18.6. Критика социал-дарвинизма и расизма

Практически сразу же после распространения дарвинизма во второй половине XIX в. стали делаться попытки перенести закономерности, вскрытые Ч. Дарвином в живой природе, на жизнь человеческого общества. Некоторые стали допускать, что и в человеческом обществе борьба за существование является движущей силой развития. Первым таким ученым был Г. Спенсер, английский философ середины XIX в. С точки зрения Спенсера, конкуренция в капиталистическом обществе является прямым аналогом конкуренции в мире живого, и существование бедных, эксплуатируемых групп населения неизбежно, именно оно и определяет общий прогресс общества.

Эти взгляды, носящие название социал-дарвинизма или социального дарвинизма, развиваются вплоть до настоящего времени некоторыми английскими, американскими, немецкими и французскими социологами. Исследуя жизнь первобытных обществ, они стараются найти подтверждение биологизаторскому истолкованию социальных закономерностей. При этом социальные конфликты рассматриваются как «естественные», «вечные», возводится в абсолют антагонизм социальных отношений, крайние варианты социал-дарвинизма служат для обоснования господства элиты.

Социал-дарвинизм в основе своей антинаучен: нельзя переносить закономерности, действующие на одном уровне организации материи, на другие уровни: это все равно, что объяснять возникновение какого-либо приспособления (например, совершенного органа зрения или узора на крыле бабочки) химическими взаимоотношениями молекул, составляющих отдельные клетки глаза или крыла.

В современном варианте социал-дарвинизм предсказывает, например, вырождение народов развитых стран в силу того, что там сокращена рождаемость по сравнению с малоразвитыми странами. А это, в свою очередь, может служить «оправданием» политики неоколониализма и расового насилия.

Производным социал-дарвинизма является расизм — антинаучная концепция, утверждающая физическую и психическую неполноценность различных рас, разделение рас на «высшие» и «низшие» и опять-таки оправдывающая социальную несправедливость некими внутренними биологическими законами. Основы расизма кроются еще в рабовладельческом обществе. В средние века расизм оправдывал бесчеловечную эксплуатацию африканцев, индейцев Америки, ряда народов Южной Азии. В XX в. расизм пышно расцвел в фашистской Германии, где светловолосые и голубоглазые арийцы считались представителями высшей, нордической, расы и уже поэтому имели «право» на подавление и уничтожение представителей всех других рас.

Попытки доказать с помощью тестов умственные способности, психическую неравноценность различных рас оказались безуспешными: различия, вызванные принадлежностью исследуемых к различным социальным группам, а также связанные с условиями воспитания, образования, труда и быта, намного превосходили расовые различия.

Существование же физических различий между представителями разных рас ни в коей мере не может служить основанием для вознесения одних рас и принижения других. В расовом многообразии человечества заключается замечательное эволюционное наследие, которое обеспечивает многообразие приспособительных возможностей Человека разумного.

Возникновение трудовой деятельности, производства орудий труда явилось качественным скачком, поворотным моментом от истории биологической (филогенеза) к истории социальной.

Своеобразие эволюции рода Homo состоит в том, что биологические эволюционные факторы постепенно теряют свое ведущее значение, уступая социальным факторам. Возникший в процессе эволюции как часть животного мира Человек разумный в результате общественно-исторического развития настолько выделился из природы, что приобрел власть над ней. Насколько разумно и дальновидно сумеет он использовать эту власть — вопрос будущего.

Предыдущая | Оглавление | Следующая