Кук. Первое плавание. Открытие восточного побережья Австралии

Джемс Кук родился 27 октября 1728 г. в семье батрака-поденщика в йоркширской деревушке Грейт-Мортон. Семнадцати лет он поступил приказчиком в бакалейную лавку в приморском поселке Стейтс. Здесь он пробыл немногим более года и в июле 1746 г. поступил учеником к судовладельцу Джону Уокеру из йоркширского порта Уитби. Суда Уокера перевозили нортумберлендский уголь из Уитби в Лондон, и Кук был определен на корабль-угольщик «Фрилав». Уитби славился судами этого типа, очень прочными, обладающими небольшой осадкой и легкими в управлении. Угольщики курсировали в мелких водах у восточных берегов Англии, и вождение их было подлинным искусством. Служба на «Фрилаве» была поэтому трудной, но хорошей школой для Кука. Спустя два года хозяева перевели Кука на корабль «Три Бразерс», на котором Кук плавал в Голландию и Норвегию. Затем Кук служил на судне другой фирмы «обученным матросом» (able seaman) и побывал в портах Балтики (в частности, в Санкт-Петербурге), а с 1752 г. был принят помощником штурмана на один из кораблей фирмы Уокер.

Джемс Кук

Хотя формально Семилетняя война началась в 1756 г., летом 1755 г. уже развернулись боевые действия на море, и английские и французские каперы вышли на охоту за торговыми кораблями. Молодых моряков торгового флота записывали на военно-морскую службу в принудительном порядке, и, быть может желая избежать насильственной вербовки, Кук, находясь в июле 1755 г. в Лондоне, поступил добровольцем на военный флот. Первоначально он был зачислен «обученным матросом» на шестидесятипушечный корабль «Игл», стоявший в Портсмуте, а летом 1757 г. он был назначен штурманом на шестидесятичетырехпушечный корабль «Пемброк».

«Пемброк» в 1758 г. в составе большой флотилии, на которой направлялись в Канаду английские экспедиционные части, совершил переход через Атлантический океан. В следующем, 1759 г. Кук блестяще провел в очень трудных условиях работы по промеру фарватера реки Св. Лаврентия; во многом эти работы обеспечили успех наступательных операций британского флота, благодаря которым была взята столица Канады Квебек. После падения Квебека Кук был назначен в сентябре 1759 г. на корабль «Нортумберленд» — флагман флотилии контр-адмирала Александра Колвилла. Всю зиму 1759/60 г. судно простояло в порту Галифакс, где в часы досуга Кук основательно изучил математику и астрономию. Осенью 1762 г. Кук блестяще выполнил задание по топографической съемке бухты Пласеншия на Ньюфаундленде и обследовал западное побережье острова.

В 1763 г. по окончании Семилетней войны Кук руководил работами по съемке побережья островов Сен-Пьер и Микелон, близ южного побережья Ньюфаундленда. В 1764 г. он был назначен командиром корабля «Гренвилл». На «Гренвилле» Кук провел работы по съемке различных участков побережья Ньюфаундленда. В 1765 г. он на короткое время был откомандирован в Вест-Индию, где составил лоции Гондурасского залива. В 1766 г. Кук на острове Бургео у юго-западной оконечности Ньюфаундленда провел наблюдение солнечного затмения. Имя Кука было уже известно и адмиралтейству, и Королевскому обществу, и поэтому его кандидатура на пост командира экспедиционного корабля, выдвинутая в конце марта или в начале апреля 1768 г., была одобрена Советом адмиралтейства.

Вот, собственно, все, что известно о Джемсе Куке до того момента, когда он стал капитаном «Индевра». Эти сухие и отрывочные биографические данные достаточны для послужного списка, но не могут дать сколько-нибудь отчетливого представления о личных качествах знаменитого мореплавателя. «Знания, опыт, проницательность,— писал его соратник капитан Джемс Кинг,— помогли ему так всесторонне овладеть своей профессией, что величайшие препятствия преодолевались и самые трудные плавания стали легкими и почти безопасными под его руководством». Эти знания, опыт и проницательность Кук приобрел, «протаскивая себя» (это его собственное выражение) через все стадии морской службы. Бесспорно, «угольщики» Джона Уокера и плавание у берегов Ньюфаундленда, Новой Шотландии и Гондураса были превосходной школой, а тяжелые на руку йоркширские боцманы отличными учителями.

Но не только опыт, знания и суровая закалка «низовой» службы завоевали Куку безграничное доверие его спутников. Гораздо большую роль сыграли не благоприобретенные качества Кука, а его природные дарования. Кук обладал ясным и независимым умом, и это позволяло ему не поддаваться гипнозу авторитетов и традиционных теорий. Вместе с тем он никогда не оказывался в плену фактов и, анализируя их с холодной настойчивостью, приходил к простым и здравым выводам. Отличительными чертами его характера были спокойное мужество, твердость и необыкновенная работоспособность. «Скрытая» энергия Кука заражала всех его подчиненных.

Формальным поводом для снаряжения новой английской экспедиции в Южные моря было редкое в астрономических летописях событие — прохождение Венеры через солнечный диск, которое можно было наблюдать у Северного полярного круга и в тропических широтах южного полушария 3 июня 1769 г. Для астрономов наблюдение за прохождением Венеры имеет огромное значение. Отмечая в различных пунктах земного шара моменты контакта планеты и солнечного диска, они получают данные, которые позволяют определить расстояние от Земли до Солнца. Для адмиралтейства, весьма мало интересовавшегося столь отвлеченными материями, это астрономическое событие было удобным предлогом для новой вылазки в Тихий океан.

В марте 1768 г. началось комплектование экспедиции, и в йоркширском порту Уитби был приобретен корабль «Индевр».

20 мая возвратился Уоллис. Он немедленно передал адмиралтейству отчет о своем плавании. Как только стало известно об открытии им острова Таити, адмиралтейство избрало этот остров опорным пунктом для астрономических наблюдений.

Куку вручено было две инструкции. Вторая инструкция сверхсекретная. В ней указывался тот маршрут, которым экспедиция должна была следовать в Тихом океане после окончания астрономических наблюдений на Таити. Кук должен был вести поиски Южного материка между островом Таити и 40° ю.ш. Инструкция рекомендовала, в случае если материк не удастся обнаружить, направиться к Новой Зеландии, обследовать ее, положить на карту берега этой земли и затем возвратиться в Англию, обогнув либо мыс Доброй Надежды, либо мыс Горн.

Помимо географических указаний инструкция содержала требования политического характера. Нужно было вводить с согласия (!) туземцев все новооткрытые земли во владения Великобритании, повсеместно составлять «инвентарные описи» богатств этих земель — лесов, руд, драгоценных камней, плодов и семян — и попутно приобщать местных жителей к цивилизации, «вручая им в дар безделушки, каковые могут быть у них в цене, и привлекая их к торговле». Все необитаемые земли нужно было немедленно вводить «во владения его величества в качестве первооткрывателей и первовладетелей, устанавливая при этом необходимые надписи и знаки».

Корабль «Индевр», на котором отправлялась экспедиция, был сооружен в 1764 г. в доках Уитби, приморского городка в Йоркшире, где началась «морская жизнь» Кука. Тоннаж «Индевра» составлял всего лишь 375 т, длина по килю не превышала 35 м, наибольшая ширина была 9 м с лишним. Для сравнения напомним, что водоизмещение флагмана первой флотилии Колумба «Санта-Марии» было 120 т при длине по килю 18,5 м и ширине 7,8 м.

На «Индевре» было девяносто восемь человек. Руководителем ее научной части стал молодой натуралист Джозеф Бенкс. В состав экспедиции включены были шведский ботаник Даниэль Соландер, астроном Чарлз Грин и художник Сидней Паркинсон.

Кук вышел из Плимута 26 августа 1768 г., 13 ноября «Индевр» отдал якорь в Рио-де-Жанейро и вышел оттуда 7 декабря. 11 января 1769 г. Кук достиг побережья Огненной Земли, прошел проливом Ле-Мер и 25 января 1769 г. миновал мыс Горн. В начале апреля он вступил в воды архипелага Туамоту. 4 апреля «Индевр» прошел мимо островов Вахитахи (Лагун-Айленд в дневнике Кука) и Акиаки (Трум-Кеп у Кука, Будуар у Бугенвиля), 6 апреля замечен был остров Хао (Боу у Кука), 7 апреля корабль проследовал мимо острова Рейтору (Берд-Айленд у Кука). Все эти острова были уже открыты до Кука, так как примерно вдоль 18° ю.ш. на участке от 139 до 140 з.д. проходили трассы маршрутов Уоллиса и Бугенвиля. В этих же широтах проследовал в начале 1606 г. на пути к Южной Земле Святого духа Кирос.

