Можно ли изменить мирно-военный ход истории? Такой вопрос, а также отрицательные и утвердительные ответы на него имели место во все исторические эпохи. Активные споры по проблеме возможности или невозможности избавить общество от войн знает история многих стран, а также история международных политических организаций и общественных движений. Неоднозначные, переменчивые и противоположные ответы давали философия и религия, наука и искусство. Сказывалась текущая ситуация в конкретной стране, в региональном и мировом сообществах, а главное, отсутствие убедительного обоснования.

По существу сталкивались два противоречивых подхода, две априорные, аксиоматичные, но не доказанные, а принятые на веру доктрины движения общественной истории: доктрина вечности войны и доктрина возможности вечного мира. Споры между сторонниками этих доктрин носили, большей частью, мировоззренческий характер, но нередко они трансформировались в острую политическую борьбу, особенно когда спор «заземлялся» на проблемах конкретной войны, конкретной военно-политической ситуации.

Доктрина вечности войны опирается на аксиому, согласно которой война является следствием действия вечного и общего для всех живых существ закона о борьбе за свое существование. Эта аксиома в разных вариациях бытовала давно. Широкую известность получило суждение древнегреческого философа Гераклита (544 до н.э. — ?), утверждавшего, что вражда является отцом всех вещей. Английский философ Гоббс (1588-1679) считал людей волчьей породой с вытекающей отсюда их способностью растерзать друг друга, война же дает простор для реализации свойств этой агрессивной природы.

Такого рода мировоззренческий посыл одно время безоговорочно воспринимался военной наукой. Например, в статье о войне (1881) в российской «Энциклопедии военных и морских наук» эта аксиома излагалась следующим образом: «…война является одним из могущественнейших и неизбежных факторов развития человеческой культуры. Борьба лежит в основе всего живущего. Все силы природы находятся в постоянной борьбе между собою, стремясь к созданию нового и более совершенного путем разрушения старого и отжившего. Таков основной закон природы. Человечество, составляя часть ее, в своей деятельности подчиняется тому же закону, поэтому войны всегда были и будут». Эта аксиома считалась достаточной для опровержения доктрины вечного мира, весьма похвальной, но в конце концов расходящейся с вышеприведенным законом природы и человеческой природы, в особенности, а поэтому и утопической. «Да и будущая история человечества ничего иного дать не может. Пока человечество существует — войны неизбежны».

Подобные трактовки доктрины вечности войны и критика доктрины вечного мира как несостоятельной имели своих сторонников все последующее время. Они повторяются многими авторами и в XXI в. Например, современный русский геополитик и философ А. Дугин в книге «Философия войны» выделил специальную главу «Война — наша мать». В ней он пишет: «Если бы войну можно было запретить декретом, если бы коллективный договор посредственных обывателей мог так легко исправить сущность стихии бытия! Война смеется над этими жалкими попытками. И мстит. Она так же не отменима, как сама смерть».

Удивляться живучести доктрины вечности войны не приходится. Позицию ее сторонников многократно подтверждала история и неоднократно посрамляла сторонников доктрины вечного мира, предрекавших и внушавших надежды на скорое исчезновение войн. Но гуманистически настроенным людям, не только знавшим, но и видевшим творимые войной ужасы и бедствия, всегда было трудно и даже невозможно психологически смириться с доктриной вечности войны. Неприятие, отрицание войны и породили доктрину вечного мира, которая отвечает желаниям и надеждам побороть войну, устранить ее из общественной истории.

Предыдущая | Оглавление | Следующая