Кук. Второе плавание. Южный материк исчезает с карты

Итоги экспедиции Кука не вполне удовлетворили Британское адмиралтейство, и это недовольство Дальримпль усиленно подогревал, утверждая, что к югу от Новой Зеландии и Новой Голландии лежат обширные земли, которые не удалось обнаружить Куку. Кроме того, в адмиралтействе имелись сведения, что в 1769—1771 гг. французы направили в Южные моря три экспедиции. Поэтому было решено как можно скорее послать туда новую экспедицию и командиром ее назначить Кука. Кук возвратился из первого плавания в июле 1771 г., а 28 ноября того же года он уже получил назначение и приступил к снаряжению своей второй экспедиции. На этот раз в плавание отправлялись два корабля: суда-угольщики «Резолюшн» и «Адвенчер». Кук сам подобрал команды кораблей. В эту экспедицию были взяты наиболее способные матросы и офицеры, принимавшие участие в первом плавании, и состав экипажей был гораздо лучше, чем на «Индевре». Командиром «Резолюшн» был Кук, а его помощниками — Кларк и Пикерсгилл, которые прошли великолепную школу на «Индевре». На «Адвенчер» назначен был участник плавания Уоллиса капитан Тобайас Фюрно, который оказался довольно посредственным мореходом.

По числу участников вторая экспедиция вдвое превышала первую. На «Резолюшн» было сто одиннадцать человек, на «Адвенчере» — восемьдесят один. В экспедиции принял участие немецкий ученый Йоганн Рейнгольд Форстер. С ним на «Резолюшн» явился его восемнадцатилетний сын Георг, впоследствии один из наиболее выдающихся европейских натуралистов; этот юноша, только что окончивший санкт-петербургскую гимназию (отец его долгое время работал в России), проявил себя в плавании как выдающийся исследователь. В экспедиции принимали также участие астрономы Уильям Уолс и Уильям Бейли.

Инструкция адмиралтейства вменяла Куку в обязанность сперва направиться в Южную Атлантику на поиски мыса Сирконсисьон, открытого в 1739 г. Буве, который полагал, что земля эта — выступ Южного материка. В случае если мыс Сирконсисьон оказался бы только островом или если бы его не удалось обнаружить, Куку надлежало держать курс на юг и в дальнейших поисках материка пробиваться к Южному полюсу, а затем направиться, придерживаясь высоких широт, на восток в неизведанные части южного полушария. Обойдя таким образом земной шар, он должен был возвратиться в Англию вокруг мыса Доброй Надежды. Поскольку экспедиция была рассчитана не на один год, Куку рекомендовалось на зиму спускаться в более низкие широты и в заранее намеченных пунктах останавливаться на срок, достаточный для ремонта судов и отдыха команды. Разумеется, инструкция требовала, чтобы все новооткрытые земли вводились во владение британской короны.

Таким образом, адмиралтейство все еще надеялось, что Южный материк удастся открыть в пятидесятых широтах Атлантического, Индийского и Тихого океанов,

13 июля 1772 г. корабли вышли из Плимутского рейда в открытое море, а 29 октября 1772 г. отдали якорь в Кейптауне. 22 ноября Кук покинул Кейптаун и направился на поиски мыса Сирконсисьон.

После тщетных поисков в пятидесятых широтах Кук прошел на юг, впервые в истории мореплавания 17 января 1773 г. пересек Южный полярный круг, повернул на север, обследовав воды Индийского океана, и направился к Новой Зеландии. По пути корабли разлучились. Капитан Фюрно провел «Адвенчер» вдоль берегов Вандименовой Земли. Пролив, отделяющий ее от Австралии, он счел заливом, а поэтому и саму Вандименову Землю он, как и Тасман, показал на карте как часть Австралийского материка. Не совершив сколько-нибудь значительных открытий, Фюрно дошел до берегов пролива Королевы Шарлотты (ныне пролив Кука; Новая Зеландия), где корабли экспедиции должны были встретиться, в случае если им пришлось бы разлучиться.

26 марта Кук, пройдя с момента выхода из Кейптауна за сто семнадцать дней 3660 лиг (13 тыс. миль), ввел «Резолюшн» в бухту Даски на западном берегу Южного острова Новой Зеландии. Здесь он пробыл до 11 мая, затем обогнул с севера Южный остров и вошел 18 мая в пролив Королевы Шарлотты, где встретился с капитаном Фюрно.

Проще всего было от берегов Новой Зеландии отправиться к месту зимней стоянки — острову Таити, взяв курс на северо-восток. Однако Кук решил направиться сперва на восток вдоль 41—46° ю.ш. и затем уж примерно на 140 з.д. повернуть на север. Ведь именно эта часть Тихого океана еще не была обследована в первом плавании. «Следует признать,— писал Кук,— что зима — сезон мало благоприятный для открытий. Однако я не мог терять времени, так как опасался, что в течение одного лета мне не удастся обследовать южную часть Тихого океана… Даже если бы мне ничего не удалось открыть, я все же надеялся доказать потомству, что в этих морях возможно плавать и осуществлять открытия даже во время глубокой зимы». От берегов Новой Зеландии оба корабля направились, придерживаясь сороковых широт, на восток. С 7 по 17 июля Кук прошел в этом направлении свыше 5 тыс. миль, а затем повернул на северо-запад, прошел близ острова Питкэрн и, посетив в архипелаге Туамоту несколько атоллов, уже ранее открытых Бугенвилем, и открыв атоллы Текокото и Мотутунга, 16 августа прибыл на Таити.

21 августа он записал в своем дневнике: «Поскольку в предыдущем плавании я, как и теперь, пересекал этот океан на пространстве от 40° S и выше, то могу составить суждение… что Южного материка не существует».

Маршруты мореплавателей XVIII в. в архипелаге Туамоту

Зима была на исходе, когда Кук дошел до Таити, и экспедиция пробыла на островах Общества недолго. На острове Хуахине капитан Фюрно взял в Англию юношу, по имени Оман, а Кук на соседнем острове Раиатеа «завербовал» сверстника Оман — Ойдиди, который совершил затем круготихоокеанский вояж и в 1774 г. был возвращен на родные острова. Впрочем, оба этих юноши не могли заменить покойного Тупиа, и их сведения о географии Океании были весьма смутны. Однако у Кука была карта, составленная Тупиа, которая сулила новые открытия в водах Полинезии.

17 сентября корабли покинули острова Общества. За лето Кук рассчитывал пройти как можно дальше к югу, но прежде он желал обследовать открытые Тасманом острова Тонга, лежащие к западу от Таити, и снова посетить Новую Зеландию.

На пути к островам Тонга 22 сентября 1773 г. Кук открыл небольшой архипелаг, названный им островами Херви (острова Мануаэ, Те-Ду). На этих необитаемых коралловых островах он решил не задерживаться и проследовал мимо них далее на запад. На островах группы Тонга — Тонгатабу (Амстердаме) и Эуа (Мидельбурге) Кук пробыл с 1 по 7 октября, а затем совершил переход от островов Тонга к Северному острову Новой Зеландии. У восточного входа в пролив Королевы Шарлотты 30 октября корабли экспедиции снова разлучились, на этот раз окончательно.

В бухте Шип-Ков, в проливе Королевы Шарлотты, Кук до 24 ноября ждал «Адвенчер». Затем он вывел «Резолюшн» в открытое море и взял курс на юг *.

