6. Индонезия

Интересно, что хотя Индонезия и известна Западной Европе с весьма давних времен, внутренние части островов оставались долгое время почти совершенно неисследованными. Лучше других островов была известна Ява. Положение дела оставалось неизменным вплоть до второй половины XIX в., когда А. Уоллес привлек внимание ученых и публики ко многим интересным проблемам, связанным с этой неизученной частью мира. Однако, хоть он и прожил в Индонезии шесть лет (1854–1860 гг.) и собрал большой материал своими личными усилиями, он мало что мог сделать для ликвидации белых пятен на карте, так что в 1858 г. Родерик Мерчисон мог с полным правом заявить, что «большая часть Индонезии еще не открыта».

Ява всегда оставалась важнейшим голландским владением в Индонезии. Своим преобладанием над остальными островами она обязана, вероятно, не какому-либо превосходству в почвах, а доступности с моря и удобству сообщений с внутренней частью острова, тогда как на других островах этому мешают расположенные в непосредственной близости от побережья леса, болота или сильно пересеченная местность. Именно поэтому голландцы хорошо знали Яву еще до начала XIX в.

В самом начале XIX в. Ява попала в руки сначала французов, а потом англичан. Энергичный губернатор Явы Дендельс (1808–1811 гг.) выпустил первую топографическую карту острова, а его преемник Стемфорд Раффлс (1811–1814 гг.) много путешествовал по острову и собрал большой материал.

В 1814 г. остров был возвращен Голландии, а в 1825 г. вспыхнуло крупнейшее восстание, в результате которого голландцам пришлось вести ожесточенную войну, продолжавшуюся до 1830 г. Война эта, однако, способствовала дальнейшему росту географических знаний. Вскоре после ее окончания приступил к своей многолетней работе на Яве Ф. Юнгхун (1835–1849 гг.). Результаты ее были опубликованы в 1857 г., и вскоре после этого голландцы приступили к систематической съемке острова. К 1882 г. триангуляция Явы была закончена, и последующая географическая работа носила уже узко специализированный характер, как, например, известные геологические съемки Вербека.

На Суматре Юнгхун подверг в 1843 г. исследованию часть страны батаков, а в 1843–1847 гг. Бейеринк занимался исследованием западных округов. Стек работал в 1856 г. в Бенкулене (на юго-западе), в Лампонге (на юге) и в Палембанге (на юго-востоке); другие исследователи открыли в 1869 г. Омбилинский угольный бассейн. Клейзенер произвел ряд съемок в западных округах в 1873-1875 гг.

До сих пор исследование Суматры, так же как и других голландских колоний, шло от случая к случаю, без всякого плана. Поворот наступил в 1873 г., когда было основано голландское географическое общество, пославшее в 1877 г. в Индонезию экспедицию под руководством П. Вета. К 1877 г. на карте Индонезии в отдалении от побережий было все еще много белых пятен, и Вет, взялся поэтому за исследование долины Батанг-Хари (Центральная Суматра) и Падангской возвышенности. После его возвращения на родину в 1879 г. белые пятна на карте Центральной Суматры сильно сократились. Первым пересек Суматру с востока на запад лейтенант Скоув Зантворт в 1877 г. В Центральной Суматре работал также Б. Хаген в 1883 г., а гораздо позже ценную работу проделал А. Маас (1907 г.).

В 1883 г. началась триангуляция Суматры, а с ней и детальное изучение небольших местностей.

На Борнео было меньше политических осложнений, чем на Яве и Суматре, и остров оставался соответственно менее изученным. В ходе своих путешествий Уоллес побывал в южной части Саравака. В 1847 г. и в последующие годы на Северном Борнео работал Спенсер Сент-Джон, а десятилетием позже — де-Креспиньи. На юге Скванер совершил в 1843–1847 гг. путешествие от Баньдьермассина до Понтианака и исследовал значительную часть территории между ними. Несмотря на все это, к 1859 г. более или менее известно было лишь северо-западное побережье, восточное же, южное и западное побережья, если не считать нескольких рек, оставались неизученными.

Постепенное установление власти раджи Брука в Сараваке повело к более близкому ознакомлению с этой частью острова, и именно здесь свою ценную работу проделал Хоуз. С 1884 по 1892 г. он занимался исследованием долины реки Барам, где английским резидентом был Креспиньи; на этом посту Хоуз сменил его в 1890 г. Путешествия его совершенно изменили карту больших территорий в северном Сараваке.

Аналогичных результатов добились служащие британской «компании Северного Борнео». Уже в 1878 г. на север острова Борнео был послан Т. Добри с целью выяснить, имеются ли там земли, пригодные для разведения кофе. За ним последовал Уитти, проделавший в 1880–1882 гг. три путешествия, раз навсегда рассеявшие легенду о существовании какого-то громадного озера Кинабалу. В 1882 г. Уитти был убит в Сабахе и в 1882 и 1883 гг. в центральную и западную части этого округа был послан Л. фон-Доноп. В 1883 г. Д. Д. Дейли приступил к исследованию страны, лежащей за Сараваком, и закончил свою работу лишь в 1887 г. Таким образом, во всей той части территории Борнео, где распространилось влияние англичан, шла оживленная исследовательская работа. В 1897 г. Г. Хиллер поднялся на 480 км вверх по реке Реджанг и тем самым открыл для сношений и торговли крупнейшую реку севера и запада Борнео.

Около этого же времени к активному изучению Борнео приступили и голландцы. Их геодезические работы начались с 1886 г. В 1893 г. голландцы отправили в центр Борнео крупную научную экспедицию, участниками которой были геолог Г. Моленграфф и этнограф — врач А. Ньювенхейс. В 1897 г. последний вернулся, чтобы закончить начатую им в 1893 г. работу, и пересек Борнео, следуя по рекам Капуас, впадающей в море на западе, и Махакан — на востоке острова. Лейтенант Мессемекерс-ван-дер-Грааф в 1905 г. пересек Борнео в противоположном направлении — от Баньдьермассина до Понтианака. В 1912 г. приступила к работе голландская комиссия по демаркации границы; среди менее крупных, но не менее важных исследовательских предприятий мы упомянем лишь проведенное в 1915 и 1917 гг. исследование значительной части долины Барито в юго-восточной части острова.

К началу XIX столетия Целебес был еще менее известен, чем Борнео, и оставался фактически неисследованным до последнего десятилетия, хотя Уоллес и другие работавшие в Индонезии ученые разных специальностей побывали на отдельных частях его побережья. Поворот произошел в 1893 г., когда к исследованию Целебеса приступили братья Ф. и П. Саразины. Они совершили два путешествия по северо-восточной части полуострова и третье — через центр острова в направлении с севера на юг. Благодаря их путешествиям было впервые получено представление об основных чертах рельефа Целебеса. В 1899 г. А. Крейт исследовал восточный полуостров, и, по существу, его заслугой является открытие озера Посо. В это же время голландское военное судно «Сибога», совершавшее плавание в водах Индонезии в 1899–1900 гг., проделало важную гидрографическую работу в морях, омывающих Целебес с юга и востока.

1902–1903 годы братья Саразины вновь провели на Целебесе, занимаясь на этот раз изучением центрально-западных округов. В 1909–1910 гг. Абенданон исследовал местность между заливами Бони и Томини в центральном Целебесе, а в 1919 г. Каудерн проделал ценную работу на северо-восточном полуострове. Так все области Целебеса оказались более или менее исследованными.

Предыдущая | Оглавление | Следующая