10 апреля Кук достиг архипелага Общества и прошел мимо острова Мехетиа, открытого в 1767 г. Уоллисом. 13 апреля показались берега острова Таити. В тот же день Кук ввел «Индевр» в гавань Матаваи. 3 июня были проведены наблюдения за прохождением Венеры через солнечный диск и затем обследованы на шлюпках берега Таити.

В июле, то есть в середине зимы, было преждевременно приступать к выполнению второй части программы — рейсу в более высокие широты южного полушария, поэтому Кук решил предварительно обследовать острова, лежащие к западу от Таити. Весь архипелаг, в центре которого расположен остров Таити, он назвал островами Общества.

Выйдя из бухты Матаваи 13 июля, Кук с 16 июля по 9 августа обошел всю группу Подветренных островов архипелага Общества (острова Хуахине, Раиатеа, Тахоа, Борабора). 9 августа Кук покинул остров Раиатеа (Ульетеа его дневников) и направился на юго-запад в точном соответствии с требованиями секретной инструкции адмиралтейства.

В плавании у островов Общества неоценимую помощь оказал Куку уроженец острова Раиатеа молодой жрец Тупиа, изъявивший желание сопровождать гостей в Англию. Тупиа, хранивший в памяти сведения о многих, в ту пору еще не известных европейцам островах Океании, оказался истинной находкой для Кука; несомненно, что составленная Тупиа карта во многом определила программу исследований Океании, осуществленную Куком во втором плавании. Опираясь на мнение Тупиа, Кук полагал, что между островами Общества и Новой Зеландией нет и не может быть никаких признаков большой земли. И действительно, на пути от Раиатеа до восточного берега Новой Зеландии Кук не встретил примет, указывающих на близость этого мифического континента. Только в начале октября появились наземные птицы — вестники суши, но совсем не той, о которой грезили Мопертюи и Дальримпль. 7 октября мальчик-слуга Ник Юнг заметил высокую землю. Это была Новая Зеландия — берег глубокого залива острова. 8—11 октября Кук обследовал этот залив и назвал его бухтой Поверти (Бедности), поскольку морякам здесь ничего не удалось приобрести; 11 октября Кук вывел «Индевр» в море и направился вдоль берега большого залива (названного им заливом Хаукс) на юг.

Пройдя еще немного к югу, 16 октября у мыса Тернегейн (мыс Поворота) Кук повернул к северу и до середины января шел вдоль берегов Северного острова Новой Зеландии против хода часовой стрелки. С 17 по 30 октября он обследовал северо-восточное побережье этого острова, с 30 октября по 30 декабря его северный берег, а в конце декабря и в начале января — западный. С 4 по 15 ноября «Индевр» находился на северном берегу Северного острова в бухте Меркьюри (названной так Куком потому, что 9 ноября здесь проведены были наблюдения за прохождением Меркурия через солнечный диск). Кук ближе ознакомился с хозяйственным укладом коренных жителей Северного острова, с устройством их укрепленных селений — па. Здесь лейтенант Джон Гор застрелил островитянина, когда тот отказался дать местную ткань в обмен на таитянскую, причем это преступление осталось безнаказанным. В бухте Меркьюри Кук, как и на Таити, произвел церемонию ввода во владение британской короны новооткрытых земель; лицемерная оговорка инструкции, которая рекомендовала совершать этот акт с согласия туземцев, естественно, не была принята во внимание.

19 ноября Кук вошел в залив Хаураки и обследовал впадающую в него реку, названную им Темзой. 30 декабря он прошел мимо крайней северо-западной оконечности Северного острова — мыса Мария Ван Димен, открытого в 1643 г. Тасманом, и направился на юг вдоль западного берега Северного острова по маршруту Тасмана. Обогнув юго-западную оконечность острова (возвышавшуюся здесь гору — 2517 м — он назвал Маунт-Эгмонт), Кук попал в обширный залив — так определил это водное пространство Тасман. Однако, не полагаясь на показания Тасмана, он углубился в воды этого «залива» и нашел неширокий проход на восток, в ту часть океана, которая омывает восточное побережье Новой Зеландии. Открыв этот проход (ныне пролив Кука), он доказал, что северная часть Новой Зеландии — остров.

8 февраля Кук вышел из пролива и, совершив короткую рекогносцировку в северном направлении, повернул к югу. С 9 февраля по 1 апреля он обогнул Южный остров Новой Зеландии и таким образом установил, что Новая Зеландия не часть Южного материка и не единый массив суши, а два больших острова.

За шесть месяцев Кук, большей частью держась близ берега, прошел 2400 миль и составил карту Новой Зеландии. Адмирал Уортон, в 1893 г. впервые издавший дневник первого плавания Кука, справедливо отметил: «…всякий, кому ведомо, сколь трудно плавание вдоль берега, будет изумлен точностью, с которой нанесены контуры Новой Зеландии… Не было случая, чтобы так верно был положен на карту берег земли первым ее исследователем…» К этому следует добавить, что Кук не только верно нанес очертания береговой линии обоих островов Новой Зеландии, но и высказал ряд ценных соображений о морских течениях близ побережья и об элементах орографии и гидрографии Южного острова.

Вряд ли можно вменить Куку в вину две географические погрешности: он принял полуостров Бенкс на восточном берегу Южного острова за остров и остров Стьюарт, расположенный к югу от Южного острова, счел частью последнего. Вскоре эти ошибки были исправлены другими мореплавателями (см. главу 8).

1 апреля 1770 г., обойдя Южный остров, Кук в сущности выполнил требования обеих инструкций. Он мог со спокойной совестью, не обременяя себя заботами о поисках новых земель, направиться в Англию либо в обход мыса Доброй Надежды, либо по старому своему маршруту в обход мыса Горн. На совете, созванном 31 марта, Кук решительно отверг вариант пути вокруг мыса Горн, поскольку надвигалась зима и переход через Тихий океан в высоких широтах был сопряжен с огромными трудностями. Он не хотел идти к мысу Доброй Надежды отчасти по тем же причинам, но особенно потому, «что нечего было надеяться совершить сколько-нибудь значительные открытия на пути туда». Не зная истинного положения восточных берегов Новой Голландии, Кук тем не менее выдвинул предложение направиться на запад и, дойдя до Новой Голландии, проследовать вдоль ее восточного берега на север, в моря, омывающие Новую Гвинею, а оттуда взять курс на Батавию — Кейптаун.

Это было чрезвычайно смелое предложение, и, приняв его, офицеры «Индевра», сами того не подозревая, вынесли решение огромной важности, ибо самым значительным деянием первой экспедиции Кука было открытие восточного побережья Австралии.

1 апреля от мыса Феруэлл, крайней северо-западной оконечности Южного острова Новой Зеландии, Кук взял курс на северо-запад и 19 апреля на 37°48' ю.ш. и 149 17 в.д. достиг восточного берега Новой Голландии. Мыс, замеченный на этом берегу, был назван в честь первого помощника капитана мысом Хикс (это одно из немногих названий, данных Куком, не сохранившихся до нашего времени. Современное его название мыс Эверард).

Кук, имевший при себе английский перевод краткого извлечения из дневника Тасмана, сразу установил, что 19 апреля «Индевр» находился севернее того участка побережья Вандименовой Земли (Тасмании), который был открыт Тасманом в 1642 г. Правда, ни в первом, ни во втором плавании ему не удалось установить, что Вандименова Земля отделена от Новой Голландии проливом; однако он был убежден, что мыс Хикс лежит севернее того острова или той части Новоголландской Земли, которую Тасман назвал в честь Ван Димена.

20 апреля в разрыве берега открылся широкий залив, куда Кук ввел «Индевр». Это была бухта Ботани-Бей, где экспедиция пробыла до 6 мая. Здесь Кук 28 апреля впервые встретил австралийских аборигенов, уровень развития которых был намного ниже, чем у таитян и новозеландцев. Бенкс и Соландер собрали много образцов неизвестных в Европе растений, и этому обстоятельству бухта обязана своим названием. Семнадцать лет спустя в бухте Ботани-Бей было основано первое европейское поселение в Австралии, вскоре перенесенное на 8 км к северу в бухту Порт-Джексон, где ныне находится город Сидней. 6 мая Кук направился дальше на север, открыл в тот же день бухту Порт-Джексон и проследовал вдоль берега Новой Голландии на север.

В конце мая Кук вступил в чрезвычайно опасную для мореплавателей полосу коралловых рифов и мелей, рассеянных между северо-восточным побережьем Австралии и Большим Барьерным рифом — гигантской коралловой грядой, протянувшейся на 2000 км параллельно побережью. Сперва Кук шел проливом Каприкорн — относительно свободным от мелей проходом между Большим Барьерным рифом и берегом. Но к северу от этого пролива берег и Большой Барьерный риф сближаются, и здесь начинается один из самых опасных на земном шаре участков морского бездорожья. За мысом, которому Кук дал образное название мыса Трибьюлейшн (мыс Невзгод, или Треволнений), «Индевр» 11 июня около 11 часов вечера внезапно наскочил на коралловый риф. Только спустя сутки, полностью разгрузив корабль, удалось снять судно с рифа, но повреждения были настолько велики, что без заделки огромной пробоины в днище нечего было и думать о продолжении плавания. В трудные минуты команда и ее капитан действовали с большим мужеством. Кое-как, используя подручные средства, удалось отремонтировать корабль, причем на это ушло почти два месяца. Только 4 августа «Индевр» снялся с якоря и вышел в путь (предварительно Кук зашел 14 июня в устье небольшой реки — река Индевр в дневнике Кука, Кук-Харбор современных карт).

На вынужденной двухмесячной стоянке участники экспедиции встретились с австралийскими аборигенами. Здесь же произошло близкое знакомство со своеобразным животным миром Австралии. Хотя Пелсарт и Дампир задолго до Кука открыли австралийских кенгуру, только после первого плавания Кука ученые Европы по чучелу и скелету этого животного ознакомились с любопытнейшим представителем фауны пятого материка. Покинув устье реки Индевр, корабль оказался в лабиринте рифов и мелей. Приходилось продвигаться с величайшей осторожностью. 50 миль до внешней гряды Барьерного рифа прошли за девять дней, и только 13 августа «Индевр» был введен в узкий канал этой гряды (проход Кука). Однако 16 августа мореплаватели снова подверглись смертельной опасности: течение понесло корабль на буруны, у которых с шумом разбивались высокие волны. Героические усилия команды спасли корабль в самый последний момент, когда он находился всего лишь в 80—100 м от бурунов.

Пройдя через рифы каналом, названным проходом Провидения (Провиденшл-Чаннел), Кук проследовал вдоль северного участка восточного берега Новой Голландии и 21 августа обогнул самую северную оконечность Австралийского материка, которую, он назвал мысом Йорк.

Этот мыс открыл еще в 1606 г. Янсзон, и честь его открытия не может быть приписана Куку. Но, вступив в Торресов пролив, Кук раз и навсегда положил конец спорам по поводу прохода, отделяющего Новую Голландию от Новой Гвинеи. Напомним, что за два года до Кука Бугенвилю не удалось обнаружить проход между Австралией и Новой Гвинеей, а без «визы» Кука ученые вряд ли приняли бы в расчет сообщение об открытии этого прохода Торресом, которое было опубликовано спустя сто шестьдесят три года после плавания Торреса.

21 августа Кук подошел в восточной части Торресова пролива к группе островов, которые он назвал островами Йорк. Эти острова еще в 1606 г. были открыты Янсзоном (острова Маунт-Адольфус современных карт). На следующий день Кук высадился на небольшом острове Поссешен и торжественно ввел во владение Великобритании все открытое им побережье Новой Голландии, которое назвал Новым Южным Уэлсом (в настоящее время так называется только южная часть восточной Австралии). Следуя вдоль южного берега мимо островов, которым Кук дал название Принс-оф-Уэлс, экспедиция прошла через пролив Индевр (Эндевор) в Арафурское море.

Кук направился к Новой Гвинее и 29 августа достиг ее южного берега. Следуя далее к югу от островов Ару и Танимбар, Кук 10 сентября дошел до острова Тимор и 10 октября привел «Индевр» в Батавию. 26 декабря экспедиция, покинув Батавию, направилась к Кейптауну.