Начался второй поход в полярные широты. Кук шел на юго-восток до 24 декабря. «Резолюшн», вторично перейдя Южный полярный круг, дошел до 67° ю.ш. и 138°15' з.д. Попав во льды и отступив к северу, Кук 11 января 1774 г. снова ринулся на юг. Он шел теперь на юго-восток, и 26 января «Резолюшн» в третий раз на 109°31' з.д. пересек Южный полярный круг. При свежем северо-восточном ветре Кук до 30 января продвигался к юго-юго-востоку; все чаще и чаще встречались ледяные острова, а в 4 часа утра 30 января на юге замечен был сплошной ледяной барьер. В этот момент «Резолюшн» находился на 71°10' ю.ш. и 106°54' з.д. Это был самый южный пункт, которого удалось достичь Куку. Он был 30 января всего лишь в 200 км от материка Антарктиды (полуострова Терстон, вдающегося в море Амундсена).

Моря высоких широт Южного полушария в результате почти двухлетнего плавания были пройдены вдоль и поперек, но никаких признаков Южного материка не удалось обнаружить ни в Индийском, ни в Тихом океанах. Кук мог смело взять курс на мыс Доброй Надежды и в апреле возвратиться в Кейптаун, чтобы оттуда следовать к берегам Англии. Однако 6 февраля 1774 г. он принял решение во что бы то ни стало снова обследовать всю южную часть Тихого океана.

И у ледяного барьера Антарктиды Кук, у которого остался один-единственный корабль, намечает дополнительную программу исследований, которых хватило бы на две тихоокеанские экспедиции. Он решает направиться на север к острову Пасхи, оттуда пройти в тропики, добраться до «остатков» Южной Земли Святого духа Кироса, или Больших Кикладских островов Бугенвиля. Ведь Бугенвиль полностью не опроверг Кироса, который полагал, будто рядом с его Южной землей лежит еще какая-то земля, а следовательно, в этой части Тихого океана остались «белые пятна», которые все еще в глазах сторонников умозрительной географии казались фрагментами пресловутого Южного Материка.

От Больших Киклад проще всего направиться к острову Ява, путь туда короткий и совсем недавно пройден Бугенвилем. Из Батавии же в Лондон ведет торная морская дорога. Но ведь к этому времени снова наступит лето и возможна будет еще одна вылазка в высокие широты. Поэтому не к Яве, а к мысу Горн, а оттуда в холодные моря Южной Атлантики должен будет направиться «Резолюшн», хотя путь от Больших Киклад до Батавии длиной 60° по долготе, а от Южной Атлантики острова эти лежат на расстоянии 170—200°. Никто еще не пересекал Тихий океан между Новой Зеландией и мысом Горн? Тем лучше, надо проложить эту трассу, надо проверить, действительно ли попутные западные течения благоприятны для плавания по этому еще никем не разведанному маршруту.

6 февраля 1774 г. Кук отметил в своем дневнике: «Этот замысел казался мне обширным, но я полагал, что осуществить его мне удастся. Когда я сообщил о своем плане офицерам… то с удовлетворением отметил, что они приняли его с радостью… необходимо упомянуть о том, что матросы… отнюдь не желали, чтобы путешествие наше закончилось…».

Итак, план дальнейших исследований в Южных морях был принят, и 7 февраля 1774 г. Кук взял курс на север. Он был убежден, что таинственная Земля Девиса, которую искали в юго-восточной части Тихого океана,— это остров Пасхи, открытый Роггевеном в апреле 1722 г., и, чтобы окончательно убедиться, правильно ли его предположение, решил обследовать этот одинокий, затерянный в океане островок.

11 марта с грот-мачты замечен был остров Пасхи. В подзорную трубу видны были стоящие на берегу гигантские статуи, которые до наших дней приводят в изумление всех исследователей этой загадочной земли. «Резолюшн» находился на 27°10' ю.ш. и 109°26' з.д.

Кук и его спутники оставили очень подробные описания этого загадочного острова, который явно оскудел за те полвека, которые прошли со времени плавания Роггевена. 16 марта Кук от острова Пасхи направился на северо-запад к Маркизским островам. 6 апреля «Резолюшн» вошел в воды этого архипелага, посетил острова, открытые в 1595 г. Менданьей, и очень обстоятельно описал их обитателей.

