Глава шестая

Открытия русских в Океании. XIX в.

Крузенштерн и Лисянский. Первое русское кругосветное плавание

Первая русская кругосветная экспедиция ставила целью связать морским путем Русскую Америку с портами Балтики. Путь из Европейской России в Охотск, ведущий через необозримое пространство Сибири, был чрезвычайно длинным и неудобным. «Великое отдаление,— писал Крузенштерн,— и чрезвычайные в перевозе некоторых вещей затруднения, к чему употреблялось ежегодно более 4000 лошадей, возвысили цены на все, даже и в Охотске, до крайности. Так, например: пуд ржаной муки стоил там и во время дешевизны, когда в восточной Европейской России продавался по 40 или 50 копеек, 8 рублей, штоф горячего вина 20, а нередко 40 и 50 рублей. Часто случалось, что по перевозе оных уже через великое расстояние были на дороге разграбляемы и в Охотск доходила малая токмо часть. Перевоз якорей и канатов казался совсем невозможным, но необходимость в оных заставляла прибегать к средствам, наносившим нередко вредные последствия.

Канаты разрубали на куски в 7—8 саженей и по доставлении в Охотск опять соединяли и скрепляли. Якоря перевозили также кусками, которые потом сковывали вместе. Сколь труден и дорог был перевоз до Охотска, но из оного на [Алеутские] острова и в Америку был столь же мало удобен и безопасен. Крайне худое построение судов, малосведение большей части управлявших оными и опасное в таком состоянии плавание по бурному восточному океану были главнейшими причинами, что суда с самыми нужнейшими и сделавшимися столь дорогими грузами погибали почти ежегодно. Итак, чтоб производить сию торговлю с большею выгодою и чтобы впоследствии оную усилить, необходимость требовала отправлять корабли из Балтийского моря около мыса Горн или мыса Доброй Надежды к северо-западному берегу Америки. В 1803 г. сделан был первый опыт в таковом преднамерении».

Однако это «преднамерение» впервые проявилось задолго до 1803 г. Еще в 1732 г. президент Адмиралтейств-Коллегии Н.Ф. Головин и адмирал Сандерс предлагали Вторую Камчатскую экспедицию снабдить кораблями, которые из Балтики прошли бы к Охотску вокруг мыса Горн. В 1764 г. разрабатывался план посылки двух кораблей в воды Алеутских островов тем же путем. В 1785 г. к берегам северо-западной Америки намечено было послать четыре военных корабля под командованием Г.И. Муловского. Однако этот план был сорван русско-шведской войной, в одном из сражений которой погиб Г.И. Муловский.

В 80-х и 90-х годах XVIII в. сфера проникновения русских в Тихий океан стала быстро расширяться и охватила берега залива Аляска и острова архипелага Александра. В 1799 г. основано было постоянное поселение на острове Ситха, которое вскоре сделалось основной базой Российско-Американской компании, учрежденной в том же году. Прямая морская связь между Балтикой и северо-западными берегами Северной Америки стала куда более необходимой, чем два-три десятилетия назад, и в 1803 г. в воды «Восточного океана» направлена была экспедиция под командованием Ивана Федоровича Крузенштерна.

Крузенштерн родился 8 сентября 1770 г. близ Ревеля (Таллина), окончил Морской корпус в Кронштадте и в восемнадцать лет принял участие в морских боях со шведами. Крузенштерн служил мичманом на корабле Г.И. Муловского и от него узнал о проекте кругосветной экспедиции, не осуществленном из-за русско-шведской войны. В 1793 г. Крузенштерн направлен был в Англию, затем побывал в Канаде, Вест-Индии, Индии и Китае. Возвратившись в 1799 г. в Россию, Крузенштерн подал Павлу I две записки, в которых развивал планы морских сношений с Камчаткой и Русской Америкой. Записки эти положены были под сукно, и только после воцарения Александра I делу был дан ход. Были снаряжены два корабля: «Надежда» и «Нева» водоизмещением соответственно 450 и 375 т. Командиром «Невы» был назначен друг и сверстник Крузенштерна Юрий Федорович Лисянский, который участвовал в русско-шведской войне и подобно Крузенштерну прошел в Англии великолепную практическую школу. В состав экспедиции вошли натуралисты И.К. Горнер, Г.И. Лангсдорф и В.Г. Тилезиус.

7 августа 1803 г. корабли покинули Кронштадт и направились к мысу Горн, который обогнули в феврале 1804 г. Войдя в Тихий океан, «Надежда» и «Нева» направились раздельными маршрутами к Маркизским островам. Лисянский по пути зашел на остров Пасхи, где команду «Невы» исключительно тепло приняли островитяне.

Слева: И.Ф. Крузенштерн; справа: Ю.Ф. Лисянский

Крузенштерн и Лисянский встретились затем на стоянке у острова Нукухива. Оба мореплавателя обследовали всю северную часть Маркизского архипелага, открытую в 1791 г. Ингреэмом. Острова эти на свою карту Крузенштерн нанес под названием Вашингтоновых, отметив при этом, что «хотя и справедливо, что, чем менее будет разных названий на картах и более островов, известных под одним именем, тем лучший порядок и удобность в землеописании соблюдается, но неужели не заслуживает исключения имя Вашингтона, которое всякую карту украшать долженствует?»

Лисянский и Крузенштерн очень подробно описали остров Нукухива и его обитателей. Большое внимание они уделили семейному укладу островитян, их обычаям, постройкам, одежде, оружию, видам пищи и мореходным средствам.

