Предисловие редактора

Предлагаемая в русском переводе книга преподавателя исторической географии Оксфордского университета Дж. Бейкера названа им «Историей географических открытий и исследований». Перевод сделан с последнего, исправленного издания, перепечатанного без изменений в 1945 г.

Из авторского введения к первой главе видно, что Бейкер под историей географических открытий понимает «эволюцию карты мира от ее самых простых, наиболее элементарных зачатков в античной древности до высокоспециализированной современной формы». Иными словами, автор ставит своей задачей не только рассказать о том, как в общих чертах сложилась карта мира (речь у него идет, конечно, о физической, а не политической или экономической карте мира), но и о том, как сложилась современная «высокоспециализированная» топографическая карта. Его интересуют не только открытия приблизительных контуров континентов, основных черт их рельефа и гидрографии и открытия важнейших архипелагов и отдельных островов, но и топографические съемки. А так как точные топографические съемки, основанные на триангуляции, начались в XVIII в., но особенного размаха достигли в XIX и XX вв., то Бейкер и разделил свой труд на две почти равные части: I — До девятнадцатого века, II — Девятнадцатый и двадцатый века (1800 — 1937 гг.) — почти до начала второй мировой войны. При этом несколько более обширной получилась вторая часть, что не мешает автору сожалеть о ее слишком сжатом изложении.

Между тем общеизвестно, что открытия берегов обитаемых континентов (за исключением северной береговой линии Америки) были уже в общем завершены к началу XIX в., что к этому же сроку были открыты и пройдены исследователями целиком или в большей части своего течения все сколько-нибудь значительные реки Европы, все великие реки Азии, Южной Америки (за исключением некоторых больших притоков Амазонки), Северной Америки (за исключением Юкона, Саскачевана и Колумбии), а из африканских великих рек — по крайней мере две из четырех — Нил и Нигер (позднейшие исследования бассейнов; этих рек привели к так называемым вторичным открытиям).

Открыты были также и нанесены на карты (конечно, неточные) все великие озера Евразии и Северной Америки. Известны были также, хотя и в самых общих чертах (кроме Европы, изученной более детально), основные черты рельефа обитаемых континентов, за исключением Австралии. Иными словами, до XIX в. совершены уже были основные открытия обитаемых частей суши, а в удел XIX и нашему векам достались в основном открытия необитаемых приполярных пространств (арктических островов и Антарктиды), сухопутные (а в XX в. и воздушные) исследования малоизученных внутренних пространств континентов и океанографические исследования. Из обитаемых континентов к . началу XIX в. только по Австралии совершенно не были известны ли основные черты ее рельефа, ни гидрография.

Таким образом, деля свою книгу, посвященную географическим открытиям и исследованиям, на две части указанного выше объема, Бейкер неизбежно сделал упор на географические исследования и допустил явный ущерб изучению хода географических открытий и особенно великих открытий. Колумбу, например, отведено всего пять страниц, открытию русскими Северной Азии в XVI—XVII вв. — четыре страницы и т.д. По-видимому, автор сознательно пошел на такое сокращение, так как начинает свое предисловие к первому изданию прямым указанием на наличие «многих превосходных трудов» по истории географических открытий, посвященных отдельным периодам или районам, но отмечает отсутствие всеобщей истории открытий и исследований.

Свой труд Бейкер рассматривает в первую очередь как учебное пособие для английских студентов. Такой учебной постановкой определяется характер изложения — в большинстве случаев очень сжатого, иногда напоминающею конспект. Сам автор отмечает эту черту своего труда в предисловии к 1-му изданию: «Некоторые части последних глав превратились в нечто вроде каталога отдельных достижений. Но и каталог — вещь полезная и, надеюсь, может помочь студентам изучать работу исследователей более подробно».

Замечание это, как легко убедится читатель, следует отнести не только к «части последних глав», но и ко всей книге Бейкера. Собственно говоря, это не столько учебник (textbook), сколько справочник (handbook) по истории географических открытий и исследований. С такой только точки зрения его и следует рассматривать; и как справочник он несомненно полезен и для советских специалистов-географов, и для широких советских читательских масс, интересующихся географическими открытиями и исследовательскими путешествиями. Для того чтобы быть историей открытий, работе Бейкера нехватает самого существенного: перечисляя различные экспедиции, организованные с целью открытий или исследований тех или иных частей суши или мирового океана, он очень редко выясняет исторические причины такой исследовательской активности. Он знает за собой этот основной недостаток: в заключительной, самой короткой главе (стр. 489–493, англ. изд.), в переводе опущенной, он пытается, так сказать, задним числом выяснить «мотивы, которыми двигались путешественники». Но именно здесь он обнаруживает полную теоретическую беспомощность, что и заставило редакцию отказаться от перевода этой последней главы.

Для оправдания такого отказа достаточно привести два основных положения Бейкера: 1) «Совокупность мотивов, которыми двигались путешественники, мало меняется на протяжении столетий, хотя, вполне естественно, в отдельные эпохи на передний план выступают то те, то другие мотивы» (стр. 491, англ. изд ); 2) «Вообще, за редкими исключениями, невозможно выявить мотивы того или иного исследования, а искусственно выделять один мотив — это значит искажать человеческую природу и неверно понимать историю открытий» (стр. 492, англ. изд.). Иными словами, автор выставляет два антинаучных тезиса: 1) неизменность мотивов исследователей-путешественников во все времена, и 2) невозможность выявления этих мотивов.

При такой антиисторической установке нельзя написать историю географических открытий. Автор, по-видимому, сам понимал это; по крайней мере, он заключает последнюю главу своего труда следующими фразами:

«…История географических открытий иллюстрирует огромную сложность взаимоотношений между человеком и географической средой. История — это нечто большее, чем простая летопись роста познания человеком поверхности земли; нечто большее, чем серия рассказов о приключениях; нечто большее, чем история распространения христианства среди язычников или экономического проникновения [в отсталые страны]…» Бейкер, таким образом, указывает на сложность задачи историка географических открытий, той задачи, с которой он, очевидно, не справился, и подчеркивает это завершающей его книгу цитатой, которая является самой резкой критикой его «Истории». Это цитата из «Истории географии и географических открытий» Вивьен Сен-Мартена, одного из крупнейших французских географов XIX в.: «Во все времена и у всех народов география следовала по пятам цивилизации и в некоторой степени служила мерилом ее прогресса… Исследование земного шара — не только одна из отраслей истории науки, но и отражение истории человечества» (стр. 493, англ. изд.).

Но если не обращать внимания на название, которое автор дал своей работе, и рассматривать ее не как историю географических открытий, а как справочник, то она более, чем любая другая иностранная работа, отвечает тем требованиям, которые можно предъявить к изданиям такого типа.

Книга Бейкера, как выше указывалось, охватывает географические открытия и исследования с древнейших времен до нашей эпохи — до года выхода в свет второго переработанного издания (1937 г.). Несомненно, это лучшая из всех иностранных, посвященных данной теме работ, вышедших в XX в. Так оценил ее, между прочим, немедленно после выхода в свет 1-го издания (1931 г.) один из самых крупных французских географов, профессор Парижского университета Деманжон (недавно скончавшийся). В библиографической заметке в одном из периодических изданий он писал: «Этот в высшей степени ценный, широко документированный и насыщенный фактами труд отличается в то же время большой ясностью изложения и интересен многими оригинальными оценками автора. В настоящее время по обилию проработанного материала и по широте исторического охвата он занял совершенно исключительное место в географической литературе».

Действительно, при сравнительно небольшом объеме своего труда — благодаря крайней сжатости изложения — автор отмечает достижения примерно трех тысяч исследовательских экспедиций или отдельных путешественников. И при этом он приводит множество подлинных цитат из географических трудов, описаний путешествий, отчетов и других документов — от древнейших времен до XX в. включительно. Особенно часто он прибегает к цитатам в первой половине своего труда, излагающей ход открытий во всех частях света до конца XVIII в. Читатель найдет здесь цитаты из «Географии» Страбона, из книг Плано-Карпини, Рубрука, Марко Поло, Ибн-Баттуты и других знаменитых средневековых путешественников; выписки из корабельных журналов, отчетов или дневников участников морских экспедиций эпохи великих открытий — Васко да Гамы, Джона Кабота, Магеллана, Картье и др., из отчетов замечательных путешественников XVI—XVII вв., исследовавших внутренние области Северной и Южной Америки (Коронадо, Тейшейра и др.), и великих тихоокеанских мореплавателей XVII—XVIII вв. Кироса и Торреса, Беринга, Кука и др.

Во второй части этой работы, последние главы которой, по признанию самого автора, «превратились в нечто вроде каталога отдельных достижений», Бейкер все же нередко дает высказаться и самим путешественникам, в частности русским — Пржевальскому, Мушкетову, Радлову, В.А. Обручеву (правда, он пользуется главным образом переводами их работ). Но и пересказывая вкратце, своими словами, отдельные путешествия, характеризуя те или иные достижения, автор каждый раз документирует свои высказывания ссылками на ту или иную работу. Факты и даты, которые он приводит, в подавляющем большинстве случаев очень точны, ошибок мало (замеченные оговорены в редакционных примечаниях), мало и голословных утверждений.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Лингвистика
Одним из сравнительно несложных вариантов перевода является письменный перевод (http://www.perevodi.by/uslugi/pismennye-perevody.html). Переводчик, специализирующийся на письменных переводах всегда имеет возможность наилучшим образом интерпретировать предложения на иностранных языках и донести их до конечного потребителя в максимально адаптированном к другому языку виде.