Дампир. Пират-натуралист на берегах Австралии

На рубеже XVII и XVIII вв. у берегов Новой Голландии появился британский пират Уильям Дампир. Впрочем, Дампир был не просто пиратом. Плавая под черным флагом, он тридцать лет вел во всех морях и океанах земного шара любопытнейшие наблюдения — метеорологические и этнографические, ботанические и зоологические. Его труды, появившиеся в 1697—1699 гг. на свет в Лондоне, вызвали сенсацию в ученом мире и ввели его в Британскую академию наук — Королевское общество.

Биография Дампира могла бы дать Стивенсону, Хаггарду и Саббатини материал для целой серии увлекательных романов пиратского жанра.

Он родился в глухой сомерсетширской деревушке в 1652 г. Рано лишился родителей, бросил школу и ушел в море. Плавал у берегов Ньюфаундленда, ходил в Ост-Индию, побывал на Ямайке, два года рубил лес в Кампече на берегах Юкатана. В 1678 г. он возвратился в Англию, женился, приобрел небольшое поместье, но вскоре снова отправился в дальние края. Примкнув на Ямайке к шайке буканьеров — пиратов, которые грабили города и селения в испанских колониях, он через Панамский перешеек перебрался на Тихоокеанское побережье и в 1680 г. принял участие в нескольких налетах на перуанские гавани. Затем опять возвратился в карибские воды, на пиратском корабле капитана Джона Кука прошел в Гвинею, а оттуда мимо мыса Горн в Тихий океан. Здесь он участвовал в нападении на испанские корабли, которые везли золото из Кальяо в Панаму, затем ограбил несколько мексиканских городов и с другим пиратским вожаком, Сваном, совершил переход к острову Минданао. Там взбунтовавшаяся команда высадила Свана, и новый капитан Рид повел корабль к берегам Новой Голландии. В 1688 г. Рид и Дампир совершили высадку на ее западном берегу, близ мыса Левек.

Из Новой Голландии корабль направился в Индийский океан. На Никобарских островах команда корабля бросила Дампира, и он на рыбачьем каноэ добрался до Суматры и занялся там торговлей. Купцом он был плохим и, разорившись, нанялся канониром в британский форт на острове Бенкулен. Там он, однако, не ужился и в 1691 г. возвратился в Англию.

В Лондоне Дампир обработал дневники, которые непрерывно вел с 1674 г., и в 1697 г. опубликовал первый том своего труда «Плавание вокруг света». Два года спустя вышел второй том, одна из частей которого носила название «Рассуждение о пассатах, бризах, штормах, временах года, приливах и течениях жаркого пояса всего света». Спустя сто с лишним лет английский историк тихоокеанских открытий адмирал Барни так оценил трактат: «…нелегко назвать имя мореплавателя или путешественника, который дал бы миру более полезные сведения, которому в такой мере были бы обязаны негоцианты и моряки и который подобного рода сведения изложил бы в столь ясной манере и столь четким стилем». (Виrnеу J. Discoveries in the South Sea. London, 1803, v. 1, p. 187).

Недавно, в 1956 г., английским автором сводного труда по истории мореплавания Е. Тейлор было отмечено, что приложенная к «Рассуждению» карта ветровой циркуляции явилась первоосновой для всех последующих карт такого характера и что в схемы Дампира внесены были впоследствии лишь сравнительно небольшие изменения. Дампир привел очень интересные данные о величинах магнитного склонения в различных пунктах Мирового океана, о солености морских вод, о связи между господствующими течениями и ветрами. Английские ученые не без основания считают Дампира и его современника Эдмонда Галлея отцами океанографии.

Небывалым успехом «Плавание вокруг света» обязано было, однако, не этой чисто «академической» главе, а описаниям дальних заморских стран, описаниям ярким и точным, живым и увлекательным. До 1727 г. «Плавание вокруг света» издано было в Англии семь раз и переведено на голландский, французский и немецкий языки. Это был истинный бестселлер XVIII в. Труд Дампира нашел признание не только в ученых кругах Лондона, но и в Британском адмиралтействе. Решено было послать к берегам Новой Голландии экспедицию и во главе ее поставить пирата, только что торжественно принятого в Королевское общество.

На корабле «Робак» водоизмещением 290 т Дампир 14 января 1699 г. вышел в путь. Корабль оказался плохим, команда отвратительной, и плавание это было сплошным мучением. Дампир хотел пройти к берегам Новой Голландии в обход мыса Горн, но по пути он справедливо решил, что в июне — июле, в разгар зимы, не имеет смысла забираться в столь высокие широты, и от Баии повернул к мысу Доброй Надежды. 31 июля 1699 г. Дампир вышел к западному берегу Австралии у 28° ю.ш. и направился вдоль побережья на север. Он обследовал обширный залив, названный им заливом Шарк, открыл на 20°32' ю.ш. группу островов — архипелаг Дампира и в бухте Робак на 18°21' ю.ш. в поисках пресной воды высадился на берег. Кроме песчаных холмов, чахлого кустарника, мух и скелетов динго, он здесь ничего не нашел, вода же оказалась солоноватой.

Команда роптала (все запасы воды иссякли), и Дампир вынужден был повести корабль на остров Тимор. Оттуда он прошел к северным берегам Новой Гвинеи. Проследовав через открытый им пролив между северо-западным выступом Новой Гвинеи и островом Вайгео, он направился на восток, уклонившись от Новой Гвинеи к северу, и в конце февраля открыл два острова, названные им Маттиас и Шкуоли. Это острова Муссау и Эмира, лежащие к северу от острова Лавонгай. Далее Дампир направился вдоль северного берега Новой Ирландии и, обогнув ее с востока, открыл «залив» Сент-Джордж, который, как это выяснилось почтя семьдесят лет спустя, был проливом, отделяющим Новую Ирландию от расположенного южнее острова Новая Британия (ныне носит название Сент-Джорджес-Чаннел). Вдоль восточного берега Новой Британии Дампир проследовал до самой южной ее оконечности и вошел в пролив (пролив Дампир), который отделяет Новую Британию от острова Умбой, расположенного близ берега Новой Гвинеи.

Всю совокупность островов к северу от этого пролива (архипелаг Бисмарка) Дампир принял за единый остров, который назвал Новой Британией. Ему, однако, удалось частично исправить ошибку Схаутена и Ле-Мера, а также Тасмана, которые, проследовав вдоль северных берегов Новой Ирландии и Лавонгая, решили, что эти острова — часть Новой Гвинеи.

От берегов Новой Британии Дампир проследовал на запад, дошел до Батавии и оттуда направился вокруг мыса Доброй Надежды в Англию. Но 22 февраля 1701 г. у острова Вознесения «Робак» потерпел крушение. Дампир потерял все свое имущество, но спас дневники и австралийский гербарий. Команда пять недель просидела на этом пустынном острове, питаясь черепахами и прогорклым рисом, пока наконец попутный английский корабль не взял ее на борт.

В Лондоне Дампир был отдан под суд за жестокое обращение с матросами и гибель экспедиционного судна. Весьма вероятно, что Дампир часто «перегибал палку», но следует иметь в виду, что корабельная команда состояла из «морских шакалов» и «морских гиен», подобранных в портовых кабаках Лондона, Бристоля и Портсмута, и что помощник Дампира лейтенант Фишер, джентльмен по происхождению, завистник и клеветник по натуре, постарался очернить перед судом своего командира.

Приговор суда оказался довольно мягким: Дампиру не разрешалось в дальнейшем служить на кораблях флота ее величества королевы Анны. На его счастье, началась война за испанское наследство. Дампир легко выхлопотал себе каперское свидетельство, снарядил два корабля и в 1703 г. отправился в Тихий океан на пиратский промысел. На острове Хуан-Фернандес Дампир высадил за какие-то провинности парусного мастера Александра Селкирка. История пребывания Селкирка на необитаемом острове легла в основу знаменитой книги Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». Впрочем, Дампир «породил» не только Робинзона, но и Пятницу. Есть основания полагать, что прототипом верного товарища Робинзона был островитянин, привезенный Дампиром в Англию и хорошо известный Даниэлю Дефо.

Возвратившись из пиратской экспедиции в Тихий океан, Дампир выпустил в 1707 г. в свет книгу о плавании на «Робаке» («Путешествие в Новую Голландию»). В 1708—1711 гг. он в качестве кормчего принял участие в пиратской экспедиции Вудса Роджерса, которая сняла с необитаемого острова Селкирка. В северной части Тихого океана Вудс Роджерс захватил испанский галион, шедший из Манилы в Акапулько. Добыча, взятая на «испанце», была огромной, и, по самой скромной оценке, стоимость ее превышала двести тысяч фунтов. При дележе ее возникли споры. Тяжба не прекратилась и после возвращения в Англию. Дампир умер в 1712 (или 1715 г.), так и не получив своей «законной» доли.

В историю открытия и исследования Австралии Дампир вошел не столько своими открытиями, сколько чрезвычайно интересными описаниями западного побережья Австралии. Он первый доставил в Европу образцы австралийской флоры, положив, таким образом, начало исследованиям растительного мира пятого материка. Дампир так описал австралийских аборигенов: «…обитатели этой страны,— отмечал он,— самые обездоленные на свете люди. Ходмады [готтентоты] Мономатапы хотя и жалкие люди, но, право же, они кажутся истинными джентльменами, если сравнить их достатки с достатками [здешних жителей]. У них нет домов и утвари, нет овец, птицы, плодов земных… Они рослые, крепкие телом, круглоголовые, с выступающими надбровьями… носы же у них большие и по форме напоминают бутылку, лица длинные и очень непривлекательные. Ложем им служит земля, покрывалом — небо. Единственный вид пищи у них — это один из видов мелкой рыбы… Ловить крупную рыбу они не могут, ибо у них нет надлежащих снастей. Они собирают также моллюсков, улиток и другие раковины». Дампир отмечает, что у аборигенов есть деревянные, обожженные на огне копья и деревянные мечи, по форме напоминающие кривую абордажную саблю. Быть может, он видел бумеранги? Некоторое сходство с кривой саблей это метательное оружие действительно имеет, и не все их виды обладают удивительным свойством возвращаться к тому месту, откуда их метнула рука охотника.

Дампиру принадлежит честь вторичного (после Пелсарта) открытия кенгуру. Однако вопреки своему обыкновению он дал весьма сбивчивое описание этого животного, уделив внимание главным образом вкусовым качествам мяса кенгуру. Зато очень обстоятельно и точно он описал птиц Новой Голландии, тем самым положив начало орнитологическим исследованиям в этой части света.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Экспертиза
Австралийские аборигены не очень охотно перенимали культуру европейцев. Поэтому у женского белья милавица (http://milauma.ru), существуй оно в те времена не было бы в Австралии никаких шансов на популярность. Другое дело современность, когда Австралия и Океания заселены выходцами из Европы и их потомками. Нынче там не в ходу традиционные красно-чёрные пояса папуасских женщин.