3. Центральная и Южная Африка (1788–1848 гг.)

За этот период был сделан очень небольшой шаг вперед, в особенности в Центральной Африке. Мы уже упоминали о путешествиях натуралистов по Южной Африке; в этой связи следует упомянуть еще одно отдельное достижение: в 1797 г. в Капскую колонию в качестве секретаря лорда Маккартни прибыл Барроу, объездивший страну и составивший гораздо лучшую карту Южной Африки, чем все до того известные.

После этого последовал ряд второстепенных путешествий. В 1801 г. Тратер и Соммервилл отправились за Оранжевую реку в страну негров-бечуана и почти достигли озера Нгами. Двумя годами позже Лихтенштейн исследовал части страны бушменов и бечуанов к северу от слияния рек Оранжевой и Вааль. Путешествия Берчелла за реку Вааль и по границам страны бечуанов (1810–1812 гг.) имели большую ценность скорее для зоологии, чем для географии, зато миссионер Кемпбелл (около 1812 г.) оказал географической науке ценную услугу тем, что довольно точно нанес на карту все течение Оранжевой реки и открыл истоки Лимпопо. Руководитель военно-топографического отряда капитан Оуэн (1822–1826 гг.) заснял и нанес на карту множество деталей восточного и западного побережий Южной Африки и в особенности подвинул вперед дело ознакомления с заливом Делагоа и его хинтерландом. Он приступил также к научному изучению Замбези, но, к несчастью, все европейские участники этого предприятия умерли в ходе его проведения.

Начавшаяся в 1833 г. миграция буров и основание «Ассоциации мыса Доброй Надежды по исследованию Центральной Африки» ознаменовали собой поворотный пункт в истории исследования, поскольку оба эти события не только повели к расширению зоны европейского влияния, но и обеспечили до тех пор недостававшую систематичность в деле исследования. В 1834 г. Смит достиг южного тропика и исследовал верхнюю долину Лимпопо; еще через два года Харрис (позже принявший участие в исследовании Эфиопии) посетил страну бечуанов, а в 1836–1837 гг. Александер в ходе сухопутного путешествия из Кейптауна в Китовую бухту пересек страну племени намаква. Тем временем другие путешественники уточняли подробности географии страны, общие контуры которой уже с достаточной ясностью определились. Среди этих последних следует упомянуть Кауи и Грина, совершивших в 1829 г. путешествие в Натал, и Вальберга, исследовавшего в 1841–1844 гг. территорию, простирающуюся к северу от Натала до Лимпопо.

Как раз в этот период в Южную Африку и прибыл Ливингстон. В 1841 г. он выехал из залива Алгоа, чтобы принять участие в деятельности миссионеров среди бечуанов. Почти сразу же он приступил к путешествиям исследовательского характера, хотя в тот период они велись единственно с целью охватить возможно большую зону миссионерской пропагандой. Его работа была тесно связана с путешествиями его тестя Моффата, ближе, чем все другие миссионеры, ознакомившегося с окраиной пустыни Калахари. Эта предварительная работа послужила Ливингстону хорошей школой для его последующих крупных исследовательских путешествий, начавшихся в 1849 г. и завлекших его в бассейн Замбези.

Надо сказать, что до первого путешествия Ливингстона Центральная Африка была очень мало известна. Португальцы мало сделали в части открытия для европейцев области, в которой они пользовались некоторым политическим влиянием, и даже то немногое, что было сделано, не получило должной огласки. Первым, и в то же время важнейшим, приходящимся на этот период исследовательским предприятием было путешествие португальца Ласерды (1798 г.). Ласерда слышал, что имелось в виду отправить экспедицию «с целью установления сухопутного сообщения между восточным и западным побережьями Африки вместо длинного и опасного плавания вокруг мыса Доброй Надежды». Он подал некоторые мысли в связи с этим проектом и подробно изложил те выгоды, какие должно было повлечь за собой его осуществление. По его словам, оно должно было расширить португальское влияние, связать воедино разбросанные в разных местах колонии, открыть новый торговый путь и тем самым увеличить доходы казны и остановить продвижение англичан, «за которыми надо внимательно следить: в противном случае недостаток энергии с нашей стороны повлечет их распространение на север». Далее, поскольку ничего не известно о верхнем течении и истоках Замбези, возможно, что эта река связана с исследованной Ласердой в 1787 г. рекой Кунени, «крупнейшим водным путем на всей территории между Заире (Конго) и мысом Доброй Надежды».

«Если догадка эта подтвердится,— писал Ласерда,— и если правительство откроет такого рода торговый путь, то привозимые из Азии на судах товары смогут итти по нему до Бенгелы, и тогда Мозамбик и Бенгела станут первоклассными центрами торговли. Как только будет установлена такого рода сухопутная торговля между восточным и западным побережьями, сразу же появятся проводники-туземцы, и тогда исследование упомянутой реки не представит никакого затруднения».

Ласерда был назначен начальником проектировавшейся экспедиции, и ему было дано задание — разрешить эти географические проблемы и открыть область Каземби для португальской торговли. Ласерда до известной степени исходил из информации . о Каземби, полученной им от некоего португальца по фамилии Перейра, побывавшего в ней в 1796 г. и благоприятно отозвавшегося о перспективах торговли с ней. 3 июля 1798 г. Ласерда покинул берег Замбези и прошел на север по территории, лежащей между озерами Ньяса и Бангвеоло, не видав ни того, ни другого, хотя, судя по отдельным местам в его дневнике, он знал об их существовании. В октябре он достиг области Каземби и там умер. После девятимесячного пребывания в этой стране остальные члены экспедиции под командой священника вышли в обратный путь и в ноябре 1799 г. достигли Тете. Своей главной цели экспедиция не достигла, хотя и собрала большой географический материал. К сожалению, результаты ее трудов не получили достаточно широкой огласки, а ко времени первого путешествия Ливингстона были совершенно забыты.

36. Северная Африка, 1849–1889 гг. Увеличить (в отдельном окне)

На этот период падают еще два других исследовательских предприятия португальцев, хотя особенно важным ни одно из них не являлось. В 1802 г. два португальских купца вышли из Анголы, прошли страну Каземби и вышли к реке Замбези. Сообщения их носили несколько путаный характер, но, во всяком случае, подтвердили возможность продвижения внутрь материка сухим путем. В 1831 г. по части этого маршрута, но в обратном направлении прошли майор Монтейро и капитан Гамитто. В июне они вышли из Тете, проехали в ноябре через область Каземби и вскоре вернулись. Монтейро мало что прибавил к открытиям Ласерды, хотя ему и удалось привлечь всеобщее внимание к этому мало известному району.

Следует упомянуть также и стоявшее особняком путешествие по Центральной Африке Боудича, посетившего в 1817 г. область Габон и внесшего ценные дополнения к карте небольшого района в долине Огове.

Предыдущая | Оглавление | Следующая