Изготовление орудий и строительных деталей из меди

Эта глава посвящена искусству древнеегипетских металлургов, снабжавших каменщиков-камнерезов и деревообделочников в течение долгого периода строительства пирамид Старого царства орудиями и различными приспособлениями из меди.

Все ранее рассмотренные древнеегипетские металлические орудия и приспособления делались главным образом из меди, выплавленной на Синае. Лишь немного меди добывалось в Восточной пустыне. Здесь, на Синае, были месторождения различных окисленных медных руд (без примеси серы, требующей дополнительного процесса выжигания серы). Разработка медной руды, залегающей близко к поверхности, велась открытым способом, добывалась в ямах. Каменными молотообразными и киркообразными орудиями, а также медными зубилами отбивали и рыхлили породу, богатую рудой. Дробили ее в каменных ступках каменными же желваками-пестами. Для выплавки металла египтяне устраивали из кирпича круглые печи-горны, топливом для которых служил древесный уголь. На углежжение шли главным образом тамарисковые деревья, в изобилии произраставшие в ту эпоху на полуострове Синай.

Судя по изображениям, можно полагать, что извлеченная из печей медь плавилась затем в глиняных тиглях. Для получения высокой температуры, необходимой для плавки (1053° С), плавильщики прибегали к усиленному дутью при помощи так называемых паяльных трубок. Один конец тростниковой трубки, снабженной глиняной нашлепкой для предохранения ее от огня, вкладывали непосредственно снизу в огонь костра или в специально оставленное отверстие в нижней части глиняной стенки, окружавшей костер. Другой конец трубки металлург брал в рот и дул. Обычно поддували одновременно несколько человек с разных сторон. В результате напряженной работы нескольких металлургов пламя направлялось под тигель, и металл плавился.

Плавка меди в тигле

Известно, что некоторые примеси влияют на свойства металла-сплава, делая его более твердым или мягким. При выплавке меди из руд, имевшихся на Синае, а также и в Восточной пустыне, египтяне получали практически чистый металл. Примеси (чаще всего марганец и мышьяк) составляли всего один-два процента. Они были естественными, т. е. попадали в медь из руд при выплавке. Хотя такая медь была мягкой, египтяне не прибегали ни к какому приплаву, в том числе и олова (в III тысячелетии не знали бронзы), с целью сделать медь более твердой. Они умели делать из этой мягкой меди такие орудия, которые обрабатывали не только дерево, но и камень мягких и твердых пород.

Способ обработки меди состоял в следующем. Расплавленную медь выливали из тигля в литейную форму. Так получались болванки сплошного литья, иногда лишь отдаленно напоминавшие предмет, который хотели изготовить. Египтяне, начиная уже со второй династии, знали так называемое закрытое литье, когда предмет получается пустотелый, но при производстве металлических инструментов к этому способу им не нужно было прибегать.

Литье меди в форму

Дальнейшая обработка изделия велась проковкой. Кузнецы на корточках перед камнем-наковальней били плоским камнем, зажатым в правой руке, по куску металла, положенному на наковальню. Левой рукой они придерживали болванку.

После кузнечной обработки медь уплотнялась, делалась значительно более твердой, но вместе с тем увеличивалась и ее ломкость. Поэтому проковывать ее можно было лишь непродолжительное время. Правда, эту хрупкость можно было снять отжигом, нагреванием до 300– 500°. Однако древние египтяне, по-видимому, обходились без этого процесса обработки. Ковке подвергались болванки, из которых изготовлялись топоры, тесла, зубила-резцы, долота, длинные стержни диаметром около 7 см для дверных засовов, которые, как предполагает один исследователь, были медными, большие скобы для скрепления отдельных строительных конструкций, а также, вероятно, когти для подъемных устройств. Этим же способом делались плоские и тонкие инструменты наподобие ножей и пил. Небольшой кусок меди ударами расплющивали, а затем с помощью зубила и молота-камня вырезали нужной формы орудие.

Ковка медной болванки на каменной наковальне

Гвозди, крючья и малые соединительные скобы было довольно просто получить из медной заготовки-проволоки.

