Литература об Атлантиде

Древний мир

Об Атлантиде пишут со времен античности и до наших дней, то есть на протяжении 2000 лет. Но в античную эпоху на эту тему было написано очень немного, а сохранилось еще меньше, всего две с половиной странички, не считая диалогов Платона «Тимей» и «Критий». В них не только дано первое описание Атлантиды, она вообще впервые упоминается именно в этих произведениях. Но случалось, что приоритет Платона подвергался сомнению. Например, 15 декабря 1961 года во французской газете «Пари жур» была опубликована статья с сенсационным сообщением, что. в архиве писателя Пьера Бенуа (автора популярного в свое время романа «Атлантида») найдена неизвестная до сих пор античная рукопись греческого писателя Дионисия Милетского, озаглавленная «Путешествие в Атлантиду». Нелегко было выяснить, кто скрывается под именем Дионисий Милетский. По мнению Э. Сайкса (Н.Ф. Жиров, 1964), речь шла о писателе, создавшем свое произведение около 550 года до н.э., то есть за 150 лет до Платона. Сообщение, естественно, вызвало большой интерес. Но когда специалисты запросили рукопись для исследования, она вдруг исчезла: то ли ее кому-то отдали, то ли отправили на «реставрацию». Так ее никто никогда и не увидел. Поэтому не остается ничего иного, как объявить эту «рукопись» вымыслом, а статью в газете считать одной из многочисленных в истории Атлантиды «уток».

Приоритет Платона был восстановлен. Ну, а как быть с Геродотом, отцом истории и географии? Он ведь тоже писал о каких-то «атлантах» за 100 лет до Платона. В одной из своих книг, созданной примерно в 460 году до н.э., он упоминает о жителях Северной Африки: «К этому соленому озеру прилегает гора, которая называется Атлас. Она узка и со всех сторон закруглена и так высока, что ее вершину не видно, так как она всегда окутана туманом, и летом и зимой. Местные жители говорят, что она упирается в небо. От нее получили свое название и местные жители, которых называют атлантами. Говорят, что они не едят ничего живого и не видят никаких снов».

Геродот действительно пишет о каких-то «атлантах» из Северной Африки, но они не имеют ничего общего с Атлантидой Платона, кроме совпадения названий. Возможно, что Платон позаимствовал название у Геродота, но Платон остается первым и единственным, кто несет ответственность за остров Атлантиду с его высокоразвитой цивилизацией. Кто же пошел по его стопам?

Это был, очевидно, Элиан, писатель II века н.э., автор большой работы «Historia naturalis». В книге XV он пишет о том, как одевались правители Атлантиды, чтобы подчеркнуть свое происхождение от Посейдона. В другом своем труде («Historia varia», книга III) Элиан ссылается на греческого географа Феопомпа, жившего в IV веке до н.э. Феопомп описывает разговор фригийского царя Мидаса с полубогом Силеном, в котором Силен сообщил Мидасу, что «Европа, Азия и Африка являются островами, окруженными со всех сторон океаном. Вне этого мира есть еще остров со многими жителями и городами. Рассказывают, что десятимиллионное войско этого острова хотело вторгнуться в наши земли, переправившись через океан. Оно достигло земли гиперборейцев, которых считали самыми счастливыми людьми этой части суши. Но когда завоеватели увидели, как живут гиперборейцы, они сочли их такими несчастными, что отказались от всех агрессивных намерений и вернулись домой за океан». Таков вольный перевод части текста Феопомпа, полученный к тому же из вторых рук, от Элиана. Н.Ф. Жиров (1964) и многие другие считают это косвенным подтверждением сообщения Платона. Но многие знатоки античной литературы утверждают, что Феопомп известен скорее как автор фантастических историй. Можно ли доверять такому автору? На мой взгляд, он не заслуживает доверия.

Следующее сообщение об Атлантиде тоже исходит из вторых рук. Неоплатоник Прокл (412–485 годы н.э.) в комментариях к «Тимею» Платона ссылается на какого-то Марцелла, писавшего, что во «внешнем» мире было семь островов, посвященных Персефоне (Н.Ф. Жиров предполагает, что речь, вероятно, идет о Канарских островах. – Прим. ред. ). Затем он дает их описание, очень напоминающее описание Атлантиды у Платона. Еще одно странное сообщение, появившееся спустя 700 лет после Платона. К тому же мы даже не знаем, кто такой Марцелл. Обычно указывается, что он жил где-то в I веке до н.э. Только Н.Ф. Жиров (1964) считает, что он мог жить и писать еще до Платона, но такое утверждение он ничем не может подтвердить.

На совести Прокла, который приплел к Атлантиде таинственного Марцелла, еще одна загадка. Он пишет, что через 300 лет после Солона (Солон (640–559 годы до н.э.) – предок Платона по материнской линии, «мудрейший из семи мудрых», на рассказы которого об Атлантиде опирался Платон в своих диалогах «Тимей» и «Критий». – Прим. ред. ), то есть приблизительно в 260 году до н.э., в Египте побывал некто Крантор, видевший в храме богини Нейт в Саисе колонны с иероглифами, рассказывающими об истории Атлантиды. При этом записи якобы соответствовали тому, что писал Платон в своих диалогах «Тимей» и «Критий». Не знаем, что и думать по этому поводу. Нам кажется, что все это сочинено с единственной целью как-то поддержать Платона. Но объективности ради следует упомянуть, что, по мнению некоторых историков, речь может идти о Кранторе из Солы – греческом философе конца IV – начала III века до н.э. Так же как и Прокл, он был комментатором произведений Платона, и поэтому вполне возможно, что он поехал в Египет с намерением убедиться, насколько соответствует действительности рассказ Платона. Но работы Крантора исчезли, поэтому данная проблема, наверное, никогда уже не будет решена.

Многие атлантологи ссылаются на работы римского историка Диодора Сицилийского, жившего в I веке до н.э. Известно, что в 60–57 годах он жил в Египте и написал 40 книг, названных «Bibliotheca historica» и разделенных на три части. К сожалению, от этих книг сохранились только фрагменты. В III и V книгах автор пишет: «Амазонки готовились к большому походу, так как они хотели подчинить себе и другие области наиболее развитых народов в этой части земли, где были плодородные поля и большие города…» Дальше он рассказывает, как амазонки победили атлантов и запугали их жестоким обращением с пленными. Но затем амазонки заключили мир с атлантами и вместе разбили племя горгонов.

Диодор в своем труде упоминает также о племенах Северной Африки, живших около гор Атласа. Стоп! Мы ведь где-то уже об этом читали. Да, конечно, у Геродота. Сообщения Диодора неоригинальны, они вторичны, поэтому весьма вероятно, что он опирался на Геродота. В других местах заметно влияние Платона. Так, Диодор пишет: «После того как мы описали острова на внутренней стороне Геракловых столпов, займемся теперь теми, которые находятся в океане. В море напротив Ливии (т. е. Африки) находится большой остров. От ливийских берегов к нему нужно плыть много дней на запад. Там плодородная земля…» Дальнейшее описание слишком уж напоминает описание Платона.

Термин «атланты» иногда встречается и в более поздней римской литературе, но только применительно к африканским «атлантам» Геродота. Плиний Старший «атлантами» считает жителей Северной Африки и еще десяток других племен с самыми удивительными названиями, но при этом наделяет их «чудными» чертами. Согласно Плинию, они не знают людских обычаев, не пользуются именами, проклинают восходящее и заходящее солнце, поскольку оно, по их мнению, приносит людям и полям несчастье, не видят ночью снов, как остальные люди (сравним с текстом Геродота!). Вот до чего дошли бедняги атланты! У Платона они наделены божественным величием, а тут вдруг совершенно не знают людских обычаев.

Анализ приведенных здесь отрывков из античной литературы говорит о том, что интересующие нас данные весьма и весьма неопределенны, если не сказать хаотичны. Античным авторам неведомы понятия приоритета и оригинала. Они берут сведения один у другого без ссылки на источник, заимствуют имена и названия, а если добавляют что-то от себя, то это лишь в редких случаях является чем-то серьезным. Они смешивают реальные факты с вымыслом столь искусно, что найти истину практически невозможно. Можем ли мы на основании таких данных доказать существование Атлантиды? Думаю, что читатели, как и я, отнесутся к этим данным скептически. Античная литература, если, конечно, не будет найдена какая-нибудь новая рукопись, практически не дает никаких доказательств существования когда-либо в прошлом Атлантиды Платона.

Но закончить на этом раздел об античной литературе мы не можем. Ведь у нас есть еще «главный свидетель», человек, который должен кое-что знать об Атлантиде. Это ученик Платона, великий философ Аристотель. И он действительно сказал свое веское слово. Аристотель заявил, что Платон использовал списание Атлантиды в качестве предлога для изложения своих взглядов на проблему идеального государства. И добавил, что «тот, кто Атлантиду выдумал, тот и отправил ее на морское дно». Сказано весьма сильно и должно было бы положить конец всем спорам. Кто мог знать Платона лучше, чем его ученик? Вероятно, он узнал от самого Платона, в чем суть проблемы Атлантиды. Но не все так просто, как кажется на первый взгляд. Сторонники существования Атлантиды приводят несколько разумных доводов: 1) Аристотель был намного моложе Платона: 2) он принадлежал к иному классу и имел иные политические взгляды. Это позволяет предположить, что Аристотель попросту «опозорил» Платона после его смерти, облачась в тогу поклонника истины. Свою позицию он обосновал известным изречением: «Amicus Plato, sed magis amica veritas» (Платон мне друг, но истина дороже).

Аргументы обеих сторон разумны, и мы, наверное, уже никогда не узнаем, о чем думал Аристотель, объявляя Атлантиду Платона вымыслом.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Разное