От Маркизских островов экспедиция направилась к Гавайям, куда прибыла 8 июня 1804 г. Крузенштерн и Лисянский посетили Гавайские острова в ту пору, когда они уже были вовлечены в сферу колониальной экспансии, и в те годы, когда Камеамеа объединял под своей властью весь архипелаг, сокрушая непокорных вождей. Этого гавайского Петра Первого русские моряки воочию не видели. Им пришлось удовлетвориться встречей с гавайским Лефортом — англичанином Джоном Юнгом, богатейшим колонистом и главным советником короля Камеамеа. В бухте Кеалакекуа, где погиб Кук, русские гости осмотрели королевский «дворец» — шесть больших хижин на каменных площадках, королевскую «божницу» — обнесенный палисадом храм, перед которым стояли идолы и жертвенник, «весьма похожий,— как пишет Лисянский,— на рыбную сушильню». Посетив главный остров Гавайи, корабли отправились на остров Кауаи, где правил вождь Каумуалии, враг короля Камеамеа. От берегов острова Кауаи Крузенштерн пошел на Петропавловск, а Лисянский направился к Ново-Архангельску — городу, основанному Барановым на острове Ситха.

Посетив Русскую Америку, осенью 1805 г. Лисянский направился к Аомыню (Макао) — месту встречи с Крузенштерном. По пути 15 октября 1805 г. он открыл на 26°2'48'' с.ш. и 173°42'30'' з.д. необитаемый остров, окруженный рифами, который назван был островом Лисянского. Птицы, гнездившиеся на берегах острова, и многочисленные тюлени не обращали на людей никакого внимания. Остров был совершенно безводным, и, кроме травы, на нем ничего не росло. Но на берегу Лисянский нашел десять больших бревен — плавник, принесенный из дальней земли, скорее всего от берегов Америки.

Крузенштерн, побывав на Камчатке, отправился в Нагасаки, куда он должен был доставить русского посла Резанова. Японцы, однако, не приняли Резанова, и Крузенштерн отвез его в Петропавловск, по пути обследовав западный вход в Сангарский пролив, западный берег острова Хоккайдо и воды Южного Сахалина. Летом 1805 г. Крузенштерн положил на карту северный и восточный берега Сахалина, который он, так же как и Лаперуз, счел полуостровом. Снова возвратившись в Петропавловск, Крузенштерн осенью 1805 г. направился в Балтику. По пути он посетил Макао и Гуанчжоу и вместе с Лисянским 5 августа 1806 г. прибыл в Кронштадт.

Историографами первого русского кругосветного плавания были его руководители И.Ф. Крузенштерн и Ю.Ф. Лисянский. Первые издания их трудов вышли в свет в 1809—1812 гг. Первая русская кругосветная экспедиция внесла большой вклад в изучение островов и морей Океании. Огромное значение имели океанографические работы, проведенные в Тихом океане. Экспедиция вела систематические наблюдения над течениями, соленостью и плотностью воды, приливами и отливами. Пользуясь максимально-минимальным термометром Сикса, участники экспедиции собрали ценные данные о распределении температур в верхних слоях Мирового океана. Установлено было, что воды Атлантического океана имеют большую соленость, чем воды Тихого океана, и что в приэкваториальных широтах поверхностные воды содержат больше солей, чем воды низких широт. После возвращения из кругосветного плавания И.Ф. Крузенштерн долгие годы вел неутомимые поиски в морях Тихого океана, не покидая Петербурга. Он собирал решительно все данные о старых и новых тихоокеанских экспедициях, и плодом этих исследований явился поистине замечательный «Атлас Южного моря», изданный им в 1823—1826 гг. К этому атласу Крузенштерн приложил двухтомную объяснительную записку («Собрание сочинений, служащих разбором… Атласа Южного моря»), в которой подверг критической оценке все известные в то время источники по истории открытий в Тихом океане. В 1836 г. Крузенштерн опубликовал не менее ценное дополнение к этому труду. Сводки по истории тихоокеанских открытий выходили в свет до этих работ Крузенштерна, и имена Дальримпля, Барни, Эрроусмита были хорошо известны всем географам, но по полноте охвата материала труд Крузенштерна оставил позади все работы английских гидрографов и картографов. Крузенштерн, составляя атлас, провел колоссальную работу. Исходные данные, которыми он пользовался, были весьма неточны и сбивчивы. Ведь до Кука ни один мореплаватель не пользовался хронометром, и ошибки при определении долготы новооткрытых земель исключали возможность точной привязки их к карте. При этом в таких островных «галактиках», как архипелаг Туамоту или Каролинские и Маршалловы острова, рассеяно великое множество атоллов сходного облика, и установить, какой именно из них открыт тем или иным мореплавателем, удавалось только после кропотливого перекрестного изучения разновозрастных и разнохарактерных данных. Атлас Крузенштерна был удостоен полной Демидовской премии и получил исключительно лестные отзывы виднейших русских географов и мореплавателей XIX в. — академика К.М. Бэра, Ф.П. Литке, Ф.П. Врангеля.

В 20-х и начале 30-х годов XIX в. большинство материалов ранних испанских плаваний еще не было опубликовано, и естественно, что Крузенштерн не мог учесть те сведения, которые появились в печати лишь во второй половине XIX в. Тем не менее и по сей день труд выдающегося русского мореплавателя дает ценнейшие путеводные указания историкам океанийских открытий.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное