1914—1965 гг. «Белые пятна» все еще не исчезают

Восточная Новая Гвинея. В ходе первой мировой войны Германия потеряла все свои колонии, и в частности северо-восточную Новую Гвинею. Англо-австралийские войска захватили архипелаг Бисмарка и главные немецкие опорные пункты на Новой Гвинее, но в глубь острова не проникали. Этим обстоятельством воспользовался немецкий офицер капитан Германн Детцнер. Детцнер бежал в высокогорную область, лежащую на водоразделе рек Маркем и Раму, прошел через перевалы хребта Хаген и открыл в долинах, прорезающих эту горную цепь, никому не ведомые племена. Лишь в 1918 г. он возвратился в прибрежное селение Моробе и сдался в плен австралийцам.

В 1920 г. северо-восточная Новая Гвинея стала подмандатным владением Австралии. Таким образом, под власть Австралии перешла вся восточная половина острова. Горнопромышленные компании и плантаторы, применяя старую систему «контрактации» коренных жителей, прочно утвердились в прибрежных областях. Обширные пространства в глубине этой части Новой Гвинеи оставались, однако, необследованными.

По долинам многочисленных рек сюда лишь изредка проникали колониальные патрули и агенты золотопромышленных компаний. Австралийский летчик Френк Гэрли, в прошлом участник антарктической экспедиции Шеклтона, первый предпринял попытку применить самолет для обследований труднодоступных областей Новой Гвинеи. В 1921 г. на гидроплане Гэрли облетал острова Торресова пролива и побережье залива Папуа. Однако в глубь острова он совершил путешествие не на самолете, а на баркасе, поднявшись в 1923 г. по реке Флай до озера Муррей. Увлекательная книга Гэрли о его путешествиях по Новой Гвинее дважды издавалась в Советском Союзе.

В 1925 г. было открыто золото в долине Булоло, к югу от реки Маркем. В связи с этим в горную область, расположенную к западу от залива Юон, устремились партии золотоискателей. Одна из фирм в 1926 г. организовала аэрорекогносцировки глубинных областей Новой Гвинеи, пригласив опытного летчика Пар да Мастара. С 1927 г. в Новой Гвинее стал работать летчик Рэй Перерс, который в середине 30-х годов совместно со своим братом Келвином Перерсом провел рекогносцировки в бассейне реки Сепик.

Большой вклад в исследования внутренних областей острова внесли путешественники Чарлз Кариус и Ивен Чемпьон. Чарлз Кариус, в прошлом артиллерист, участник первой мировой войны, с 1920 г. служил в патрульных отрядах на территории Папуа. В 1926 г. он разработал план пересечения Новой Гвинеи в самом широком ее месте. Кариус решил подняться по реке Флай до водораздельных хребтов, отделяющих ее бассейн от бассейна реки Сепик, и по этой последней спуститься к морю. Первый участок — река Флай — был уже к этому времени основательно освоен. Но о белых известняковых грядах, которые тянулись в ее верховьях, примыкая к хребту Виктора-Эммануила, имелись лишь отрывочные сведения, о самом же хребте и его северных предгорьях Кариус имел весьма смутное представление. Первая попытка путешественников окончилась неудачно, но зато их вторая экспедиция, предпринятая в 1927—1928 гг., увенчалась успехом.

Наиболее труден был путь через известняковый барьер. «Дорога,— писал Чемпьон,— с каждой милей становилась все хуже и хуже. Приходилось перебираться через известняковые гряды, острые как лезвие бритвы; то и дело путь преграждали трещины глубиной 20—30 футов, через которые приходилось переходить по гнилым стволам, и на таких мостах, покрытых скользким мхом, каждый неверный шаг грозил падением в бездну». Преодолев известняковое плато и перевалив через горы Виктора-Эммануила, Кариус и Чемпьон в декабре 1927 г. вышли на реку Сепик. Сбив плоты, они опустились по ней к устью. Все путешествие заняло у них свыше четырех месяцев. Подробно оно описано в книге Чемпьона, к которой приложена карта водораздельной области, составленная автором.

Не менее значительным было путешествие офицера патрульной службы Джека Хайдса, совершенное в 1935 г. Хайдсу, уроженцу Порт-Морсби, новогвинейские условия были отлично известны. Он решил предпринять поход в междуречье Стрикленда и Кикори, в район огромного «белого пятна», где до и после Стенифорда Смита не бывал ни один европеец.

Хайдс и его помощник Джим О'Малли поднялись по реке Стрикленд до ее верховьев и открыли довольно значительную реку Рентул, впадающую в Стрикленд с востока. По Рентулу Хайдc поднялся до известнякового плато. «Поверхность этого плато,— писал Хайдc,— подобна была дну Кораллового моря. Повсюду вздымались белые утесы и гривки, на каждом шагу встречались карстовые воронки; пористая известняковая кора жадно поглощала воду, нигде не было ни источников, ни открытых водотоков».

Далее, ближе к водораздельному хребту, Хайдc вступил в густонаселенную область, о которой ни малейшего представления не имели географы и этнографы. Хайдc и О'Малли прошли вдоль новооткрытого ими хребта (названного в честь Чемпьона горами Чемпьон), открыли ряд рек и ручьев, питающих верховья рек Кикори и Пурари, и долины, населенные неведомыми племенами. В 1937 г. Хайдc отправился вверх по реке Стрикленд на поиски золота. В пути он заболел бери-бери и умер вскоре после возвращения в возрасте тридцати двух лет.

Хайдс подобрался с юга к самому труднодоступному району восточной Новой Гвинеи — ее «крыше», а еще в 1933 г. с севера сюда же проникли золотоискатели братья Майкл и Ден Лехи, которые на реке Ваги открыли группу племен, живущих в многочисленных селениях.

«Крыша» эта представляет собой водораздел рек Сепик — Раму — Маркем, орошающих северо-восточную часть острова, и рек Пурари — Кикори — Стрикленд — Флай, впадающих в залив Папуа. Австралийские географы называют этот район новогвинейскими нагорьями. Новогвинейские нагорья пересечены высокими хребтами (горы Шрадер, хребет Бисмарка, горы Хаген, Центральный хребет и горы Виктора-Эммануила) и прорезаны межгорными долинами, в которых протекают реки Тари, Менди, Лаи, Ваги, Джими, Чимбу, Асаро, Ламари — верхние притоки главных водных артерий восточной Новой Гвинеи.

Австралийские колониальные власти до сих пор считают новогвинейские нагорья «неконтролируемыми» территориями. Фактически же «опека» над ними осуществляется военными патрулями — малочисленными командами, которые время от времени посещают поселения в межгорных долинах. Благодаря авиации новогвинейские нагорья положены были на карты еще в 30-х и 40-х годах, но с «птичьего полета» немыслимы ни этнографические, ни ботанические, ни геологические исследования. По справедливому замечанию одного американского географа, некоторые внутренние долины Новой Гвинеи столь же труднодоступны, как лунные кратеры.

В долину Менди Чемпьон и Адамсон проникли в 1936—1939 гг., а в 1937 г. братья Лехи с севера добрались до горы Гилуве (4140 м) — одной из высочайших вершин на южных скатах новогвинейской «крыши». В 1938—1939 гг. Дж. Тейлор из долины реки Сепик прошел к горам Хаген.

В 30-х годах первые этнографические исследования в области нагорий проведены были американцами Е. Чиннери и Р. Форчуном, а также экспедицией Американского музея естественной истории, во главе которой стоял зоолог Ричард Арчболд. Экспедиция эта располагала самолетами и радиопередатчиками и дважды, в 1933—1934 и 1936—1937 гг., посетила восточную Новую Гвинею, а в 1938 г. проникла во внутренние районы Западного Ириана. Труды этой экспедиции вышли в свет в 1942 г.

