1. Северная Азия

Как мы уже указывали, русские в течение XVII и XVIII столетий приобрели довольно отчетливое представление о главных чертах географической структуры Северной Азии, но попытки их добиться господства в бассейне Амура натолкнулись на сопротивление. Почти в самом начале XIX в. они вновь приступили к исследованию Дальнего Востока. Морские экспедиции Крузенштерна (1805 г.) и Коцебу (1817 г.) во многом способствовали выяснению оставшихся неясными вопросов в северной части Тихого океана и дали новый ценный материал о Камчатке и Сахалине1. Точно так же посланное в 1805 г. в Китай посольство Головкина привлекло внимание к Амурскому бассейну, хотя предложение придать посольству путешественников-ученых осуществления не получило. Однако наиболее важная работа за всю первую половину века была проделана в северной части азиатского континента. В 1828 г. Эрман исследовал области, лежащие между северным Уралом и устьем Оби, и проехал всю Азию вплоть до Камчатки. В 1829 г. Гумбольдт в сопровождении Розе и Эренберга совершил свое последнее научное путешествие. Оно замечательно не столько какими-либо сенсационными открытиями, сколько величиной охваченной им территории и остротой сделанных Гумбольдтом выводов. Экспедиция Гумбольдта проследовала через Москву, Пермь и Тобольск до Оби, откуда повернула на юг к Алтаю. Обратно экспедиция выбрала более южный вариант пути: через Омск, вниз по Волге к берегам Каспийского моря и, наконец, вверх по Дону до Москвы. Результаты путешествия нашли свое отражение в блестящем, хотя и несколько наспех составленном описании минералов и геологии посещенных экспедицией мест.

Важный материал был собран в 1830 г. Фуссом и Бунге в ходе их поездки через Гоби от Пекина до Кяхты. Два года спустя имевший политическое задание русский полковник Ладыженский посетил долину Амура.

Однако важнейшим событием в области исследования Северной Азии в первой половине XIX в. были путешествия Миддендорфа по Северной и Восточной Сибири. Целью Миддендорфа было получить правильное представление об области между Енисеем и Хатангой и далее до океана. Он выступил из Туруханска 23 марта 1843 г., прошел на север по замерзшему Енисею, пробрался тундрой к реке Пясине, а оттуда дальше в бассейн Хатанги. Его спутник Брант остался на одном из притоков Хатанги, сам же Миддендорф направился еще дальше на север к полуострову Таймыр и 12 августа вышел к морю. Провизия кончилась, Миддендорф и его спутники пережили тяжелые лишения, но им все же удалось вернуться и собрать ценнейший материал об условиях животной и растительной жизни в этой пустынной местности.

После этого Миддендорф предпринял путешествие через континент Азии от Якутска до Охотского моря через Становой хребет к Удскому острогу, после чего продолжал производить исследовании в бассейне Амура вплоть до озера Байкал. И здесь его наблюдения отличались высокими научными достоинствами, успех же его экспедиции и составленные им описания вновь привлекли внимание к реке Амуру.

Следующим пионером этого раннего периода исследований был А. Кастрен, исколесивший в 1842–1849 гг. Сибирь по всем направлениям. Его задачей было изучение туземных народностей, их языков и обычаев, и в ходе своих путешествий он покрыл пространство от Урала до Енисея и озера Байкал. Аналогичные интересы были и у пересекшего Сибирь в 1853–1858 гг. Альквиста, а также у Радлова, занимавшегося изучением народностей Алтая (около 1868 г.)