11 апреля Кук направился к берегам Таити. На пути к Таити 17—20 апреля он обследовал несколько атоллов архипелага Туамоту, уже ранее открытых Байроном, и открыл группу мелких островков (острова Арутуа, Каукура, Тоау) на 15°30' ю.ш. и 146°30' з.д., которую он назвал в честь своего покровителя островами Паллисера. 22 апреля «Резолюшн» отдал якорь в гавани Матаваи.

Началась вторая «зимовка» экспедиции. Подробное описание острова Таити Кук ввел в раздел дневников, где речь идет именно об этой стоянке на острове (апрель — май 1774 г.). Это описание чрезвычайно интересно прежде всего потому, что дает представление о хозяйстве, культуре, обычаях и нравах таитян на той стадии их исторического бытия, когда тлетворное влияние европейских колонизаторов было еще совершенно ничтожным.

Кук не искал необходимые ему для сравнительной оценки эталоны в произведениях Томаса Мора и Жан-Жака Руссо, но охотно сопоставлял общественный уклад Таити с социальным строем своей родины. Ему не могло прийти в голову, что путешествие в Океанию было экскурсией в иную историческую формацию, которая в Йоркшире или Нортумберленде безвозвратно ушла в прошлое в эпоху британских походов Юлия Цезаря. Поэтому то, что не укладывалось в привычные для англичанина XVIII в. рамки, казалось ему аномалией, вопиющим нарушением «извечных» законов, господствующих в благоустроенном европейском обществе. Таитяне не знали моногамного брака, и Куку казалось, что поведение их легкомысленно. На многих островах Океании не было собственности на землю, и это поразительное обстоятельство совершенно не укладывалось в сознании Кука. Местных вождей он называл королями, таитянских раатира — феодалами. Но его зоркий глаз подметил все особенности полинезийского хозяйства. Описания тропических культур, способов постройки жилищ, приготовления пищи, конструкций одинарных и двойных каноэ так же точны, как карты островов Южных морей, которые приложены к его отчетам.

Отличительной чертой Кука, рационалиста до мозга костей, было презрение ко всем религиям и ко всем служителям религиозных культов. Английский священник и таитянский жрец вызывали в его душе одинаковые эмоции. Поэтому его весьма мало интересовала религия островитян и он не пытался разобраться в ее сущности, хотя он и привел кое-какие любопытные сведения о святилищах (мараи) и похоронных обрядах островитян.

Кук и Георг Форстер, наблюдая маневры таитянского флота, в которых участвовало свыше двухсот боевых каноэ (на них было девять тысяч воинов и гребцов), пришли к заключению, что Таити — один из наиболее населенных островов Тихого океана. По подсчетам Кука, на Таити в 1774 г. проживало двести четыре тысячи жителей (Форстер указывает меньшую цифру — сто сорок две тысячи). Даже если допустить, что Кук и Форстер вдвое или втрое преувеличили численность населения острова (что маловероятно), окажется, что Таити в 70-х годах XVIII в. был густонаселенным островом. А спустя сорок лет, когда европейская цивилизация пустила на острове глубокие корни, там оставалось только ничтожно малое число коренных жителей… «Прогресс» поистине убийственный, и начало ему было положено в ту пору, когда Уоллис, Бугенвиль и Кук открывали для британских и французских колонизаторов дотоле еще неведомые острова Полинезии. Кук в 1773 г. писал, что сифилис, занесенный европейцами, стал истинным бедствием для островитян. В его записках часто упоминается о репрессиях, которые обрушивались на целые округа в тех случаях, когда исчезало какое-нибудь корабельное имущество. В 1773 и 1774 гг. офицеры и матросы так же нагло вели себя по отношению к островитянам, как и в 1769 г. И то обстоятельство, что Таити, Раиатеа, Хуахине, острова Тонга и Новая Зеландия стали постоянными базами британских экспедиций, во многом предрешило дальнейший ход колонизации этих земель.