Дальнейшие исследования прервала вторая мировая война. Японцы в январе 1942 г. захватили порт Рабаул (Новая Британия) и затем вторглись на Новую Гвинею. Они овладели ее северо-восточным побережьем, поднялись вверх по реке Сепик на 400 км и от залива Юон продвинулись в глубь страны, пытаясь форсировать перевалы хребта Оуэн-Стенли и овладеть гаванью Порт-Морсби. С 1944 г. австралийские войска и корабли и десантные части американского флота перешли в наступление. Японцы вынуждены были оставить Новую Гвинею.

После окончания войны в нагорьях восточной Новой Гвинеи совершены были новые открытия, правда скорее этнографические, чем географические.

В долине реки Тари, самого верхнего притока реки Кикори, и в долине реки Менди, относящихся к бассейну реки Пурари, открыты были племена, суммарная численность которых превышает сто шестьдесят тысяч. В середине 50-х годов в Телефомине, межгорной впадине к югу от гряды Виктора-Эммануила, обнаружены были поселения, о которых неведомо было колониальным властям. Эти «островки» неолита в 1957 г. посетил американский орнитолог Е. Гиллиард, который очень живо описал обитателей Телефомина и телефоминца Фемсепа — «натуралиста каменного века», великолепного путеводителя по животному и растительному царству новогвинейского высокогорья.

В 1961 г. французский путешественник Пьер Пейяр прошел через самые труднодоступные части восточноновогвинейских нагорий от долины Менди к реке Сепик, по пути посетив племена, обитающие в долинах Ваги и Джими и лишь недавно открытые исследователями Новой Гвинеи.

За последние пятнадцать лет на нагорьях восточной Новой Гвинеи проведены были многочисленные археологические и этнографические исследования преимущественно австралийскими, новозеландскими и американскими учеными.

Особенно большое значение имели работы австралийского археолога и антрополога Мервина Меджитта и его соотечественницы Мери Рей, новозеландского археолога Сьюзен Балмер и американских антропологов Джемса Уотсона и Роналда Берндта. Мервин Меджитт опубликовал ряд работ о племенах в западной части нагорья, и в частности о группе папуасов маэ-энга, обитающих в долинах рек Ваги и Тари. Мери Рей изучила группу племен кума к югу от реки Ваги, а Сьюзен Балмер в 1959—1960 гг. провела весьма важные археологические исследования в различных районах нагорий и совместно со своим мужем антропологом Ралфом Балмером опубликовала работу о последовательной смене доисторических культур в этой части Новой Гвинеи.

Итоги исследований последних лет подведены в специальном выпуске журнала «American Anthropologist», вышедшем в свет в 1964 г.. К этому выпуску приложена очень интересная карта, составленная австро-австралийским лингвистом С. Вурмом, в которой показаны ареалы распространения пятидесяти языков обитателей восточноновогвинейских нагорий.

Однако в восточной Новой Гвинее все еще сохраняются «белые пятна» и совсем недавно в нашей прессе появилось сообщение о новом открытии в самом сердце этой огромной территории. Приведем полностью это сообщение («Известия» № 15 057 от 24 ноября 1965 г.): «Австралийский патруль обнаружил на Новой Гвинее неизвестное до сих пор племя, которое живет в условиях каменного века. В племени всего 264 человека. Как у мужчин, так и у женщин светлая кожа, а носы и уши украшены бамбуковыми палочками и перьями казуаров. Племя обитает в пяти деревнях, в каждой из которых одно или два укрепленных жилища и несколько маленьких хижин. Аборигены встретили патруль настороженно. Вскоре недоверие исчезло, и они вели себя очень дружелюбно, сообщают австралийские газеты».

