Глава XV

Америка

1. Канада

Исследование западной Канады, получившее в 1763 г. новый толчок после прибытия вольных купцов, продолжалось неослабевающими темпами и в течение первой четверти XIX в. В особенности выдвинулись на этом поприще Питер Фидлер, Д.В. Хармон, Саймон Фрезер и Давид Томпсон.

В 1792 г. Фидлер занял место Тернера в качестве штатного геодезиста Компании Гудсонова залива. Годом раньше он, кажется, был деятельным помощником Тернера. Путевые журналы Фидлера потеряны, но уже по одним картам можно получить представление о его исследовательской работе. Так, известно, что он произвел съемку пути от Форт-Джорджа на Северном Саскачеване до реки Литл-Боу вблизи Скалистых Гор, заснял, быть может, все течение Южного Саскачевана или по крайней мере часть этой реки от устья Ред-Дир до пункта в 190 км выше слияния Южного и Северного Саскачевана (Форкс), а также реки Северный Саскачеван, Атабаску и Пис.

«Не может быть никакого серьезного сомнения в том, что Фидлер был первым европейцем, исследовавшим реку Черчилль от волока Фрог до залива. Ему принадлежит также честь исследования реки Сил от ее устья до полосы возвышенной земли, обращенной к Южному Индейскому озеру на реке Черчилль, а также озера Итони (Etawney) и реки, дающей сток его водам в Гудсонов залив» (Барпи).

Этот проработавший до 1821 г. способный геодезист покрыл съемками огромную площадь между озером Атабаска и Гудсоновым заливом. Большое количество собранного им материала нашло свое отражение на картах Арроусмита и Тейлора.

Человеком совсем другого типа был Хармон. В течение девятнадцати лет он много путешествовал к западу от озера Виннипег «и путешествия его покрыли почти все области нынешней Западной Канады, от озера Верхнего до северной части Британской Колумбии и от южной границы Канады до Большого Невольничьего Озера» (Барпи). Хармон провел ряд лет в качестве служащего Северо-Западной компании в верховьях Ассинибойна и на реке Суон и много бродил по западным равнинам. После 1807 г., став уже самостоятельным торговцем, он посетил реку Пис, пересек Скалистые Горы и собрал большой общий материал как о стране, так и о ее населении. Составленная им карта базируется на карте Маккензи, но в ней фигурирует много дополнений и исправлений. Несмотря на некоторые совершенно явные ошибки, в момент ее опубликования (1820 г.) она являлась, по-видимому, самой полной и точной картой северной половины континента.

Главный подвиг Саймона Фрезера запечатлен в названии одной из наиболее известных рек Северной Америки — реки Фрезер. Так же как и Хармон, он был служащим Северо-Западной компании. К своему важнейшему предприятию в качестве исследователя Фрезер приступил в 1805 г., когда он основал небольшой пост на озере Мак-Леод, входящем в систему реки Парснип. В следующем году он и его помощник Джон Стюарт открыли несколько озер и рек, имевших сток в реку Фрезер, в том числе озеро Фрезер, реку Нечако, реку Стюарт и озеро Стюарт. В 1807 г. у слияния рек Нечако и Фрезер он основал Форт-Джордж и отсюда занялся изучением течения самой реки Фрезер, которую он сам и его современники принимали за реку Колумбию. Несмотря на большие трудности, ему удалось проследовать по Фрезеру до той' точки, вблизи которой стоит современный город Нью-Вестминстер. Определив, что он находится под 49° с.ш., Фрезер понял, что он был не в устье Колумбии. Убитый своей мнимой неудачей, а также тем, что он не вышел к морю, Фрезер повернул обратно на север. Хотя открытие его было, относительно говоря, бесполезно, оно явилось плодом путешествия, в ходе которого Фрезер проявил такое мужество и находчивость, что они дают ему весьма видное место в летописях географических исследований.

Работа Давида Томпсона имела много точек соприкосновения с работой Фидлера, Хармона и Фрезера и, без сомнения, имела еще гораздо большее значение. Томпсон так много путешествовал, а съемки его отличаются таким совершенством, что часть его карт до сих пор остается непревзойденной. Он поступил на службу Компании Гудсонова залива в 1785 г. и начал свою деятельность в качестве геодезиста в 1789–1790 гг., когда произвел точное определение географических координат Камберленд-Хауса. В 1790 г. он произвел съемку реки Саскачеван до ее устья, после чего проследовал обычным путем до реки Хейс и Гудсонова залива. В 1792 и 1793 гг. он произвел съемку реки Нелсон и части реки Черчилль, а в течение остальных лет своей службы в Компании Гудсонова залива он положил много трудов на изучение области между Камберленд-Хаузом и Йорк-Фактори, и на этой территории проделал и заснял множество маршрутов.

