Глава четвертая

Открытия в Океании в XVIII в. Южный материк исчезает с карты

Англо-французское соперничество в Южных морях

Рейды пиратов Дрейка в XVI в. и Дампира на рубеже XVII и XVIII вв. были первыми вылазками, предпринятыми англичанами в Южные моря. Однако до середины XVIII в. неуловимый Южный материк и реальные пути через южную часть Тихого океана, проложенные испанскими и голландскими мореплавателями, имели для Англии и для ее главной соперницы Франции третьестепенное значение. К Южным морям и в Лондоне, и в Париже определенный интерес проявился лишь в 30-х и 40-х годах XVIII в.

В 1738 г. французский мореплаватель Жан Батист Буве де Лозье отправился на поиски Южного материка в южную часть Атлантики. 1 января 1739 г. он открыл там на 54° ю.ш. высокую землю, к которой не мог подойти из-за льдов. Буве решил, что подошел к выступу Южного материка, и назвал открытую им землю мысом Сирконсисьон. В действительности это был вовсе не мыс, а ничтожный островок, и, что самое любопытное, вторично его удалось найти только в 1898 г. Но «открытие» Буве европейские географы расценили как еще одно веское доказательство существования Южного материка.

В 40-х годах XVIII в. английский адмирал Джордж Ансон совершил кругосветное плавание с чисто военными целями. Шла англо-испанская война, и Ансон и в Атлантике, и в Тихом океане топил и грабил испанские корабли и одновременно вел поиски удобных баз на главных морских путях. Возвратившись в Англию, он разработал план захвата Фолклендских островов, важной позиции на подступах к Магелланову проливу и мысу Горн.

Но до Семилетней войны Тихий океан еще не рассматривался как будущее Британское море и вопрос об овладении сквозными путями, ведущими от мыса Горн к Южной Азии, не ставился в порядок дня. Положение резко изменилось после Семилетней войны.

Единственной державой, которая приобрела в ходе Семилетней войны осязаемые выгоды, была Англия. Разгромив свою вековечную соперницу Францию, она отняла у нее Канаду, прочно утвердилась в Индии, где французы утратили почти все свои позиции, закрепилась на Средиземном море и в Вест-Индии. Британская Ост-Индская компания, наемные войска которой одержали решительные победы в Индии, превратилась, по словам Маркса, в годы Семилетней войны «из коммерческой силы в силу военную и территориальную. Именно тогда было положено основание нынешнему владычеству Англии на Востоке». Британский флот добился абсолютного превосходства в морях Нового и Старого Света.

Мощь Англии измерялась, однако, не только числом линейных кораблей. Промышленный переворот, который привел к созданию новых форм производства (к переходу английского капитализма от мануфактурной к машинной стадии), особенно бурным темпом шел в 60-х и 70-х годах XVIII в.

Но путь к дальнейшим территориальным захватам в заморских землях по-прежнему преграждала Франция, которая отнюдь не собиралась покорно смириться с положением второстепенной державы. Восстанавливался французский флот, усиливались французские базы в Вест-Индии и на островах Индийского океана; французы активно поддерживали главного врага Англии в Индии — правителя Майсура Хайдер-Али; союзницей Франции была Испания с ее необъятными владениями в Новом Свете.

Первый министр Людовика XV Шуазель наметил сразу же после Семилетней войны программу «холодной войны» против Англии. «Франция,— говорил он,— не пожалеет усилий, чтобы утвердиться в любых морях, где подобные попытки предпринимают англичане… Она никогда не допустит основания Англией новых колоний в любой части света» (Doubigny Choiseul et la France d'outre-mer. Paris, 1892). Англо-французская борьба велась теперь не только в обеих Индиях — то есть на Антильских островах и в Индостане — и не только на старом португальском морском пути в Индию, но и в Южных морях.

Однако гораздо большее значение державы-соперницы придавали не транстихоокеанскому пути, а воображаемому Южному материку. Прежде чем овладеть этим несуществующим материком, северные границы которого на картах XVIII в. доходили в Тихом океане до 30, а в Атлантическом и Индийском океанах соответственно до 50 и 40° ю.ш., надо было найти его. И поиски Южного материка как раз в 60-х годах XVIII в. приняли весьма лихорадочный характер, и их с равной энергией вели французские и английские мореплаватели; в результате в Южном Тихом океане возник новый фронт «холодной войны».

Британское адмиралтейство в 1763—1766 гг. разработало планы захвата Фолклендских островов, обладание которыми обеспечивало контроль над Магеллановым проливом и трассой, проходящей вокруг мыса Горн. С этой целью в 1764 г. в Южные моря была послана экспедиция под командой коммодора Джона Байрона, деда знаменитого поэта и участника плавания Ансона.

В Англии уже было известно, что французы серьезно заинтересовались Фолклендскими островами. Еще в 1763 г. француз Луи Антуан Бугенвиль вывез из Канады на Фолклендские острова группу переселенцев, которые обосновались в январе 1764 г. на острове Восточный Фолкленд. На Фолклендские острова претендовала и союзница Франции Испания. Байрон, который еще не знал, что Бугенвиль опередил его на Фолклендских островах, должен был овладеть ими и затем выйти в Тихий океан.

Предыдущая | Оглавление | Следующая