Роггевен. Открытие загадочного острова Пасхи

С именем Якоба Роггевена связаны последние выдающиеся открытия голландцев в Тихом океане.

Якоб Роггевен родился в городе Миддельбурге в 1659 г. Его отец, Арент Роггевен, был человеком изобретательным, пылким и неуживчивым. Скромному месту школьного учителя он предпочел профессию коммивояжера, затем занялся дегустацией вин и крепких напитков и на склоне лет увлекся проектами экспедиций к Южному материку.

Такого рода проектов в архивах Ост-Индской компании скопилось великое множество. Некто Жан Пьер Пюрри настойчиво советовал компании взяться за колонизацию южного берега Новой Голландии и завершить обследования, начатые Нейтсом. Пюрри советовал перебросить на пустынные новоголландские берега несколько тысяч рабов с острова Явы и начать на этих многообещающих землях разработку золота и серебра. Другие прожектеры рекомендовали организовать экспедицию для поисков Земли Святого духа и Южного материка.

Однако компания решительно отвергала эти предложения. Она охотно закрыла бы все пути, ведущие в Новую Голландию и в южную часть Тихого океана, тогда ключами к этим землям и морям не завладели бы ее конкуренты и соперники, тогда можно было бы не опасаться вторжения англичан и французов в голландскую сферу заморской экспансии.

Арент Роггевен, отлично понимая, что его проекты не встретят сочувствия в Ост-Индской компании, обратился к конкурирующей фирме. С 1621 г. в Голландии существовала Вест-Индская компания, которая вела торговлю с Америкой. В 1676 г. он подал директорам этой компании записку, по содержанию напоминающую пылкие мемориалы Кироса. Роггевен-старший доказывал, что в Голландии совершенно недооценивают западный путь в Дальнюю Азию, ведущий через Магелланов пролив и пролив Ле-Мера. А между тем, следуя этим путем, можно не только проникнуть с тыла во владения Ост-Индской компании, но и открыть Южный материк. Он считал, что этот материк должен находиться в Тихом океане всего лишь в 15° к югу от тропика Козерога. Подобно Киросу Арент Роггевен красочно и ярко описывал мифические богатства этого мифического материка.

Вест-Индская компания охотно послала бы экспедицию в Южные моря, но она очень боялась своей ост-индской соперницы и дала миддельбургскому дегустатору весьма уклончивый ответ. Умирая, Арент Роггевен завещал свои проекты сыну.

Якоб Роггевен в 1716 или 1717 г. обратился в Вест-Индскую компанию, и к его проектам отнеслись весьма серьезно: у Якоба Роггевена за плечами был большой опыт. Девять лет он провел в Ост-Индии — был советником судебной палаты в Батавии. Он приобрел опыт вождения кораблей и проведал пути, ведущие из гаваней Явы и Молуккских островов в Новую Голландию.

В 1721 г. Вест-Индская компания снарядила экспедицию. Роггевен получил три корабля: «Аренд», «Тинховен» и «Африкансхе Галей». Флотилия имела семьдесят пушек, и в команде ее числилось двести двадцать три матроса и солдата.

21 августа 1721 г. корабли вышли из голландской гавани Тексель и взяли курс на мыс Горн. 14 января 1722 г. Роггевен обогнул мыс Горн. Он дошел почти до 61 ю.ш. В этих студеных водах флотилия три недели боролась с противными западными ветрами. Все время с юга шли огромные айсберги, и Роггевен предположил, что где-то вблизи находится берег Южного материка, причем материк этот, очевидно, простирается до самого полюса: «…такие массы льда,— писал он,— могут дать только земли, где царит «всеобщий холод»». Роггевен был недалек от истины. Земля Грейама — длинный выступ Антарктиды — находилась всего в 5—6 к юго-востоку от его маршрута. Войдя в Тихий океан, Роггевен направился к островам Хуан-Фернандес. Их он покинул 17 марта 1722 г. и взял курс на северо-запад.

В 1687 г. приятель Дампира, английский пират Эдвард Девис, в 500 лигах от чилийской гавани Копиапо обнаружил на 27° ю.ш. небольшой песчаный остров, и в 50 милях к западу от него — гористую землю. Однако он не дошел до этой «гористой земли». Открытие это весьма сбивчиво описано было судовым лекарем Лайонелом Уофером и Дампиром, которому Девис рассказал о своих приключениях.

Роггевен, желая проверить сообщения Уофера и Дампира, направился к 27° ю.ш. 6 апреля 1722 г. корабли подошли к высокому и густонаселенному острову. Был день пасхи, и, Роггевен назвал новооткрытую землю Пасх Эйландт — остров Пасхи. При высадке моряки и солдаты открыли огонь по островитянам; за этой зверской расправой последовал грабеж.

Островитяне, по словам Роггевена и его спутников,— рослые, с крепкими мускулами; кожа у них не очень темная, бледно-желтая и серовато-бурая, но различить цвет ее можно только у молодых островитян. У пожилых и у именитых особ тело покрыто темно-синими узорами. У всех великолепные снежно-белые зубы, и даже старцы щелкают орехи с очень твердой скорлупой. Бороды и волосы у большинства островитян довольно короткие, но у некоторых волосы длинные, они свешиваются на спину или уложены пучком на затылке. В ушах у многих очень крупные серьги, настолько тяжелые, что растянутые ими мочки доходят до плеч. Они носят одежду из нетканой материи, очень похожую на хлопчатую [несомненно, это тапа], окрашенную желтой и темно-розовой краской. Пустые тыквы — единственный вид их посуды.

Маршруты Роггевена, Байрона, Уоллиса, Картерета и Бугенвиля Из книги Джемса Кука «Плавание на «Индевре» в 1768—1771 г.г.». Увеличить (в отдельном окне)

Хижины на острове представляют собой каркасы из жердей, прикрытые травой, входные отверстия у них очень низкие, пол покрыт циновками. Около каждой хижины лежат большие отполированные камни,— видимо, на них в часы досуга рассаживаются обитатели этих жилищ. Каноэ сбиты из мелких кусков дерева, связанных бечевой; это очень хрупкие и неприспособленные для плавания в открытом море суда, причем щели совершенно ничем не конопатятся, и вода свободно просачивается внутрь. Разводят местные жители бананы, бататы, ямс, сахарный тростник и растения, подобные турнепсу. Никакой живности, кроме кур, на острове не было. Плантации на пологих склонах холмов разделены бороздками на квадратные участки, чаще всего занятые бататом.

Больше всего голландцев удивили огромные статуи, высотой до 30 футов и более. Их было очень много, и все они стояли на каменных платформах, островитяне воздавали этим идолам (по мнению голландцев, глиняным) всевозможные почести. Все статуи были задрапированы длинными полосами материи, и эти драпировки свешивались с плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями. Островитяне разводили перед ними костры. Сидя на корточках со склоненными головами, они помывали сложенными ладонями, поднимая руки горе и опуская их.

Об экспедиции Роггевена и таинственном острове Пасхи современники голландского мореплавателя узнали от одного из участников плавания — немца Карла-Фридриха Беренса. Этот предприимчивый авантюрист, который скитался в поисках наживы и приключений по всему свету, оказался незаурядным рассказчиком. Его книга «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721—1722 гг.», изданная в 1737 г., имела большой успех и возбудила немалый интерес к острову Пасхи и к странам Южных морей. Дневнику же самого Роггевена не повезло. Он свыше ста лет пролежал в голландских архивах и опубликован был только в 1838 г.

Описания Беренса и Роггевена чрезвычайно важны и интересны. Полвека спустя, когда остров Пасхи посетили сперва испанец Фелипе Гонсалес, а затем Джемс Кук, статуи находились в полном запустении. Многие из них лежали на земле, причем создавалось впечатление, что они были сброшены с пьедесталов. Никто не поклонялся этим идолам (каменным, а не глиняным!), никто не заботился о них. Сам остров являл картину полного запустения. Очевидно, за те пятьдесят лет, которые истекли со времени посещения его Роггевеном, там произошли какие-то серьезные события.

13 апреля Роггевен покинул остров Пасхи и направился на запад по маршруту Схаутена и Ле-Мера. С 18 мая по 2 июня экспедиция открыла ряд островов в архипелаге Туамоту. Роггевен прошел через это созвездие атоллов чуть южнее Схаутена и Ле-Мера и попал в ту его часть, которая гуще всего «засеяна» островами и пересекается 15-й параллелью.

У острова Схаделайк (это был атолл Такапото, у которого в 1616 г., видимо, побывали Схаутен и Ле-Мер) затонул корабль «Африкансхе Галей». Команда была спасена, но в дальнейшем оставшиеся корабли не раз подвергались смертельным опасностям в водах архипелага Туамоту, особенно в той его части, которую Роггевен назвал Лабиринтом (см. карту на стр. 174).

Роггевен открыл семь крупных атоллов и множество мелких островков и рифов. Перечислим здесь атоллы большой семерки:

Дата открытия Название, данное Роггевеном Современное название
18 мая 1722 г. Бедриглайк Тикеи (?)
19 » » Схаделайк Такапото
25 » » Дагенрад Манихи (?) Ахе (?)
27 » » Авондстонд Апатаки
28 » » Мердер Зорг Арутуа
30 » » Гуте Вервахтинг Рангироа (?)
2 июня » Верквикинг Макатеа

6 июня корабли подошли к двум высоким цветущим островам, высадиться на которые не удалось. Роггевен ошибочно принял их за острова архипелага Тонга, которые открыли Схаутен и Ле-Мер. На самом деле в этот день корабли находились далеко к востоку от архипелага Тонга, в водах островов Общества, и голландцы приметили острова Борабора и Маупити, лежащие к северу от Таити. Пройдя мимо этих островов на запад, Роггевен спустя несколько дней вступил в воды архипелага Самоа. 15 июня были открыты острова Мануа, Тутуила и Уполу (западное Самоа) (Роггевен назвал их соответственно островами Бауман, Тинхофен и Гронинген).

От Самоа Роггевен прошел к Новой Гвинее и вдоль ее северного берега направился в Батавию. В Батавии Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов доставлены были в Голландию, где Роггевен втянулся в тяжбу с Ост-Индской компанией. Он умер в 1729 г., вконец разоренный.

Самым существенным его открытием был затерянный в восточной части Тихого океана остров Рапануи (Пасхи).

Предыдущая | Оглавление | Следующая