Голландское вторжение

Экспедиция Кироса и Торреса была лебединой песней испанских искателей новых земель и морей. На долгое время, вплоть до 70-х годов XVIII в., Испания выбывает из ожесточенного соревнования за дальнейший захват заморских территорий. В XVII и в первой половине XVIII в. на первое место в этой борьбе выдвигаются морские державы Европы — Голландия и Англия.

Судьбу Испании разделила и Португалия. В 1580—1581 гг. ее захватил испанский король Филипп II. На протяжении шестидесяти лет Португалия со всеми ее колониальными владениями и заморскими опорными базами в Азии, Африке и Южной Америке была прикована к испанской колеснице, которая медленно, но верно катилась к пропасти. Враги Испании оказались одновременно и врагами Португалии, причем наибольший урон в борьбе с могущественными соперниками понесла эта некогда великая держава, низведенная после 1580 г. на положение жалкого сателлита Мадрида и Эскуриала.

В конце XVI в. началось планомерное вторжение голландцев в португальские владения в Южной и Юго-Восточной Азии. К этому времени голландцы уже обладали неоспоримыми преимуществами, и не только в сравнении с португальцами. Они опередили на старте заморской экспансии англичан, их флот бороздил все моря и океаны земного шара. Голландцы издревле были отличными мореходами; школу навигационного искусства они прошли на сельдяных промыслах в бурных водах Атлантики. В XVI в. они стали комиссионерами и перевозчиками Европы и оттеснили на второй план своих ганзейских и британских конкурентов. По мере роста торговых оборотов и расширения сферы экономической экспансии они накопили огромный опыт и колоссальные капиталы. Голландские купцы и банкиры действовали не в одиночку. Они объединяли свои капиталы и основывали мощные торговые компании, с которыми не могли соперничать ни толстосумы из лондонского Сити, ни купцы ганзейских городов.

Одерживая победы на европейских рынках и биржах, голландцы не теряли из виду и рынки заморские. В последние годы XVI в. они оседлали «португальский» морской путь в Азию и внезапно вторглись в Индию и на острова Малайского архипелага. Вторжение это, однако, было тщательно подготовлено. В 1592 г. в Амстердам возвратился голландский агент Ян Хейген ван Линсхотен. Четыре года провел он в Португалии, пять лет пробыл в столице Португальской Индии — Гоа. Линсхотен доставил в Голландию ценнейшие, и при этом архисекретнейшие, сведения о португальских базах в Юго-Восточной Азии. Он составил инвентарную опись богатств Ост-Индии, собрал чрезвычайно важные данные о торговле и навигации в Индийском океане. Линсхотен пришел к выводу, что позиции Португалии на Востоке значительно ослабли и что, используя голландские морские силы и капиталы, можно без труда вытеснить португальцев из их заморских владений. В качестве базы для боевых операций Линсхотен советовал избрать остров Яву, стратегическое положение которого португальцы явно недооценивали.

В 1595 г. на Яву была послана первая голландская экспедиция Корнелиса Хаутмана. За последующие шесть лет пятнадцать голландских флотилий прошли мимо мыса Доброй Надежды в моря Юго-Восточной Азии. Голландцы укрепились в Бантаме, султанате в западной части Явы, и оттуда проникли на Острова Пряностей — Молукки — в самое сердце португальской Ост-Индии.

Путь в Дальнюю Азию, проложенный за сто лет до этого Васко да Гамой, стал голландской морской дорогой. В самом конце XVI в. голландцы открыли в Индийском океане остров Святого Маврикия, который стал важным опорным пунктом на этой трассе. Они освоили и испанский морской путь в Азию через Магелланов пролив. Голландец Оливер Ван Норт через Магелланов пролив прошел к островам Малайского архипелага и возвратился в Европу, обогнув мыс Доброй Надежды. Это было третье по счету кругосветное плавание (после Магеллана — Эль-Кано и Дрейка) и первая кругосветная экспедиция, снаряженная голландцами.

Чтобы добиться дальнейших успехов, быстрых и решающих, голландские купцы решили объединиться и основать Ост-Индскую компанию для торговли с Востоком. Впрочем, не только для торговли: акционеры располагали капиталами, которые позволяли им содержать в Юго-Восточной Азии сильный флот и сильное войско и оплачивать целую армию торговых агентов, лазутчиков и шпионов. В 1602 г. был утвержден устав Объединенной Ост-Индской компании. Ей была предоставлена монополия на все виды торговли на пространстве между мысом Доброй Надежды и Магеллановым проливом. В этой обширной области компания могла действовать как суверенное государство. Ей разрешалось заключать договоры с местными властителями, строить форты и крепости, содержать вооруженные силы, назначать своих губернаторов и судей. В лоне компании воссоединились дочерние акционерные общества шести крупнейших торговых городов Нидерландов — Амстердама, Миддельбурга, Дельфта, Роттердама, Горна и Энкхейзена. Совет семнадцати директоров правил этой могущественной организацией.

Дело было поставлено на широкую ногу, основной капитал компании в десять раз превышал фонды учрежденной с теми же целями в 1600 г. британской Ост-Индской компании, и в год своего рождения этот штаб заморской экспансии уже овладел опорными базами на острове Тернате, островах Банда, в Бантаме, на Малаккском полуострове и в северо-западной Суматре. Были созданы базы на Сулавеси, в Индии, на северном берегу Явы. На восток потянулись флотилии боевых кораблей. Хотя компании и не удалось захватить Гоа и Малакку (Малаккой голландцы овладели лишь в 1641 г.), но в боевых операциях были фактически уничтожены португало-испанские морские силы, и в водах Юго-Восточной Азии голландцы добились решающего превосходства над своими противниками.

В 1619 г. яванский город Джакарта, переименованный колонизаторами в Батавию, стал резиденцией генерал-губернатора Нидерландской Ост-Индии и главным очагом безудержной голландской экспансии. В сфере этой экспансии в самом начале XVII в. оказались моря и земли, лежащие к югу и востоку от Явы.

Предыдущая | Оглавление | Следующая