5. Южная Америка

Как мы уже указывали, географическое исследование Южной Америки со времен испанского завоевания и вплоть до конца XVIII в. велось из самых различных мест и не строилось по какому-либо определенному плану. Так, например, в каждом столетии со времени проникновения европейцев в Южную Америку совершались трансконтинентальные путешествия со стороны Атлантики к Тихому океану. Точно так же исследования Асары и французской экспедиции Ла-Кондамина предпринимались в тех местностях, общая орография которых была и до того известна. По этой причине в Южной Америке нельзя отметить того постепенного продвижения из известных местностей в неизвестные, которое характеризует постепенный рост исследования Северной Америки.

В дальнейшем мы предполагаем следовать предложенному Сиверсом порядку рассмотрения, хотя, как он сам указывает, порядок этот не совсем удовлетворителен. Он делит XIX в. на два периода. Первая половина века характеризуется произведшими целый переворот в этой области путешествиями Гумбольдта и рядом крупных исследовательских экспедиций в отдельные части континента, как, например, в Бразилию или Гвиану. Вторая половина века характеризуется (за отдельными крупными исключениями) совокупностью более мелких и систематических исследований.

Александр Гумбольдт дал географии очень многое, поскольку он был не только крупным путешественником, но и человеком, уступавшим по научной подготовке лишь очень немногим исследователям во всей истории географии. Результаты своих путешествий он использовал, чтоб заложить основы физической географии И метеорологии в том виде, в каком они преподаются до сих пор. Как выразился другой крупный естествоиспытатель XIX в., Луи Агассис, «везде, где только география преподается на современных научных основах, всякий школьник питается идеями Гумбольдта».

Гумбольдт был учеником Вернера и университетским товарищем Леопольда фон-Буха. Он путешествовал по Англии и Рейну с Форстером; метеорологию он изучал в Париже, где познакомился с будущим спутником своих путешествий — Бонпланом. Гумбольдт выехал из испанского порта Коруньи 5 июня 1799 г. и высадился в Кумане (порт Венесуэлы) 16 июля.

«Я долго готовился,— писал он,— к производству наблюдений, которые являлись главной целью моего путешествия в экваториальную зону. В моем распоряжении были легкие и удобные в обращении инструменты, сделанные искуснейшими механиками, и я находился под особым покровительством местного правительства, которое не только не ставило препятствий моему путешествию, но постоянно выказывало мне всяческое уважение и доверие. Моим сотрудником был мужественный и образованный друг, и наш общий труд многим обязан своим успехом его ревностному усердию и выдержке, не изменявшей ему ни в какие моменты лишений и опасностей, которым мы иногда подвергались».

Гумбольдт был более, чем простым путешественником. Желая, с одной стороны, «ознакомить мир с областями, веками остававшимися неизвестными большинству европейских государств», он стремился, с другой стороны, «собрать фактический материал для построения науки, лишь контуры которой обрисовались к настоящему моменту и которая весьма туманно и разнообразно величается то естественной историей мироздания, то теорией Земли, то физической географией». Достижениями Гумбольдта в этой последней области мы здесь заниматься не можем, так кг к она относится скорее к истории географической науки.

Гумбольдт путешествовал и изучал три страны Америки, из которых об одной, Мексике, мы уже говорили. В Южной Америке он вначале провел четыре месяца на самой реке Ориноко или вблизи нее, проделав всего около 2750 км. Он доказал связь между Ориноко и Амазонкой и определил местоположение бифуркации. По поводу будущего этой области он рискнул сделать следующее предсказание:

«Река Касикьяре, не уступающая по широте Рейну и имеющая 180 миль в длину, не будет более составлять бесполезное, ныне никем не используемое судоходное звено в сообщениях между двумя речными бассейнами, площадью в сто девяносто тысяч квадратных лиг [в девять с половиной миллионов квадратных километров]. Зерно Новой Гранады [нынешняя Колумбия] будет перевозиться на берега Рио-Негро, суда будут спускаться от истоков Напо и Укуябе, от Анд у Кито и верхнего Перу к дельте Ориноко, то есть на расстояние, равное тому, что отделяет Тимбукту от Марселя. По этой территории, во много раз превосходящей по площади Испанию и производящей самые разнообразные продукты, можно будет плавать по судоходным рекам в любом направлении благодаря наличию того естественного канала, каким является Касикьяре, и бифуркации рек».

Собрав большой новый материал о Венесуэле, Гумбольдт направился на Кубу, откуда вернулся вскоре в Южную Америку, поднялся по реке Магдалена и, перевалив горы, вышел в Кито. Он исследовал Анды вплоть до северного Перу и побывал в верховьях Амазонки. Из Трухильо Гумбольдт отплыл в Лиму, где и прожил четыре месяца. В январе 1803 г. он покинул берега Южной Америки и 3 августа 1804 г. высадился в Бордо.

Вторая половина путешествия Гумбольдта дала ему материал для построения сложной, хотя и неправильной теории южноамериканских Кордильер — Анд.

«Они,— писал Гумбольдт,— являются самой длинной, непрерывной и однообразной в своем направлении с юга на север и северо-северо-запад горной цепью на земном шаре. От северного и южного полюсов их отделяют неравные расстояния — двадцать два градуса в одном случае и тридцать три в другом… Двумя крайними точками Анд мы можем считать скалистый или гранитный остров Диего-Рамирес к югу от мыса Горн и горы, расположенные близ устья реки Маккензи, более чем в двенадцати градусах к западу от Гринстонских гор, и известные под названием Медных гор, на которых побывал капитан Франклин».

Вслед затем Гумбольдт переходит к вопросу о том, насколько его собственные исследования подвинули вперед ознакомление с южноамериканскими Андами:

«Строение Кордильер… то есть разделение их на несколько почти параллельных друг другу хребтов, в свою очередь соединенных друг с другом горными узлами, весьма примечательно. Строение это показано на наших картах далеко несовершенно, и та догадка, которую лишь высказали после долгого пребывания на плоскогорье Кито Ла-Кондамин и Буге, была неправильно истолкована и чересчур обобщена в том смысле, что вся цепь построена так же, как ее экваториальный отрезок. На самом же деле Андские Кордильеры, взятые на всем их протяжении… до самого Панамского перешейка, местами разветвляются на ряд более или менее параллельных цепей, местами же расчленены огромными горными узлами. Мы различаем девять таких узлов и соответственное число точек расхождения и разветвления».

Работа Гумбольдта в особенности ценна его способностью анализировать свои открытия и увязывать полученные им данные с результатами других исследований. Он дал дальнейший толчок к изучению Южной Америки также и тем, что обратил внимание ученых на богатый географический материал, который она может дать, и на многие ее неисследованные области.

Предыдущая | Оглавление | Следующая