В 1797 г. Томпсон перешел на службу к Северо-Западной компании и именно на службе у последней совершил свои самые значительные путешествия. Первое его путешествие на службе этой компании замечательно своим размахом. Он вышел из Камберленд-Хауса 27 июня, направился к волоку Гран-Портаж, близ западного конца Верхнего озера, которого и достиг примерно через месяц. Выйдя с Гран-Портажа 9 августа, Томпсон вернулся к озеру Виннипег, пересек его, а также озеро Манитобу, достиг озера Виннипегозис и поднялся вверх по долине реки Суон. После этого он произвел съемку рек Ассинибойн и Ред-Дир до их истоков, а 28 ноября выступил по направлению к реке Миссури. В последний день декабря он достиг «последней деревни племени мандан», и по этому поводу мы находим следующую запись в его путевом журнале:

«Мы затратили тридцать три дня для того, чтобы совершить путешествие, на которое при хорошей погоде было бы достаточно десяти дней, но зато я получил возможность по дороге к реке определить широту шести и долготу трех различных точек. Всего мы прошли 238 миль».

Обратное путешествие к реке Ассинибойн продолжалось с 10 по 24 января, после чего, как говорит Томпсон, «целые три недели я потратил на обработку данных тех астрономических наблюдений, которые я сделал на пути к реке Миссури и обратно, а также чтобы изготовить карту снятого мною пути. Все это вместе с моим путевым журналом я запечатал и отослал в управление Северо-Западной компании». К 26 февраля он был вновь готов к выходу в путешествие. Он проследовал по реке Ассинибойн до ее устья, свернул на Красную реку (Ред-Ривер) и достиг торгового поста, который, по его измерениям, лежал под 48°58'24" с.ш.

«Этот дом,— записал Томпсон,— лежит уже в пределах государственной границы Соединенных Штатов. Я указал, где проходит пограничная линия, за которую [к северу] следует передвинуть дом, и правильность этой проведенной мною линии была подтверждена несколькими годами позже майором Лонгом».

Несколько выше по долине, уже на самом берегу реки Ред-Лейк, Томпсон нашел торговый пост Северо-Западной компании и прожил в нем короткое время. Весенняя распутица лишила его возможности ехать на санях с собаками, а ледоход задержал навигацию по рекам, но все же после тяжелого девятнадцатидневного путешествия ему удалось достигнуть озера Тертл, из которого, по его мнению, вытекает река Миссисипи. На самом же деле Миссисипи вытекает из озера Итаска, лежащего несколько южнее озера Тертл.

Томпсон спустился на короткое расстояние вниз по Миссисипи, повернул на восток по направлению к реке Сент-Луис и достиг озера Верхнего. Он произвел съемку его южного побережья до Су-Сент-Мари, после чего повернул обратно к волоку Гран-Портаж, до которого и добрался 7 июня 1798 г., почти ровно через год после выступления в путь из Камберленд-Хауса. 14 июля он вновь выступил в поход, поднялся до озера Иль-а-ла-Кросс и отсюда произвел съемку реки Бивер до озера Ла-Биш, где и зазимовал.

1799 год Томпсон посвятил большому путешествию еще дальше на запад. Он посетил Форт-Саскачеван на Северном Саскачеване, а оттуда повернул на северо-запад к реке Пембине. По ней он проследовал до Малого Невольничьего озера, съемку которого и произвел. Вернувшись по реке Атабаска к Форт-Мак-Маррей, он достиг озера Иль-а-ла-Кросс и оттуда обычным путем добрался до волока Гран-Портаж. После этого он вернулся на реку Саскачеван и зазимовал в Форт-Джордже.

Год 1800 он уделил главным образом съемке местности вокруг верховьев обоих истоков Саскачевана и реки Боу. Помощником Томпсона в этой работе был Дункан Мак-Гилливрей, чьи материалы по Северному Саскачевану Томпсон использовал в своей карте. В 1801–1803 гг. путешествия Томпсона отличались меньшим размахом. Он опять много работал по верховьям Саскачевана. В 1802 г. он произвел съемку пути от Малого Невольничьего озера до реки Пис и здесь, в старом маккензиевом Форкс-Форте, провел большую часть следующего года.

Важнейшей работой Томпсона в 1804 и 1805 гг. было общее изучение лежащей к северо-востоку от Камберленд-Хауса области, которую он сам называл «областью ондатры». В отдельных частях этой области так никто после Томпсона до сих пор и не побывал, и когда в 1896 г. исследованиями здесь занимался Дж. Тиррелл, он мог опираться только на карту Томпсона.

Большую часть 1806 г. Томпсон провел в товарообменных операциях с индейцами в Роки-Маунтен-Хаусе, расположенном в верховьях Северного Саскачевана, и в подготовке к путешествию на запад от Скалистых Гор, которое его хозяева велели ему совершить в интересах расширения пушного промысла.

