Точка зрения архитектора

Как строилась Великая пирамида? Французский архитектор Жиль Дормион представил свою точку зрения на вопрос, каким образом она сооружалась. Но едва он высказал свое мнение, как тут же на него ополчились многие египтологи, едва ли не потому, что он был посторонним, чьи рассуждения могли пробить брешь в днище устойчивого корабля официальной науки. Вообще надо сказать, что египтологи редко интересуются точкой зрения специалистов в разных областях знаний. Так что и в этом случае большинство из них, наверное, руководствовалось следующими соображениями: если мы никогда не приглашаем архитекторов, чего ради слушать того, кто заявился без приглашения?

Книга Дормиона примечательна прежде всего тем, что она рассматривает Великую пирамиду как то, чем она, собственно, является - архитектурное чудо. Прежде всего он попытался рассмотреть гипотезу об укладке блоков на место с помощью наклонной эстакады и постарался выяснить, использовалась ли для этих целей одна длинная эстакада либо она опоясывала пирамиду. Дормион утверждает, что Великая пирамида, так же как и все «настоящие пирамиды», на начальной фазе строительства была не чем иным, как ступенчатой пирамидой, подобно той, что строилась по приказу Джосера. После этого сооружалась гладкая «оболочка» пирамиды (вторая фаза строительства). Дормион утверждает, что наличие первой фазы строительства радикально меняет направленность споров о том, как воздвигалось все это сооружение, и делает все предприятие менее трудоемким. Наличие такой внутренней, «ступенчатой», структуры позволяло также создать ровную внешнюю поверхность и является единственно возможным методом, позволявшим строителям пирамиды аккуратно укладывать гладкие и ровные блоки внешней обшивки. Следует заметить, что такой «двухфазный» метод строительства согласуется и с тем, что нам известно из древних источников. Геродот, например, рассказывает, что ему говорили, будто сначала пирамиду строили с помощью эстакады, а затем поднимали камни с помощью специальных механизмов. Таким образом, эстакада помогала соорудить ступенчатую пирамиду, потом ее остатки легко объединялись с самой пирамидой, а потом вообще становились незаметны, после того как облицовочные плиты (или, если вам нравится теория Давидовица, цементные блоки) устанавливались на место с помощью подъемных устройств (рычагов, воротов, а может, и воздушных змеев).

Следующим пунктом его плана стал вопрос о вентиляционных шахтах, вызывающий столько споров начиная с 1993 г. Действительно ли они каким-то образом сориентированы на звезды? Могут ли они вести к каким-то необследованным камерам? По мнению Дормиона, здесь можно говорить только о вентиляционных шахтах: те, о которых столь захватывающе рассказывается в «Тайне Ориона», служили только для вентиляции до тех пор, пока строители не закрыли отверстия облицовочными плитами. Французский архитектор не верит в то, что эти колодцы были направлены на какие-то определенные звезды или созвездия. Его вывод основывается на том факте, что шахты, ведущие в камеру жены фараона, перпендикулярны стороне пирамиды, то есть связаны с другим наклоном грани. Это единственная связь, которая в данном случае неоспорима, а все возможные ориентировки на какую-либо звезду или созвездие должны рассматриваться как случайные. Что же касается вентиляционных колодцев в камере фараона, то все они имеют разные асимметричные углы наклона: один составляет 45°, другой - 32°30'. Почему, спрашивается? Дормион замечает, что обе шахты выходят на поверхность пирамиды практически на одной высоте, что, по его предположению, и соответствовало первоначальному замыслу строителей. А любая связь с космическими объектами, если она будет все же доказана, также должна считаться простой случайностью.

Теперь должно быть ясно, что Дормион обладает совершенно независимым умом и говорит то, что думает. Так, он не стал выбирать слова, когда возложил на египтологов вину за то, что широкая публика с недоверием относится к их датировке Великой пирамиды. Он прямо говорит, что частично они сами виноваты в том, что на свет появились гипотезы о том, что она была построена и 10 000 лет назад и даже раньше. По его мнению, необходимо также пересмотреть очередность строительства пирамид, предшествовавших пирамиде Хеопса. Он считает, что они сооружались в таком порядке: Мейдум, Дашур Северный, Дашур Южный и только потом пирамида Хеопса (Хуфу). При этом каждая из них отличается от предыдущей, так сказать, мастерством исполнения и значительно большим искусством. Египтологи считают, что пирамида в Дашуре Южном была построена раньше, чем в Северном. В своей книге Дормион подчеркивает, что Снофру построил три пирамиды общей площадью 3 300 000 м2, что на 600 000 м2 больше площади пирамиды Хеопса. Конечно, будучи единственной пирамидой, она по праву называется «Великой», однако если принять во внимание количество затраченных на строительство материалов, а также сравнить местоположение этих четырех «стройплощадок», то окажется, что соорудить Великую пирамиду оказалось не в пример легче.

Пирамида Хеопса. Поперечный разрез

Что можно сказать о трех камерах, обнаруженных в пирамиде Хеопса? Где планировалось их создавать с самого начала? В этом случае Дормион разделяет мнение Людвига Борхардта, который объясняет наличие в пирамиде Хеопса трех камер тем, что планы строителей постоянно менялись. Сначала, по всей видимости, они предполагали сделать камеру ниже уровня скального основания. Детали конструкции восходящих колодцев и характер их пересечения с нисходящими шахтами дают основания предположить, что они не были частью первоначального плана. Дормион также попытался объяснить, почему камера фараона находится не точно в центре пирамиды. Он считает, что подобное расположение диктовалось практическими соображениями: находись она в центре, и тогда камеру фараона и камеру жены фараона разделяло бы менее одного метра. Очевидно, такое расстояние для древнего архитектора показалось недостаточным, и он, заметив это, решил передвинуть камеру фараона несколько дальше, чтобы не допустить повреждения внутренних помещений пирамиды.

Дормион обратил внимание на то, что плиты для распределения давления, установленные над камерой фараона, располагаются точно посередине между основанием пирамиды и ее вершиной. Расстояние от верхней точки таких же плит над камерой жены фараона до основания составляет одну четвертую общей высоты пирамиды, а от пола камеры фараона до основания - одну треть высоты всего сооружения. Эти ясные и простые пропорции, совершенно очевидно, являлись составными элементами плана, которого придерживался древний архитектор. Почему он поместил пол камеры фараона именно на этой высоте? Ответ прост: здесь давление будет как раз таким, которое не позволит нарушить целостность самого драгоценного содержимого камеры - царского саркофага.

При сооружении серии камер для распределения давления, устроенных над камерой фараона, потребовалось уложить гранитных блоков общим весом не менее 2000 тонн, и можно только гадать, каких трудов это стоило древним строителям. И все же некоторые плиты треснули. Некоторые считают, что это произошло в результате землетрясения, но если так, почему тогда землетрясение больше нигде не причинило вреда сооружению? Дормион считает, что данная проблема возникла практически сразу после завершения строительства пирамиды, когда она начала оседать, как происходит со всеми новыми строениями. Едва начался этот процесс, огромные массы гранита пришли в движение, но именно здесь что-то помешало им беспрепятственно занять отведенное для них место. Французский архитектор винит в этом близость камер распределения давления, сооруженных над камерой жены фараона. Своей вершиной она упирается в пол камеры фараона, но только с одной стороны, поэтому здесь гранитные блоки не оседали, тогда как с другой стороны известняк, цемент и другие «мягкие» породы все же сдвинулись с места. В итоге плиты над камерой треснули из-за перекоса в одну сторону. Трещины, которые там заметны, означают, что гранитные блоки раскололись. Но все ли? Из камеры фараона видны только гранитные блоки, образующие ее потолок, и на них трещины ясно заметны. Раскололись ли они целиком? Чтобы проверить это, по всей видимости, еще в древности в Большой галерее было проделано отверстие, позволяющее изучить состояние хотя бы верхней распределительной камеры. Некоторые считают, что это отверстие было пробито грабителями, но даже не архитектору понятно, что тот, кто его пробивал, знал, что и где он делает. Видимо, проверка показала, что плиты действительно раскололись, и тут уж ничего не поделаешь: исправить ситуацию можно было, только заменив расколовшиеся плиты, но пирамиду уже завершили. Теперь для ремонта потребовалось бы разобрать почти половину сооружения, заменить плиту, потом вновь достроить пирамиду… словом, невыполнимая задача. Вместо этого строителям, видимо, пришлось прийти к печальному выводу, что самая ценная часть пирамиды - погребальная камера фараона - оказалась… «бракованной», мягко говоря. Почему Великая пирамида единственная, где в толще сооружения устроены камеры? По мнению Дормиона, она уникальна, потому что этот эксперимент оказался неудачным.

Французский архитектор полагает, что, коль скоро целостность погребальной камеры была нарушена, фараон не мог быть в ней похоронен. Значит, должна быть еще одна, неизвестная пока «камера фараона», поскольку где-то же его должны были похоронить… Но где? Снаружи пирамиды или же где-то в неоткрытой пока камере? В античные времена Диодор Сицилийский утверждал, что и Хеопс и Хефрен не были похоронены в своих пирамидах. На это упоминание не обращали внимания, поскольку он еще писал и том, что пирамиды этих двух фараонов были построены одновременно, а египтологи «точно знают», что этого не может быть. Так где же, по мнению Дормиона, могут находиться их могилы? Он внимательно изучил пол в «камере жены фараона» и пришел к выводу, что плиты в нем заменяли. Кроме того, он обратил внимание на нишу, расположенную в том же помещении, на которой четко видны следы повреждений, сделанных охотниками за сокровищами. Почему они посчитали, что за стеной ниши может быть что-то спрятано? Потому что там имеется странный камень, который может указывать на то, что там действительно что-то имеется, но доступ туда впоследствии был закрыт. Грабители отодвинули этот камень и углубились в толщу пирамиды на 15 м, очевидно, пребывая в полной уверенности, что обязательно что-нибудь обнаружат, и прекратили свои попытки, только пройдя с десяток метров каменных стен. В спешке охотники за сокровищами не заметили того, на что обратил внимание французский архитектор. Сразу за нишей в полу он обнаружил небольшую дыру; сопоставив эту находку с тем фактом, что пол в камере царицы был положен заново, Дормион предположил, что под ним может что-то находиться. Он полагает, что этим «что-то» может оказаться еще одна камера (возможно, место последнего упокоения фараона Хеопса?), причем она должна оказаться неповрежденной. Сделав предположение о наличии в толще пирамиды скрытых помещений, Дормион сам дал египтологам оружие против себя. