Снова Стерт. Открытия в центральной Австралии

В начале 40-х годов неутомимый исследователь Австралии Чарлз Стерт разработал план путешествия в центральную Австралию. Он исходил из предположения, что в этой части материка есть пресная вода; к этому выводу Стерт пришел, наблюдая за птицами, которые в летнее время совершали перелеты из южных районов Австралии к северу, в сторону ее центральных областей. Стерт считал, что где-то в срединной части материка, чуть к северу от Южного тропика, лежат плодородные земли и имеется большое внутреннее озеро.

В начале 1844 г. Стерт приступил к организации экспедиции и блестяще подготовился к трудному путешествию. В путь вышло двенадцать человек на трех фургонах. Взято было две сотни овец, одиннадцать лошадей, тридцать быков, много съестных припасов и воды.

Стерт не воспользовался маршрутом, по которому Эйр прошел от залива Спенсер к озеру Эйр, и в августе 1844 г., выйдя из Аделаиды, направился на северо-восток в бассейн Муррея. Поднявшись вверх по реке Дарлинг до озера Менинди (32°30' ю.ш.), он повернул на северо-запад, пересек хребет Барьерный, где спустя сорок лет обнаружено было величайшее в мире месторождение свинцово-цинковых руд Брокен-Хилл, и вдоль его западных склонов пошел на север. Началась совершенно бесплодная пустыня, усеянная обломками кварца и гранита, «мостовая гигантов», которая уходила на север, насколько хватал глаз. Воды не было, стоял невыносимый зной, и поэтому не удалось обследовать большое соленое озеро Фром, которое было открыто помощником Стерта Пулом. Следуя далее на северо-запад, экспедиция примерно на современной границе Нового Южного Уэльса и Квинсленда достигла «классической» песчаной пустыни с грядами совершенно голых барханов. В этой части внутренней Австралии Стерт открыл гряду холмов, простирающихся на десятки миль в северо-восточном направлении, и назвал ее хребтом Грей. Наиболее высокие вершины были названы в честь участников экспедиции горами Браун, Стерт и Пул. В январе 1845 г. был обнаружен оазис с пресной водой в местности Роки-Глен, и там экспедиция пробыла почти полгода.

«Жара,— пишет Стерт,— была ужасающей. Термометр порой показывал в тени 132°F (55°C), а средняя температура за три месяца была 103°F (39°C), почва накалялась на глубину 3—4 футов… Трескались роговые рукоятки наших инструментов и гребни, свинцовый грифель выпадал из карандашей, волосы у нас и шерсть у овец больше не росли, гвозди становились хрупкими, как стекло. Мука усохла так, что потеряла 8% своего прежнего веса, то же в еще большей степени произошло и с другими припасами. Писать и рисовать было трудно, ибо чернила и краски высыхали на кончике пера или кисти почти мгновенно». Из этого знойного оазиса предприняты были вылазки к северу, западу и востоку, но пустыня отбрасывала разведчиков: «…смерть царила вокруг нас,— пишет Стерт,— нигде не встречали мы ни одного живого существа, ничто живое не обитало в этой сухой пустыне, ее бежали даже муравьи, даже мухи».

В самый разгар жаркой зимы, в конце июля, прошел дождь, и экспедиция оторвалась от оазиса и двинулась дальше на северо-запад. Дошли до русла крика — пересыхающей реки, течение которой терялось в песках. В честь Павла Стшелецкого Стерт назвал эту слепую речку Стшелецки-Крик. Удалось проследить, что она соединяется на севере с периодически пересыхающей рекой Куперс-Крик, честь открытия которой принадлежит Стерту.

Дальше к западу и к северу простиралась выжженная солнцем равнина — Каменная пустыня Стерта. Угловатые, ребристые осколки камней покрыты были бурой коркой — пустынным загаром; местами пустыню пересекали песчаные гряды, и «она уходила в самое сердце материка, и конца ей не было нигде». 8 сентября 1845 г. экспедиция достигла самого северного пункта — 24°40' ю.ш. Полтора года назад Стерт всех убеждал, что где-то у Южного тропика лежат благодатные земли, орошаемые пресным морем. Не было, однако, на 24-й параллели ни этих земель, ни этих вод, и во все стороны тянулась безжизненная пустыня. Экспедиция достигла сердца Австралии, она проникла к центру материка.

«Не хватало пищи, иссякла вода… С вершины песчаного холма мы приметили, что гряды песка протягивались параллельно друг другу к северу за линию горизонта, и казалось, что им нет конца. На востоке и на западе они сменяли друг друга, как волны на поверхности моря. Мой спутник, а он привык к подобным пейзажам, невольно вскрикнул, наблюдая это зрелище: «Праведное небо! Не дай бог кому-нибудь снова попасть в эту страну»».

Экспедиция отправилась в обратный путь. Люди страдали от жажды. Их валила с ног жестокая цинга. В середине ноября они добрели до оазиса Роки-Глен, а затем преодолели еще 270 миль и вышли к берегам Дарлинга. 19 января 1846 г. Стерт и его спутники возвратились в Аделаиду.

«Я,— писал он,— приподнял темный занавес, который нависает над внутренней Австралией… я дошел до огромной речной системы, которая орошает эту местность, и до ее «отдушин»— соленых озер в сердце материка».

Рейд Стерта во внутреннюю Австралию был великим географическим подвигом, но итоги этой экспедиции вызвали в Аделаиде, Мельбурне и Сиднее глубокое разочарование. Стало совершенно очевидно, что в центральной части материка нет ни пресных озер, ни земель, пригодных для пастбищ. Стерт открыл огромную пустыню, знойную, как Сахара, но еще более бесплодную, еще более недоступную. Наравне с дневниками его первого путешествия записки об этой экспедиции, изданные Стертом в 1849 г., по праву могут быть признаны одним из лучших произведений географической литературы XIX в.

Предыдущая | Оглавление | Следующая