4. Северо-Западная Африка (1049–1889 гг.)

В течение того сорокалетия, к рассмотрению которого мы переходим, исследования Северной Африки в целом характеризуются четырьмя моментами. Начиная с первого путешествия Барта в 1849 г. и вплоть до конца периода, исследователи все более и более замыкают кольцо вокруг Сахары, не сумев однако покорить самой пустыни; в этот процесс входит также исследование соседних территорий к северу, западу и югу от пустыни. Первенствующими фигурами среди исследователей являются Барт, первым приступивший к делу, далее Рольфс и Бенже (Вinger), которым этот период замыкается. Второй чертой является установление связи между исследованием долины Нила и окраин Северо-Западной Африки. Крупнейшие исследователи двигались с востока к реке Конго или озеру Чад. Здесь выделяются фигуры Швейнфурта, Нахтигаля и Юнкера. Третьей чертой является довольно медленный ход исследования Северо-Восточной Африки, где нельзя назвать почти ни одного имени, которое выделялось бы среди остальных. Наконец, мы являемся свидетелями продолжения поисков истоков Нила; с поисками со стороны Египта связано имя Самуэла Бейкера; однако же эта часть исследований, так тесно связана с работами в Центральной Африке, что мы рассмотрим ее в соответствующем разделе.

Исследование Северо-Западной Африки начинается с английской «смешанной научно-торговой» экспедиции в Судан, начальником которой был Ричардсон, а его спутниками Барт и Овервег; позже в ее состав вошел и Фогель. Экспедиция вышла из Туниса в декабре 1849 г., но к исследованию приступила фактически лишь начиная с Триполи, откуда она выступила в феврале следующего года. Путь экспедиции лежал через Мурзук, Гат и Агадес и далее через пустыню, после чего пути разошлись: Барт пошел на Кано и оттуда на Куку, где он должен был соединиться с остальными членами экспедиции, двигавшимися более восточным путем. Во время путешествия Ричардсон умер, и командование экспедицией перешло к Барту. Ему удалось исследовать озеро Чад, хорошее описание которого он оставил.

«Чад,— писал он,— носит характер громадной лагуны, очертания которой меняются каждый месяц, почему их невозможно сколько-нибудь точно нанести на карту. Надо сказать, что когда сегодня, 24 апреля 1851 г., я оглядел природу тех болотистых низин, что окружают это озеро или лагуну, я отдал себе отчет в полной невозможности произвести съемку его берегов, даже если бы положение в окружающих его областях позволило нам приступить к выполнению такого рода предприятия. Единственное, что можно сделать,— это, с одной стороны, фиксировать крайние рубежи, каких по временам достигает разлившаяся лагуна, и, с другой,— определить протяжение судоходных участков».

От озера Чад Барт и Овервег пошли на юг по направлению к главному городу области Адамауа—Йола, где ознакомились с рекой Бенуэ.

«Главная река Бенуэ направлялась здесь с востока на запад. Бенуэ выглядела широкой и величественной, и текла она по совершенно ровной местности, где лишь там и сям подымались отдельные горы… Теперь я собственными глазами увидел характер и направление течения этой могучей реки; и у всякого непредубежденного человека не может быть более никаких сомнений, что река эта сливается с другой громадной рекой, уже исследованной [Алленом, Лейрдом и Олдфилдом]».

Продвинуться дальше Йолы Барт не смог и потому повернул в обратный путь. Тем временем Овервег изучил озеро Чад. Барт был чрезвычайно огорчен тем, что ему не удалось осуществить своего «сильнейшего желания» проникнуть далее на юг. Он решил сначала осмотреть район к северу от озера и потом отправиться в область «к югу от Багирми». Выполнив свое первое намерение, он в феврале 1852 г. выступил в Багирми. Он вышел к реке Бари у Бугомана, после чего вернулся в Борну, где вновь встретился с Овервегом, который вскоре после этого скончался. Вслед за тем Барт совершил долгое и успешное путешествие в Тимбукту через Сокото и Сей на Нигере. Он прошел сушей от Сея до Тимбукту, а на обратном пути спустился вниз по Нигеру до Сея. Отсюда он направился назад в Борну, где встретился с Фогелем, командированным туда английским правительством.

Фогель взялся закончить работу, начатую Бартом к югу от озера Чад, и решил пересечь всю Африку до Нила. Однако добрался он лишь до Вадаи, где и был умерщвлен. На поиски его было послано целых семь экспедиций, но лишь одной из них удалось пробраться в Вадаи, а начальника ее, Бейрманна, постигла в 1863 г. та же судьба, что и Фогеля.

Возвращаясь, Барт пересек пустыню, пройдя через Мурзук в Триполи, и осенью 1855 г., после многолетней и великолепной работы в Северной Африке, достиг Англии.

«Поскольку мои путешествия,— писал он,— охватили территорию, протяжением в 24° с севера на юг и в 20° с востока на запад в самой широкой части африканского континента, я по необходимости повидал самые разнообразные и интересные вещи. Проехав обширные пустыни с совершенно бесплодной почвой и наталкиваясь на сцены самого страшного запустения, я вступал в плодородные области, орошенные большими судоходными, реками и обширными, в центре расположенными озерами, украшенные прекраснейшими лесами и производящие в неограниченном изобилии различные виды хлеба, риса, кунжута и земляного ореха, так же как сахарный тростник и такие ценнейшие предметы торговли, как хлопок и индиго. Вся Центральная Африка от Багирми на востоке до Тимбукту на западе изобилует такого рода продуктами. Туземцы этих областей не только прядут и ткут свои собственные материи, но и окрашивают свои домотканные рубашки ими же самими произведенным индиго. Прославленный Нигер, восточная ветвь которого (Бенуэ), открытая мною, дает доступ в этот район, представляет собой непрерывный судоходный путь, протяжением более чем в 600 миль, ведущий в самое сердце страны. Западная ветвь (собственно Нигер) на расстоянии примерно 350 миль от побережья прерывается порогами; но даже и здесь при существующей технике судоходства эти пороги, быть может, не окажутся вовсе непроходимыми; выше же их река представляет собой огромную тысячемильную дорогу, ведущую во внутренние области Западной Африки, столь богатые всякого рода продуктами».

Барт скромно оценил свои собственные достижения:

«В этом моем путешествии [в достижении Тимбукту и исследовании частей течения Нигера, оставшихся неизвестными из-за смерти Мунго Парка] мне удалось осуществить все мои упования и не только ознакомить мир со всей той огромной территорией, которую даже арабские купцы знали меньше, чем остальную Африку, но и установить дружеские отношения со всеми наиболее могущественными вождями племен, обитающих по реке, вплоть до таинственного города Тимбукту. Нет сомнения в том, что и по своему маршруту я оставил многое недоделанным, что лучше меня сделают мои преемники; но я удовлетворен уже сознанием того, что открыл образованной Европе обширнейшую область изолированного африканского мира и не только смог дать более или менее ясное представление о нем, но обеспечил также открытие регулярных связей между Европой и этими районами».

Суммируя достижения Барта, приведем в заключение суждение о нем другого крупного путешественника по Африке — Дж. Томсона. «Никто до него,— писал последний,— не собрал на ниве исследования Африки такой богатой жатвы географических, исторических, этнографических и лингвистических фактов».

Предыдущая | Оглавление | Следующая