Западный Ириан. В 1920—1921 гг. была обследована долина реки Сварт, где были открыты племена пигмеев тиморино, ранее неизвестные этнографам. Работы в этой части Западного Ириана сперва вел капитан А. ван Оверем, а затем капитан Я. Кремер, у которого было около восьмисот носильщиков. Кремер из долины Сварта проник в долину реки Балим, лежащую в самом сердце Западного Ириана, и в декабре 1921 г. совершил восхождение на вершину Вильгельмина-Топ. Пять лет спустя группа голландских географов поднялась по реке Руффар до самых ее истоков и положила на карту участок северного склона Снежных гор. В 30-х годах голландские колониальные власти приступили к аэрофотосъемкам территории Западного Ириана. В ходе этих воздушных рекогносцировок в 1936 г. открыто было в восточной части Западного Ириана большое горное озеро Виссел.

В 1938—1939 гг. третья экспедиция Ричарда Арчболда проникла в долину реки Балим и открыла группу папуасских племен. Шестьдесят тысяч человек жили здесь, не ведая о внешнем мире; люди эти возделывали на склонах гор сладкий картофель, не имели представления о железе и меди и пользовались каменными орудиями; они не знали одежды и спасались от ночных холодов, натирая тело жиром.

В 1939 г. центральную часть западноирианского нагорья обследовала экспедиция Нидерландского географического общества, которая побывала в междуречье Сварта и Иденбурга. Однако в долины этого нагорья голландцы не решались проникнуть вплоть до конца 50-х годов, когда к северу от реки Балим был основан военный пост в селении Бокондини.

В 1959 г. комплексная экспедиция Нидерландского географического общества детально обследовала район хребта Стар на границе Западного Ириана и территории Папуа. Экспедиция располагала вертолетами, и пятнадцать ее сотрудников совершили из базы на реке Сибил ряд вылетов в межгорные долины и обследовали верховье реки Дигул. Здесь в глубоких ущельях и на уступах карстовых плато этнографом экспедиции Яном Паувером изучены были малоизвестные племена, во многом сходные с обитателями Телефомина и долины Тари. В том же 1959 г. взят был пик Юлиана-Топ (4700 м).

Маршрут новозеландской экспедиции на Новой Гвинее в 1961 г. Из книги F. Temple, Nawok!

В 1961 г. группа новозеландских и австралийских альпинистов предприняла успешный поход к «полюсу недоступности» Новой Гвинеи — горному узлу Карстенс-Топпен. Участники экспедиции Девид Куппер, Линн Крауфорд, Колин Патт, Тим Барфут и Филипп Темпл в 1961 г. долиной реки Балим прошли к подножию Карстенс-Топпен и через ледники и осыпи пробрались к крутой вершине Карстенс-Пирамид (4700 м). Они поднялись на нее 6 июня 1961 г., а год спустя другая новозеландская экспедиция взяла гору такой же высоты — пик Иденбург-Топ.

Обе эти вершины значительно ниже гималайских, каракорумских, памирских и андийских пиков. Однако штурм высочайших гор Новой Гвинеи связан с огромными трудностями, и совершенно справедливо победитель Джомолунгмы Эдмунд Хиллари оценил победы, одержанные его соотечественниками в Снежных горах, как великий географический подвиг. Филипп Темпл, самый младший участник обеих этих экспедиций, в своей книге живо и ярко описал трудные походы на «крышу крыш» Новой Гвинеи.

В 1962 г. после упорной борьбы с голландскими колонизаторами Западный Ириан воссоединился с Индонезией. Советский журналист О. Скалкин, недавно побывавший в долине Балим, в самом сердце освобожденной от голландского ига страны, писал в марте 1965 г.: «Около полутора веков господствовали на этой земле голландцы, а первая школа появилась только год назад, после того как в долину Балим пришли индонезийцы… Впервые в долине Балим появились недавно больница и местное самоуправление, осуществляемое с участием представителей народа дани».

Можно не сомневаться, что последние «белые пятна» на карте Западного Ириана сотрут молодые ученые-ирианцы.

Предыдущая | Оглавление | Следующая