Взаимосвязь и противоположность войны и мира. Мир и война — сменяющие друг друга состояния общества, формы его исторического бытия. Научные понятия мир и война следует рассматривать как взаимосвязанную категорию, не разработанную как таковая ни социальной философией, ни военной наукой, что удивительно, но факт.

Сложившаяся устойчивая тенденция обособленного изучения войны и мира представляет собой как бы метод изолированного познания «вещи в себе и для себя». Но предпосылки и даже готовые инструменты войны создаются обществом в состоянии мира. Развязавшая войну сторона ведет ее для изменения существующего мирного порядка или за новое положение в нем, нередко за то и другое одновременно. Войны в исключительных случаях ведутся в целях получения постоянного дохода. Такие войны в форме разбойных грабежей вели кочевники против оседлых аграрных обществ, а также метрополии против колоний в интересах поддержания установленного ими политического, экономического и духовного господства, вызывающего сопротивление.

Мир, как и война, может быть справедливым и несправедливым. Война может быть для одной стороны справедливой, а для другой — несправедливой. Это общеизвестно. Мир и войны сменяют друг друга на основе принципа взаимоисключения (мир — не война, война — не мир), но они взаимосвязаны неразрывным единством процесса общественной жизни. Как заметил В. Соловьев, война и мир имели свой точный символ в двух противоположных, но неразделимых ликах римского бога Януса.

Война и мир в жизни общества постоянно взаимодействуют. Общество всегда находится в режиме реально мирного и потенциально военного состояния или, наоборот, в режиме войны с надеждами и целями установить новый мир. Другой альтернативой для воюющего общества может быть только гибель. Общество пребывает в мире, когда оно способно исключить войну как внутреннюю, так и внешнюю. Но оно не может длительно находиться в состоянии ни войны, ни мира, что характерно для периодов всеобщего кризиса, когда утрачено общественное управление, отвергаются нормы старого мироустройства, когда парализована система его организационно-административного, политического, правового и морально-психологического обеспечения. Такое состояние заканчивается или гражданской войной, или установлением силового мира, в котором элементы гражданской войны могут присутствовать в «свернутом» виде.

Мир не может быть режимом абсолютной свободы для всех членов общества. Он является результатом целенаправленного управления развитием общества, культивирования норм и принципов мира средствами права, морали, обычаев. Войне предшествует отказ от основополагающих норм и принципов мира, которые вытесняются нормами и принципами войны. Как мир, так и война являются результатом культивирования обществом присущих им норм, принципов, ценностей. Поэтому нет оснований относить мир к естественному состоянию общества, а войну — к неестественному. То и другое являются продуктом общественной культуры. Только война отрицает основополагающие нормы культуры мира, прежде всего отношение к человеку, его жизни как высшей ценности и праву общества быть суверенным субъектом своей истории.

Война — всегда ограничение общественных свобод и расширение общественного принуждения. Полная, неограниченная защита и укрепление общественных и личных свобод возможны только в условиях мира. Даже та сторона, которая ведет войну в справедливых целях, не может избежать актов личного и группового произвола и преступлений, вызываемых ожесточенностью борьбы, несмотря на многовековые национальные и международные усилия, включая многочисленные Женевские протоколы, декларации и решения различных организаций, включая ООН.

Немецкий военный теоретик и историк, генерал-майор прусской армии К. Клаузевиц

Для понимания системной взаимосвязи и различий между миром и войной, взаимоотношений между ними важно выяснить присущие им свойства и особенность воздействия на общество. В этом отношении свойства войны лучше выяснены, чем свойства мира. Почти двухвековой научно-философский авторитет Клаузевица, успех его труда «О войне» объясняются тем, что он впервые характеризовал войну как общественное явление, такие ее общесоциологические свойства, как связь войны и мира посредством политики государства, особую радикальность (кровавость) характера военной борьбы. Им была выявлена историческая изменчивость войны (война-хамелеон), подчиненность целей войны интересам послевоенного мира. Он выделил абсолютное и относительное проявление природы войны. Это важно для понимания ее многообразных форм и проявлений. В своем абсолютном проявлении война предполагает уничтожение (физическое, политическое, духовное) противника как самостоятельного субъекта общественной истории. Но до абсолютной войны на практике дело редко доходит. Целью войн, как правило, является не полное уничтожение противника, а получение от него тех или иных существенных уступок: территориальных, политических, экономических и других. На основе философско-социологического анализа войны Клаузевиц глубже своих современников исследовал многие прикладные проблемы подготовки и ведения войны, роль в ней физических, духовных и интеллектуальных сил народа, армии и правительства, с особым акцентом роль полководца, т.е. непосредственного руководителя военной борьбой. Многие высказанные им идеи остаются фундаментально эвристичными.

Появление оружия массового уничтожения сделало вероятной сверхабсолютную войну, даже вопреки изначально определенным политикой целям, поскольку велика вероятность ее эскалации от первоначального замысла. Война может начинаться как относительная, а затем перерастать в абсолютную не только по политическим, но и технологическим причинам. Технологические возможности войны за XX в. многократно превзошли ее рациональные цели. Ракетно-ядерную войну невозможно сделать ограниченной, если участвующие стороны обладают большим арсеналом такого оружия.

В ходе войны государства с несколькими противниками в борьбе с одними из них могут преследоваться абсолютные цели, с другими — относительные. Это ярко видно на примере Второй мировой войны. Развязывая войну против Советского Союза, фашистская Германия изначально ставила абсолютные цели полного уничтожения советского государства в этой войне, а по отношению к своим западным противникам — относительные. Это заметно сказалось на характере вооруженной борьбы, на отношении к военнопленным и мирному населению временно оккупированных фашистскими армиями территорий, к населению по национальному признаку: евреев и цыган фашисты планировали полностью уничтожить физически, славян — частично физически, частично интеллектуально, оставив часть только в качестве примитивной рабской рабочей силы. Для ряда других наций предусматривались более щадящие режимы.

Представляется целесообразным критерий абсолютности и относительности применить не только к характеристике войны, но и характеристике мира. Абсолютный мир — это вечный мир, т.е. такой мир, при котором общество избавлено от перспектив внутренних и внешних войн. В отличие от абсолютной войны вечный мир еще не известен истории ни в рамках отдельного общества, ни в рамках региональных сообществ. Но степень вероятности войн у разных обществ и сообществ в зависимости от качеств присущего им мира различна. Самый эффективный и надежный путь предотвращения внутренних войн и революций — повышение качества жизни общества; наиболее эффективное средство предотвращения войн — внутренних и внешних, региональных и мировых — повышение качества мира во всех измерениях и масштабах, а также способности государств коллективно противостоять агрессии.

Предыдущая | Оглавление | Следующая