Период интенсивной деятельности начался в 1847 г. с назначением Муравьева генерал-губернатором Восточной Сибири. В следующем году была сделана неудачная попытка исследовать реку Амур, но в 1850 г. русские достигли ее устья, а в 1854 г. военная экспедиция во главе с Муравьевымспустилась вниз по реке и собрала материал для первого ее современного описания. Незадолго до этого, в 1846 г., в Петербурге было основано Российское Географическое Общество, в результате чего начиная с 1854 г. в Забайкалье было послано очень много экспедиций. В 1849–1852 гг. астроном Л. А. Шварц определил географические координаты многих точек к востоку от Байкала. В 1854 г. Л. Шренк изучал естественно-исторические условия в области устья Амура, в следующем году он совершил поездку на Сахалин, после чего вернулся на Амур, поднялся на некоторое расстояние вверх по Уссури и в начале 1856 г. вновь вернулся на Сахалин. В этой области в 1853–1856 гг. работал и другой натуралист, Максимович. Произведенные в 1855 г. Пещуровым наблюдения по Амуру дали материал для совершенно новой карты реки.

27. Набросок карты мира Дж. Кари, 1801 г. Отмечается значительное улучшение осведомленности в отношении Тихого океана и Австралазии и завершение открытия западного побережья Северной Америки и северного побережья Азии. На Крайнем Севере уже есть Шпицберген (1), устье реки Коппермайн (2), дельта р. Маккензи (3) и мыс Ледяной (4). Часть островов у нас опущена.

В 1854 г. на помощь этим ученым пришла Восточно-Сибирская экспедиция Географического общества. Во главе экспедиции был поставлен Шварц, и ему и нескольким его помощникам была доверена задача картографической съемки местности. Из наиболее выдающихся членов экспедиции следует упомянуть натуралистов Глена и Радде. Последний совершил большое путешествие не только по Дальнему Востоку, но и в других частях России, и работа его имела величайшую ценность для географов.

Работа экспедиции носила весьма детальный характер. В особенности она интересовалась как левыми, так и правыми притоками Амура, Ангарой и бассейнами Витима и Олекмы. Были предприняты исследования и за пределами бассейна Амура. Так, например, в 1851–1855 гг. К. Дитмар работал на Камчатке, а Шмидт в 1860 г. и Глен в 1861 г. посетили Сахалин. В той же области, хотя и независимо от экспедиции Географического Общества, работала в 1862 г. пограничная комиссия полковника Бугодорского, произведшая в соответствии с условиями договора 1860 г. съемку русско-китайской границы. Следствием всех этих работ был полный пересмотр географической карты, определение координат многих населенных пунктов, выдающихся точек местности и значительное изменение господствовавших тогда представлений относительно Восточной Сибири.

Через короткое время после этого экспедиция князя Кропоткина обогатила науку новыми материалами о приморских районах. Кропоткин проследовал в 1864 г. от Аргуни к Сунгари и далее поперек Северной Маньчжурии, тогда как Тимрот и Гельмерсен в 1862–1865 гг. произвели геологическую разведку южного побережья Маньчжурии.

Экспедиция Старицкого к Тихому океану (1866–1871 гг.) также способствовала уточнению сведений о побережье Маньчжурии, Сахалина, Охотского моря и Камчатки. В этот же период, в 1865 г., Лопатин занимался топографической и геологической работой в северной части Витимского плато, а в следующем году — по Енисею до Туруханска. Он собрал очень большой материал, но дневники его были опубликованы лишь в конце столетия.

Исследования Лопатина были дополнены предпринятыми в 1873–1876 гг. путешествиями Чекановского. Всего он совершил три экспедиции — одну к долинам Нижней Лены и Верхней Тунгуски, вторую — по реке Оленек в тундру и третью — к устью этой реки. Хотя целью Чекановского было изучение геологии местности, он сделал ряд астрономических определений и намного улучшил карты этой малоизвестной области. Его достижения дали ему право на то, чтобы «занять свое место в качестве достойного преемника Миддендорфа, единственного ученого, пересекшего этот район на пути к дальнему северу» (Алкок).

В Западной Сибири экспедиция Хандачевского (1877–1881 гг.) исследовала огромную, до того не известную область. Он проследовал по Иртышу и Оби от Тобольска до Обдорска на севере, поднялся по реке Полуй и вернулся, идя почти прямо на юг по бездорожью к Омску.

Предыдущая | Оглавление | Следующая