Глава 8

СКВОЗЬ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ

Нам осталось посетить еще одну пирамиду, и расположена она в Турецком Курдистане. Гора Нимрод высотой 2150 м расположена в Восточной Анатолии, это самая высокая горная вершина в этом регионе. Здесь, на вершине, в 62 г. до н.э. царь Антиох Теос Коммагенский соорудил свою усыпальницу-святилище с огромным собственным изваянием вверху (около 9 метров) и изваяниями различных греческих и персидских богов. Гробницу раскопал в 1881 г. Карл Сестер, немецкий инженер. Однако ни он, ни последующие исследователи так и не смогли найти собственно усыпальницу самого Антиоха.

Антиох был сыном царя Митридата I Каллиника и селевкидской принцессы Лаодики, дочери сирийского царя Антиоха VIII. Их брак стал частью союзного договора, которым отец Митридата Самос II пытался обеспечить мир между Коммагенским царством и государством Селевкидов. Антиох также пытался отстоять интересы своего небольшого царства перед лицом могущественной Римской империи и сохранить, насколько это возможно, независимость. Однако в конце концов при императоре Августе ему пришлось подчиниться.

Для нас интересно то, что свое святилище он построил в форме пирамиды. Причем она как бы является искусственной вершиной настоящей горы, добавляя ей еще примерно пятьдесят метров. Сами турки считают это сооружение восьмым чудом света, хотя бы уже только потому, что работы при строительстве приходилось вести на умопомрачительной высоте. И если пирамиды должны были символизировать горы, то строители данной пирамиды пошли дальше, поместив пирамиду прямо на вершине настоящей горы.

Антиох был правителем, который очень серьезно относился к своей религии, представлявшей собой эллинизированную форму зороастризма. И поскольку его религия имела греко-персидские корни, боги, которым он поклонялся, составляли причудливую амальгаму обоих пантеонов. При этом некоторые из них персонифицировались как Солнце, Луна и различные планеты. Говорят, что царь также практиковал чрезвычайно эзотерический вид астрологии и заложил основы для реформы календаря, связав коммагенский год (который до той поры базировался на движении Луны) с сотическим циклом (основанным на движении Сириуса), на котором древние египтяне основывали свой календарь. Если это так, то сооружение на вершине горы Нимрод - не просто усыпальница. Для Антиоха это было местом, где он мог собрать подданных для различных религиозных празднеств, связанных или с его днем рождения, или с годовщиной коронации - по-моему, это для нас уже становится знакомым…

Центральной фигурой в череде сидящих пяти статуй, возможно, смотревших на восток, в сторону восходящего солнца, была фигура Зевса, которого Антиох уравнивал с персидским Ормуздом. По правую руку от него находилась статуя самого Антиоха, по левую - женская статуя, очевидно, символизировавшая страну Коммагену. Рядом с женским изваянием стоял (вернее, «сидел») Аполлон-Гелиос (он же Митра), а с Антиохом соседствовал Геракл (Веретрагна). По обе стороны от статуй богов были установлены еще по две статуи - орла и льва - геральдических животных царского дома Коммагены. А прямо перед этими изображениями располагался, как это принято у зороастрийцев, алтарь для зажжения огня. И вновь возникает желание предположить, что здесь проводилась знакомая церемония.

Весь комплекс был воздвигнут в самой высокой точке государства, там, где люди и боги оказывались наиболее близки друг к другу. Именно здесь Антиох воздвиг святыню для своего народа. К счастью, мы можем совершенно точно определить дату, когда на этом месте состоялись коронационные торжества. Дело в том, что в государстве Антиоха использовался так называемый «Львиный гороскоп», который Ван Хузен и Нойгебаур смогли связать с датой 7 июля 62 г. до н.э. На небосводе в то время можно было видеть все пять звездных объектов, представленных в святилище в виде пяти богов: Меркурий = Антиох, Луна = Коммагена, Юпитер = Зевс, Солнце = Аполлон, Марс = Геракл. Ван Хузен и Нойгебаур приводят убедительные доказательства того, что эта дата соотносится с датой восшествия на престол Антиоха, и именно этот день царь сделал праздничным.

Сооружение, построенное по приказу Антиоха, вновь демонстрирует нам тесную взаимосвязь между восшествием на престол царя (или подобными царскими праздниками), его возможной усыпальницей, системой циклического календаря, подразумевающей обновление и рождение новой эпохи, и пирамидой как центральной частью религиозного комплекса, которая привязана к окружающему ее ландшафту. В этом ландшафте вновь встречается священная гора - предполагаемое место обитания богов. Все эти моменты совершенно четко прослеживаются в самой идее всех пирамид. Конечно, для археологов только пирамиды и гробницы являются неоспоримыми фактами. Доказать, что они как-то привязаны к коронации того или иного монарха, можно только тогда, когда найдены соответствующие письменные источники. Календарные свидетельства тоже, главным образом, зависят от интерпретации текстов, а также от определенной суммы знаний и данных, помогающих реконструировать сам календарь. Коротко говоря, для того чтобы понять истинное значение любого комплекса пирамид, остается только надеяться на то, что Время не уничтожило значительную часть важных свидетельств.

К счастью, многое из перечисленного выше сохранилось в Египте, и тот факт, что мы пока так и не осознали смысла строительства пирамид и их значения для древних египтян, объясняется, в основном, лишь тем обстоятельством, что египтологи слишком долго рассматривают их как всего лишь гигантские гробницы и не желают принимать во внимание другие аспекты проблемы. А в таком случае и не может быть никаких подвижек в понимании всего феномена. Ситуация выглядит примерно так, как если бы аптекарь для приготовления рецепта использовал всего лишь два ингредиента вместо имеющихся четырех. В этом случае лекарство ни за что не подействует, и именно поэтому египетские пирамиды остаются неразгаданной тайной значительно дольше, чем все остальные подобные сооружения, разбросанные по всему миру. Впрочем, мы не можем возлагать за это вину полностью на египтологов - они все питомцы археологической науки и к тому же работают с наиболее древними памятниками. Коротко говоря, перед ними, конечно, стоит наиболее трудная задача, но за последние десятилетия выясняется, что их коллеги в других странах смогли значительно расширить свои познания о предмете, тогда как египтологи, говоря о пирамидах, остались далеко позади. На уровне оказались только два из них - Хавасс и Леннер. Их усилия заслуживают всяческого уважения, однако приходится признать, что в сравнении с их коллегами за пределами Египта они добились значительно меньше, чем могли бы.

Предыдущая | Оглавление | Следующая