10 мая 1807 г. Томпсон выступил из Роки-Маунтен-Хауса, поднялся по Саскачевану, перевалил через Скалистые Горы (через проход Хаус) и вышел к реке Колумбии, по которой поднялся до пункта у 50°32'15" с.ш., где и построил Кутеней-Хаус и зазимовал. На следующий год он проследовал по реке Кутеней до южного конца озера Кутеней, откуда повернул на северо-восток и по долине реки Мойи вновь вышел к реке Кутеней. Отсюда он поднялся по Кутенею до Колумбии, спустился вниз по ней до Блюберри, где перевалил через Скалистые Горы, и прошел к Камберленд-Хаусу, К концу октября он вновь вернулся на Колумбию и перезимовал в Кутеней-Хаусе. В 1809 г. он перенес свою главную исследовательскую деятельность далее на юг, сделав центром ее достигнутое им в сентябре озеро Пан-д'Орей. Он исследовал реку, вытекающую на западе из озера, и после этого прошел в обратном направлении на юго-восток по долине реки, впадающей в это озеро. В долине реки Салиш он построил пост, где и зазимовал и откуда на следующий год совершил большое путешествие. Он сделал было попытку совершить плавание через озеро Пан-д'Орей и по реке того же имени, чтобы вернуться на восток по реке Колумбии, но, выяснив невозможность этого, воспользовался рекой Кутеней. На обратном пути 10 января 1811 г, он открыл проход Атабаска.

«Весь день шел снег и дул сильный южный ветер, но после полудня погода прояснилась. Перед нами высилась крутая, засыпанная глубоким снегом гора, служившая, как видно, водоразделом между бассейнами Атлантического и Тихого океанов. Вид ее привел меня в состояние возбуждения и радости, моих же невежественных спутников она повергла в уныние. Ведь они не собирались решать никаких научных проблем и жили лишь сегодняшним днем… Множество мыслей теснилось в моем мозгу; передо мной открылся своего рода новый мир, и я поставил себе целью добраться до Тихого океана еще до конца августа… На следующий день рано утром мы начали спуск и скоро обнаружили, что меняется не только климат, но в еще большей степени лесные породы».

Так Томпсон открыл тот проход, которому суждено было в течение многих лет служить главным путем к реке Колумбии с востока. Томпсон достиг Колумбии у впадения в нее реки Каноэ. После некоторой задержки он проследовал вверх по Колумбии и далее, вниз по реке Кутеней до Салиш-Хауса. После этого он переплыл озеро Пан-д'Орей, спустился вниз по Кларк-Форку, направился через Спокан-Хаус к Колумбии, вышел к ней у порогов Кетл и 15 июля достиг Астории в семи милях от ее устья.

«На следующий день,— записал Томпсон,— в каноэ, я с моими людьми достиг мыса Дизэпойнтмент, где река впадает в океан, и дождался там прилива. Теперь я могу сказать, что я полностью закончил съемку этой части Америки от моря до моря. Путем, можно сказать, бесчисленных астрономических наблюдений я определил положение гор, озер, рек и других важных черт этой северной части континента. Все эти места я нанес на карты в соответствии с их точным географическим положением, и вся работа в совокупности отняла у меня двадцать семь лет».

Назад Томпсон вернулся верхом, к порогам Кетл, а от них поднялся по реке до устья Каноэ. Тем самым он закончил съемку всего течения реки Колумбии.

Но и на этом труды Томпсона ни в коей мере не кончились. К концу англо-американской войны он был назначен английской стороной членом комиссии по съемке границы от реки Св. Лаврентия до Лесного озера. Этой работой он занимался в течение десяти лет, до 1826 г., когда он вышел в отставку. Но нужда заставила Томпсона вновь поступить на работу, и в последний период своей жизни он успел еще произвести маршрутную съемку пути с лодки от озера Гурон до реки Оттава и берегов озера Сент-Питер. Он умер в нищете в феврале 1857 г.

Томпсон был одним из крупнейших исследователей всех времен и, пожалуй, самым крупным исследователем Нового Света. Он не знает себе равных ни в отношении покрытых им расстояний, ни пережитых лишений, ни точности работы. По произведенным подсчетам, в ходе своих путешествий он проделал 80 000 км, значительная часть которых приходится на совершенно не известную до него территорию. Его достижения в особенности вырастают в наших глазах, когда мы вспоминаем, что географические исследования были для него лишь случайным или побочным занятием, главным же делом была дававшая ему хлеб работа по заготовке мехов для пушной компании. Выходя в отставку, он предложил выпустить карту, в которой были бы отражены труды как его самого, так и других лиц, занятых на том же поприще, но, по-видимому, охотников подписаться на такого рода карту нашлось слишком мало, и карта так никогда и не увидела света. Не удалось ему опубликовать ни своего «Повествования», ни «Путевых журналов», так что великий его труд остался не известным его современникам и получил достойную оценку лишь за последние годы.

Предыдущая | Оглавление | Следующая