В Батавии, когда казалось, что самая трудная часть пути уже позади, на команду обрушились несчастья. Истомленные двухлетним плаванием, моряки почти поголовно были поражены тяжелой тропической лихорадкой, первой жертвой которой оказался Тупиа. Затем на корабле разразилась тяжелая эпидемия, которая унесла много людей при переходе от берегов Явы к Кейптауну. Только за одну «черную неделю» (25 января — 1 февраля 1771 г.) на «Индевре» умерло от дизентерии семь человек. Истомленный болезнью, экипаж с огромным трудом провел корабль через Индийский океан. В Кейптаун «Индевр» прибыл 14 марта. Здесь впервые Кук узнал о посещении Бугенвилем острова Таити в 1768 г. 11 апреля Кук вышел из Кейптауна и 13 июля прибыл в Даунс. Кругосветное плавание, которое продолжалось (с момента выхода из Плимута) два года десять месяцев и семнадцать дней, было успешно завершено. Существенное различие между маршрутом первого плавания Кука и тихоокеанскими трассами, проложенными его предшественниками и современниками, заключалось в том, что Кук от островов центральной Полинезии направился не на север, а на юго-запад и от Таити совершил переход к Новой Зеландии. До Кука только Тасман плавал в сороковых и тридцатых широтах этой части Тихого океана, но он, следуя от западных берегов Новой Зеландии, вышел к островам Полинезии гораздо западнее Таити, в области островов Тонга и Фиджи. Обойдя Новую Зеландию, Кук не только доказал, что она состоит из двух островов, но и исправил ошибку Тасмана, считавшего ее частью Южного материка. Кук открыл восточное побережье Австралии; это был весьма значительный вклад в географическую науку. После первой экспедиции Кука на картах мира Новая Голландия приобрела истинные очертания: контур ее, в котором до той поры зияла на востоке огромная брешь, замкнулся.

Еще Бугенвиль доказал, что Земля Святого духа Кироса — это не восточная часть Австралийского материка, а группа островов, отделенных от Австралии широким Коралловым морем. В этом море Кук обследовал и нанес на карту внутреннюю западную дугу Большого Барьерного рифа.

Однако всем этим географические результаты первого плавания Кука далеко не исчерпываются. Обследовав моря, омывающие Новую Зеландию и восточные берега Австралии, подытожив все данные о течениях и ветрах в этих водах и в юго-восточной части Тихого океана, Кук убедился, что маршруты Байрона, Уоллиса и Картерета и их предшественников были намечены неудачно. Он прямо говорил: «Я считаю положительно невозможным, чтобы человек, который по своей воле отправляется на поиски Южного материка, придерживался того же пути через эти моря, каким шли мореплаватели до сих пор, преследуя ту же цель, что и он [Ле-Мер]. Поступив так, мореплаватель должен заведомо обречь себя на неудачу, постигшую всех его предшественников».

Не случайно во втором плавании Кук шел в высоких широтах южного полушария не с востока на запад, а с запада на восток, как раз в том направлении, в котором в этой части Атлантического, Индийского и Тихого океанов постоянно циркулируют воздушные массы, порождающие океаническое течение Западных Ветров. Именно этот новый маршрут обеспечил Куку успех его второго плавания и определил дальнейший ход открытий в Южных морях высоких широт.

Что касается тропической и субтропической Океании, то здесь главным «открытием» Кука был Тупиа с его картой островов Полинезии. В сопровождении Тупиа Кук обследовал острова Общества, открытие которых лишь начато было Уоллисом, и нанес на карту главные острова подветренной группы этого архипелага — Хуахине, Раиатеа, Борабора и Тахоа.

После первого плавания Кука возможная северная граница Южного материка опустилась в центральной части Тихого океана к 40° ю.ш.

Трудно переоценить значение исследовательских работ, выполненных Бенксом, Соландером и Паркинсоном. Бенкс и Соландер открыли десятки новых эндемичных видов растений и животных. Зарисовки Сиднея Паркинсона и образцы флоры из гербария Соландера и Бенкса в течение многих десятилетий сохраняли для европейских ботаников первостепенный интерес. Огромное значение имели этнографические наблюдения, проведенные Куком и его спутниками на островах Общества и в Новой Зеландии.

Географически Австралию открыл не Кук, но именно он открыл и Австралию, и Новую Зеландию для европейской колонизации. Вести о зеленых берегах бухты Ботани-Бей возбудили в Англии огромный интерес к Новой Голландии. В 1788 г. началась колонизация юго-восточной Австралии, и сперва бухта Ботани-Бей, а затем соседняя бухта Порт-Джексон стали очагами британской экспансии на пятом материке. Таковы исторические последствия первого плавания Кука.

Как это ни странно, но дневники первого кругосветного плавания Кука увидели свет лишь сто с лишним лет спустя после завершения этой экспедиции, а первое подлинно научное их издание, осуществленное новозеландским географом и историком Джоном Биглехолом, появилось лишь в 1955 г. В русском переводе дневники первого путешествия Кука изданы были в 1960 г.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Разное