Неизвестно, как именно делались цилиндрические сверла (они до нас не дошли). Возможно, на это шла листовая медь, которую сгибали на круглой основе. В случае если трубчатое сверло было сплошным (без вертикального шва), можно допустить, что его изготовляли таким же образом, как и браслеты из драгоценного металла, найденные в подземелье пирамиды Сехемхета. Для этого медную болванку – толстое кольцо – надевали на основу в виде ролика. Проковывали изделие, поворачивая его время от времени, пока не получалась нужной толщины трубка. Ковкой же придавали особую твердость рабочей части орудий – лезвию, острию.

Заточка лезвия и острия медных орудий в древнем Египте, как и в наше время, производилась с помощью точильных камней, малыми плитками и оселками. Точильные камни входили в состав набора инструментов и деревообделочника и каменщика.

Искусство холодной ковки в первой половине III тысячелетия в Египте стояло на весьма высоком уровне. Умели делать пластины толщиной в полмиллиметра, и при этом они не имели трещин. Тем более не приходится удивляться тому, что кузнецы выковывали медные листы, которые вкладывались в желоба для стока дождевой воды, и делали большие и малые сосуды разной формы, включая и кухонные котлы, а также миски, укладывавшиеся в водосточные углубления камней в некоторых пирамидных зданиях. Точно неизвестно, как достигали этого египетские металлурги. Не исключено, что кузнецы, прежде чем изготовить сложный предмет из меди, проковывали его в несколько приемов через определенные промежутки времени (может быть, в несколько недель), чтобы плотная структура, образовавшаяся в результате предыдущей ковки, распалась прежде чем начнут следующую проковку. Ковка была столь распространена в древнем Египте, что этим способом изготовляли и многие ювелирные изделия из меди и драгоценных металлов.

Изготовление медного сосуда

Так же была сделана большая медная статуя Пени I. Сначала отковали части статуи (туловище, голову, руки и ноги), а затем их соединили на деревянной основе медными гвоздями.

Медные орудия, изготовленные ковкой, через некоторое время вновь становились мягкими, ибо эта необычная, искусственная плотная структура твердой меди не была долговечной. Надо полагать, что древний мастер, как только обнаруживал при работе, что инструмент сделался мягким, мог обычным булыжником проковывать рабочий край своего резца или тесла. Наковальней ему мог служить любой камень, сидя перед которым он и выполнял эту операцию.

Повторную проковку медных орудий древнему мастеру приходилось делать и по другой причине. При работе лад твердыми породами камня металлические сверла и пилы очень быстро стачивались. Об этом свидетельствуют остатки медной зелени в бороздках, оставшиеся после работы металлическими орудиями. Изнашивались не только медные резцы, которыми разрабатывали и обрабатывали известняк, алебастр, песчаник, но и медные топоры, тесла, пилы, сверла, долота-стамески при работе с деревом затуплялись гораздо быстрее, чем современный железный столярный инструмент. Поэтому древнеегипетским ремесленникам приходилось часто восстанавливать ковкой рабочий край своих инструментов, а затем производить заточку.

Было несколько способов реставрации пришедших в негодность медных орудий. В случае, когда лезвие после многократной ковки и заточки становилось очень тонким, эту часть можно было согнуть вдвое и, подвергнув проковке и заточке, получить годное для работы орудие. Когда же орудие вследствие износа делалось настолько малым, что оно не могло быть уже использовано в таком виде, его переделывали. Распространенным, надо думать, способом была переплавка с последующей обработкой. Но наряду с этим у древних египтян был и весьма оригинальный, с нашей точки зрения, способ переделки. До нас дошло медное тесло от начала III тысячелетия, изготовленное следующим образом. Наложив друг на друга два куска меди (остатки двух медных орудий), их проковывали, вследствие чего медь, подобно тесту, сплющивалась, образуя одно целое орудие, которое оставалось заточить.

Древние египтяне уже в начале III тысячелетия знали клепание и паяние. Медными заклепками прикрепляли медную обшивку строительных конструкций. При клепке в металлическом листе делали отверстия, а в каменной основе, к которой хотели прикрепить металл, высверливали углубления для медных гвоздей. Шляпку медного гвоздя ударами слегка расплющивали, чтобы она плотно закрывала щель вокруг гвоздя. Среди такого рода соединений имеются и водонепроницаемые.

Предыдущая | Оглавление | Следующая