14 мая Кук вышел из бухты Матаваи. Посетив Хуахине и Раиатеа, где экспедиция пробыла до начала июня, Кук 2 июня направился к бывшей Земле Святого духа Кироса. По пути он снова побывал на островах Тонга и 17 июля дошел до искомой земли.

Архипелаг, к которому подошел Кук, образует прерывистую, вытянутую с севера на юг цепь островов, которая протягивается вдоль 167—171° в.д., между 14 и 20° ю.ш. Бугенвиль обследовал только северные острова этой группы. Кук прошел вдоль всего архипелага и открыл ряд островов в его средней и южной частях (острова Малекула, Амбрим, Эпи, Шеперд, Эфате, Эрроманга, Анива, Танна, Анейтьюм). Весь этот архипелаг Кук назвал Новыми Гебридами.

Кук и Георг Форстер дали очень интересное описание обитателей Новых Гебрид, отметив, в частности, что говорят они на многочисленных языках, совершенно несходных с полинезийскими.

20 августа Кук вышел в открытое море, и направился на юго-запад. Корабль шел в водах, которые до той поры не посещал ни один европейский мореплаватель. 4 сентября, когда «Резолюшн» был на 20° ю.ш. и 165° в.д., на юго-юго-западе показалась земля. 5 сентября на рассвете открылся на горизонте берег. То был неведомый остров, который Кук назвал Новой Каледонией. К кораблю подошли каноэ. И по внешности, и по языку эти люди напоминали новогебридцев. Впоследствии было установлено, что подобно своим северным соседям с островов Новогебридского архипелага они относились к меланезийской группе.

Остров этот, узкий и длинный, окаймлен полосой рифов, и Кук тщетно пытался обойти его вокруг. После Новой Зеландии это самый большой остров в Океании. По площади (18,6 тыс. кв. км) Новая Каледония лишь немногим меньше Сицилии.

Маршруты первого, второго и третьего плаваний Джемса Кука

После открытия южной группы Новых Гебрид и Новой Каледонии Земля Святого духа окончательно исчезла с карт. Теперь никто уже не мог отрицать, что между Австралией и островами Полинезии простирается сплошное водное пространство, кое-где усеянное группами окруженных рифами островов.

Наступала весна, следовательно, приближалось время нового штурма холодных морей. И от берегов Новой Каледонии 3 октября 1774 г. Кук отправился к Новой Зеландии, чтобы оттуда, совершив переход через весь Тихий океан, обследовать «целинные» моря к югу и к юго-востоку от мыса Горн.

10 октября на пути к Новой Зеландии на 29° ю.ш. и 168°16' в.д. открыт был скалистый необитаемый остров Норфолк. 19 октября «Резолюшн» вошел в бухту Шип-Ков в проливе Королевы Шарлотты. Островитянам известны были все обстоятельства гибели в декабре прошлого года десяти моряков с «Адвенчера», но они, видимо опасаясь репрессий со стороны Кука, сообщили ему, что были убиты люди с чужого корабля, разбившегося на противоположном берегу пролива, а затем вообще прекратили всякие разговоры на эту тему. 10 ноября «Резолюшн» вышел из бухты Шип-Ков и за поразительно короткий срок, тридцать семь дней, совершил переход через Тихий океан к Огненной Земле. Большую часть пути корабль шел при попутных ветрах и попутном западном течении в пятидесятых широтах. В конце декабря 1774 г. и в начале января 1775 г. Кук обогнул Огненную Землю и лежащие к югу от нее мелкие островки. Со времен Схаутена и Ле-Мера немало европейских мореплавателей посетило эти места, но Кук и здесь уточнил положение ряда островов и береговую линию острова Эстадос (жалкого останца Земли Штатов Схаутена и Ле-Мера) и совершил новые открытия.

Направившись далее в Южную Атлантику, Кук 15 января 1775 г. открыл остров Южную Георгию и 31 января «Землю Сандвича» (Южные Сандвичевы острова).

Хотя Кук и считал, что в южной части Атлантического океана поиски материка могут увенчаться успехом, он не счел возможным рисковать всеми результатами экспедиции и продолжать плавание к югу. Поэтому он решил направиться к Кейптауну.

19 марта «Резолюшн» вошел в Столовую бухту. С 22 ноября 1772 г., когда корабли покинули Кейптаун, по 19 марта 1775 г., то есть в течение двух лет и четырех месяцев экспедиция прошла 20 тыс. лиг — путь, почти равный тройной длине земного экватора. 12 мая Кук покинул Кейптаун. Посетив по дороге остров Святой Елены и Азорские острова, он 30 июля прибыл в гавань Спитхед на южном берегу Англии.

Подводя итоги второй экспедиции Кук писал: «Я обошел теперь Южный океан в высоких широтах и пересек его таким образом, что не осталось пространства, где мог бы находиться материк, кроме как вблизи полюса, в местах, недоступных для мореплавания. Дважды посетив тропические моря Тихого океана, я не только уточнил некоторые прежние открытия, но сделал много новых…

Таким образом, я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; южное полушарие достаточно обследовано, и положен конец дальнейшим поискам, проводившимся ради Южного материка, который на протяжении почти двух прошедших столетий неоднократно привлекал внимание морских держав и во все времена привлекал внимание географов. Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или земля значительных размеров. Напротив, я держусь мнения, что такая земля там есть, и, вероятно, мы видели часть ее. Чрезмерные холода, множество островов и обширные массы плавающих льдов — все это служит доказательством, что земля на юге должна быть и что эта Южная земля должна находиться или простираться дальше всего к северу против Южного Атлантического и Индийского океанов…».

В Океании открыто было множество островов: Новая Каледония, южная группа Новых Гебрид, остров Норфолк, ряд мелких островов в архипелаге Тонга, в южной группе островов Кука (острова Херви) и в западной части архипелага Туамоту.

Открыты были новые морские пути в водах южного полушария; после второй экспедиции Кука стало очевидно, что наиболее благоприятная трасса для сквозных плаваний от берегов Австралии к Магелланову проливу и мысу Горн проходит в сороковых и пятидесятых широтах, в полосе постоянных западных ветров и устойчивого течения, ими вызванного.

Вторая экспедиция Кука внесла огромный вклад в естественные науки. Иоганн и Георг Форстер, используя свои собственные коллекции и ценнейший гербарий Бенкса и Соландера, выпустили в свет труды, которые открыли для европейской науки новый мир. Флора островов Океании, восточной Австралии, Огненной Земли, несметно богатая эндемичными видами, была теперь основательно изучена, и дальнейшему развитию ботаники был дан мощный толчок. Ламарк, Кювье, Жофруа де Сент-Илер в своих работах использовали огромные материалы зоологических наблюдений спутников Кука, а геология, которая в конце XVIII в. завоевала себе самостоятельное место под солнцем, многим была обязана участникам его второй экспедиции.

Однако Кук допустил в своих оценках результатов второго путешествия один весьма существенный просчет. Он объявил бесполезными дальнейшие поиски земель в высоких широтах южного полушария. Пессимистический прогноз Кука оказал психологическое влияние на мореплавателей следующего поколения и отвратил их от поисков земель в полярных широтах южного полушария.

Дневники второго путешествия Кука изданы были Британским адмиралтейством в 1777 г. Издание это считалось вполне надежным, но совсем недавно Джон Биглехол, о котором уже упоминалось в связи с его работой над дневниками первого плавания Кука, доказал, что «адмиралтейская версия» не соответствует оригиналу. Биглехол в 1961 г. выпустил в свет критическое издание дневников второго плавания. Русский перевод этой книги опубликован был в 1964 г.

Подробная история восстановления подлинного текста дневников первого и второго плаваний Кука изложена в книге автора этих строк.

Предыдущая | Оглавление | Следующая