6. Центральная Африка (1849–1889 гг.)

Как ни велики были успехи в деле продвижения в глубь Северной Африки в течение рассматриваемого периода, они не могут итти ни в какое сравнение с достижениями в области исследования Центральной Африки. Вся ее карта приняла к концу периода совершенно другой вид, а накопившийся материал произвел целую революцию в географических воззрениях на эту область земного шара.

Первой крупной проблемой, настоятельно требовавшей разрешения, был вопрос об истоках Белого Нила. Собранные в Египте и Судане данные подтверждали древние сведения о том, что Нил вытекает из озер, но найти эти озера все еще не удавалось. В 1848 г. Ребманн открыл покрытую вечным снегом гору Килиманджаро, а в следующем году Крапф видел гору Кения, и хотя у обоих миссионеров не могло быть никаких мотивов, чтобы лгать или преувеличивать, их сообщениям не совсем доверяли. Однако же в 1860 г. они нашли себе подтверждение со стороны Деккена.

Тем временем был сделан второй большой шаг на пути к разрешению проблемы Нила. По окончании своей экспедиции в Харар Бертон принял участие в Крымской войне, а вернувшись в Англию, твердо решил избрать себе карьеру путешественника и исследователя. Известия об открытиях Ливингстона в Центральной Африке и интерес, вызванный сообщениями Ребманна и Крапфа, побудили Бертона выдвинуть проект экспедиции с целью «во-первых, определения границ озера Уджиджи (то есть Танганьики) и, во-вторых, выяснения размеров сельскохозяйственной продукции, могущей быть вывезенной из внутренних районов, и этнографического состава их населения. Лондонское географическое общество одобрило проект Бертона и формулировало врученное ему задание следующим образом:

«Главная цель экспедиции — проникнуть сушей из Килвы или какого-либо другого пункта на восточном побережье Африки как можно дальше по направлению к озеру Ньяса, о существовании которого до нас дошли кое-какие слухи… Разузнав в этой области все что вам нужно, вы должны направиться далее на север, к хребту, в горах которого, как обозначено на наших картах, берет, по-видимому, свое начало река [Нил]. Это ваша вторая крупная задача… Далее, вы можете по своему собственному усмотрению вернуться либо спустившись вниз по Нилу,… либо тем путем, которым вы пришли, либо любым другим — в зависимости от тех средств, какими вы будете в тот момент располагать».

Бертон и его спутник Спек смогли покинуть побережье и выйти в путь лишь в августе 1857 г. После изнурительного похода оба путешественника достигли 13 февраля 1858 г. озера Танганьика. И Спек и Бертон были больны, но первому удалось произвести осмотр некоторой части северного побережья озера, и оба они совершили короткую экскурсию из Уджиджи. Им сказали, что в озеро с севера впадает река, но позже Бертон отрицал это, вследствие чего возникла большая путаница. Оставаться долее они не могли, и им пришлось отказаться от попытки достигнуть озера Ньяса. На обратном пути Спек оставил Бертона в Таборе, а сам прошел далее на север и там открыл озеро Виктория-Ньянца, о существовании которого до них дошли слухи от арабских торговцев. Спек был уверен в том, что он нашел истоки Нила, Бертон позже отрицал это и даже утверждал, что Спек открыл не озеро, а некий «озерный округ». Оба они в марте 1859 г. достигли Занзибара, и Спеку первому удалось добраться до Англии и сделать доклад о совершенном путешествии. Позже Бертон опубликовал свое ценное сообщение, которым дополнил общий и специально топографический материал Спека.

Спек был назначен начальником второй экспедиции в Центральную Африку, куда и выехал из Англии в апреле 1860 г. Спутником его на этот раз был Дж. А. Грант, а экспедиция была отправлена «для проверки его утверждения о том, что Нил вытекает из озера Виктория-Ньянца». Спустя некоторое время Спек пробрался в глубь континента, к одной из рек, впадающих в озеро Виктория, обошел западную сторону озера и видел водопад Рипон. Вот в каких выражениях он подвел итог своей работы:

«Итак, экспедиция задание выполнила. Я лично убедился в том, что древний Нил вытекает из озера Виктория-Ньянца, являющегося, как я и предсказывал, его истоком. Однако мне было очень больно думать, что из-за больших задержек и потери времени я лишен удовольствия пройти к северо-восточному углу озера Ньянца, чтобы самому посмотреть протоку, которая, как говорят, соединяет его с другим озером, куда племя ваганда ходит за солью и откуда на север вытекает другая река… С другой стороны, я знал, что мне не на что жаловаться… ведь я лично повидал добрую половину озера и собрал сведения о другой его половине, так что я получил полное представление о нем, во всяком случае с точки зрения поставленных мне главных географически важных целей.

37. Центральная и Южная Африка, 1849–1889 гг.

