на Восток.

Л. Толстой, анализируя причины нашествия Наполеона на Россию, писал: «Для нас — потомков, не историков, не увлеченных процессом изыскания и поэтому с незатемненным здравым смыслом созерцающих событие, причины его представляются в неисчислимом количестве. Чем дальше мы углубляемся в изыскание причин, тем больше их нам открывается, и всякая отдельно взятая причина или целый ряд причин представляются нам одинаково справедливыми сами по себе и одинаково ложными по своей ничтожности в сравнении с грандиозным событием, и одинаково ложными по недействительности своей (без участия всех других совпавших причин) произвести совершившееся событие».

Если углубляться в поиск причин наполеоновского нашествия на Россию — 1812 г., то придется рассматривать историю французского общества во второй половине XVIII в., Французской революции, подъем военного могущества Франции в борьбе с Англией за мировое лидерство. Вовлеченность России в европейский общественный мирно-военный процесс стал причиной В участия в Наполеоновских войнах. Действовавшие в этих драмах герои «Войны и мира» были уже далеки от предопределивших их выбор исторических событий. Но именно в их контексте они вошли в историю, столь ярко представленную в художественном произведении.

Вскрыть причины войны сложно. Однако без их установления невозможно решить проблему устранения или ограничения войн, определения путей и методов движения к этой цели. Л. Толстой считал всеобщее отрицание войны достаточным, а выяснение ее причин излишним. Но отказ от решения сложной проблемы не ведет к ее снятию наукой и практикой.

К чисто познавательным сложностям причин войны добавляется их трактовка различными течениями общественной мысли, конъюнктурными политическими интересами государств, политических партий и групп. Каждое развитое течение общественной мысли имеет свое доктринальное объяснение как природы войны, так и ее причинности. Теология считает, что она коренится в греховной природе человека, традиционалистские течения или консолидарны с выводами теологии или объясняют ее проявлением «всеобщего закона» борьбы за существование, присущего всему живому миру, включая человека. Либерализм чаще всего объясняет причины войн стремлением к свободному жизнепроявлению личности и общества. Социализм делает акцент в решении проблемы причинности войн на противоречиях эксплуататорского общества и присущей ему классовой борьбе. Поскольку в XX в. все эти исходные течения общественной мысли вышли за сектантские и академические рамки, стали основой идеологии влиятельных политических партий и многих государств, в том числе активно участвовавших в войнах этого века, то проблема причинности войны стала проблемой общественного сознания, внутренней и международной идеологической и политической борьбы, существенно влияющей на все внутриобщественные и межобщественные процессы.

Вместе с тем рост общей заинтересованности в ослаблении военной угрозы заставляет отступать от идеологических догматов, искать как глубинные причины войн вообще, так и их трансформацию в процессы подготовки и развязывания войн в разные исторические эпохи, прежде всего в наше время. Природа войны, ее глубинные истоки кроются в индивидуальных противоречивых свойствах человека, его способности проявлять альтруистическую заботу о себе подобных, защищать их интересы и даже жертвовать своей жизнью и в то же время в изменившихся обстоятельствах проявлять не только ангельские, но и каиновы свойства. При этом делать это как по реальным, так и виртуальным мотивам и побуждениям.

Но война не индивидуальное, а общественное явление. Война — это особая система культивирования обществом, его частью, управленческой структурой как разбойно-садистских, эгоистических, так и жертвенно-альтруистических, коллективистских свойств и качеств человека.

Природа человека и общества по отношению к истории двойственна, альтернативна. Это и определяет ее мирно-военный характер. Причина войны — это действия и обстоятельства, которые определяют ее выбор субъектами мирно-военных отношений. Природа войны, ее глубинные источники вечны. Поэтому вечной является забота людей, создаваемых ими обществ и сообществ об исключении войны из своего исторического процесса. Причины войны всегда имеют конкретный исторический характер. В принципе они устранимы, конкретно в той мере, в какой люди сознательно и целенаправленно строят свою деятельность и творят обстоятельства своей жизнедеятельности.

В состоянии мира общество стремится исключить уничтожение людьми друг друга в индивидуальном, тем более в массовом порядке, а также умышленное нанесение ими ущерба друг другу. Война же предписывает такие действия в качестве обязательных по отношению к противнику норм и принципов. Война и мир — это разная мораль, разные права, разная психология. При этом переход от мирных к военным условиям жизнедеятельности осуществляется как средствами и методами побуждения (воспитанием, пропагандой, средствами и методами духовного воздействия), так и средствами и методами принуждения, вплоть до привлечения к административной и уголовной ответственности. В состоянии мира и войны общество культивирует и эксплуатирует различные свойства, присущие природе человека. В системе причинности войн главными составляющими являются организационная и информационная составляющие деятельности социума. Но доминантной, т.е. сущностной составляющей, является информационная, поскольку она является доминантой человеческой природы как таковой. Любая война, в том числе и войны XX в. стали возможны потому, что развязавшие их силы смогли возбудить в массах ненависть к врагу. Если эта ненависть была неустойчивой, исчезала, то это серьезно влияло на ход войны. Такое случилось с народом и армией России в ходе Первой мировой войны. Подобное произошло с народом и армией Италии в ходе Второй мировой войны. Таких примеров немало.

Общество (государство) не может ни развязать, ни вести войну, не имея действенной системы побуждения и принуждения своих (граждан) прямо или косвенно участвовать в войне. Система побуждения и принуждения к войне может как играть по отношению к ней роль условия, так и быть одной из ее причин.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Разное