Сравнительные данные убедили меня в том, что восточная половина озера не менее полноводна, чем западная, и, быть может, даже более. Самые отдаленные воды — иначе говоря, верхний исток Нила — находятся на южном конце озера, очень близко к 3° ю.ш., из чего следует, что Нил является рекой поразительной длины и течет по прямой линии на протяжении 34° по широте, или свыше 2300 миль… Далее надо заметить, что от южного конца озера до того места в западном направлении, где вытекает большой Нил, имеется лишь один более или менее крупный приток… в восточном же направлении до самой протоки [по сообщениям арабов] нет ни одного такого сколько-нибудь крупного питающего притока. Теперь остается лишь вопрос о «соленом озере» [оно может оказаться тем самым, о котором сообщал Крапф]. Однако же, как бы ни был разрешен этот остающийся открытым вопрос, незыблемым останется положение о том, что истоки Нила находятся на 3° ю.ш., где в 1858 г. я нашел оконечность озера Виктория-Ньянца. «Камни» я назвал водопадом Рипон, а рукав озера, откуда вытекал Нил, Каналом Наполеона».

Спек и Грант сами не прошли по всему верхнему течению Нила и поэтому не знали, что он протекает через озеро Альберта, но они слышали о существовании такого рода озера, и, встретив Бейкера (ниже по течению реки, в Гондокоро), они рассказали ему об этом. В 1863 г. Спек и Грант вернулись в Англию, полностью выполнив возложенное на них задание; но их труд остался почти совершенно невознагражденным.

Тем временем Бейкер, идя вверх по течению Нила вплоть до его истока, закончил открытие его долины. Как мы указывали, купцы уже давно действовали в верховьях Нила, а двое из них, Питрик и Миани, собрали большой материал по этой области. Однако же ни тот, ни другой не побывали ни на одном из этих двух питающих Нил озер. Когда Спек и Грант вышли в свою экспедицию, было решено, что из Египта выступит вспомогательный отряд для встречи с ними. Эту задачу взял было на себя Питрик, но по различного рода причинам не смог выполнить своего обещания, и осуществить его были призваны Самуэл Бейкер и его жена. В феврале 1863 г. Бейкеры встретили обоих путешественников в Гондокоро на Ниле, откуда Спек и Грант на судах Бейкера отправились вниз по Нилу. «Они выиграли свою битву,— сказал Бейкер,— моя же мне еще предстоит».

Бейкер начал было подыматься вверх по реке, но натолкнулся на такое сильное сопротивление работорговцев, что вынужден был покинуть реку и итти сушей к Сомерсет-Нилу.

«18 марта 1864 г.,— пишет он,— около полудня нашим глазам представился, наконец, предмет наших вожделений — озеро. На юго-запад и запад, покуда хватал глаз, бесконечная пелена его вод расстилалась перед нами, как зеркало; на северо-западе его окаймляла высокая горная цепь… Со всех сторон, где только была видна земля, озеро замыкали горы… Спуск был необычайно крутым, и лишь после долгого, утомительного перехода, ступая шаг за шагом, мы дошли, наконец, до обширного и плоского побережья озера… Я направился прямо к кромке берега… напился из него вволю воды и от глубины души возблагодарил бога за то, что он привел меня к заветной цели после того, как, казалось, сякая надежда на успех была потеряна; и я назвал озеро, открытое нами и являющееся вторым источником Нила, Альберта-Ньянца».

Бейкер совершил плавание вдоль восточного берега озера, открыл водопад Мерчисона, «величайший на Ниле и крупнейший объект по всему течению реки», и после долгих задержек вернулся, наконец, в Гондокоро. Здесь его должны были ждать припасы и лодки, но он не нашел ни того, ни другого. Бейкер раздобыл туземное судно и 5 мая 1865 г. после двух с половиной лет отсутствия вернулся в Хартум. Здесь он узнал о смерти Спека и поспешил отдать дань выдающемуся путешественнику и хорошему товарищу. Он находился в большом долгу у Спека, который снабдил его «сослужившей ему громадную службу» картой Нила. Подводя итоги своей собственной работе, он отдал должное трудам Спека как путешественника-пионера. . . .

«Теперь,— писал он,— когда я завершил свою собственную экспедицию, я хочу подчеркнуть, как высоко я расцениваю заслуги Спека и Гранта, открывших первый и самый высокий исток Нила в громадном озере Виктория-Ньянца. Хотя я и называю соединяющую оба озера реку «Сомерсет», следуя тому, как ее назвал в своей карте Спек, я должен повторить, что это и есть Нил, вытекающий из озера Виктория, и что я называю его словом «Сомерсет», чтобы отличить его от собственно Нила, берущего свое начало в озере Альберта-Ньянца. Дает ли это озеро реке больше воды, чем озеро Виктория, или меньше,— дела не меняет. Виктория остается самым высоким и первым по времени открытия истоком Нила: Альберт — вторым истоком, но вместе с тем целостным резервуаром вод Нила».

Далее Бейкер объясняет, что под словом «исток» он понимает резервуар или же главное водохранилище, откуда берет начало река, и, хотя это, может быть, технически и неправильно, все же, по его мнению, это более логично, чем связать истоки Нила с какой-либо определенной рекой или речушкой.

В порыве великодушной дружбы Бейкер скромно умолчал о своих собственных достижениях. Но и ему не удалось полностью исследовать озеро Альберта. Если бы он это сделал, он обнаружил бы, что оно не является вторым истоком Нила, а получает свои воды из другого, находящегося еще южнее озера. Устранить эти неясности выпало на долю Г. М. Стенли; но для того чтобы полностью оценить значение открытия, необходимо сначала бросить взгляд на работу других исследователей Центральной Африки.

Предыдущая | Оглавление | Следующая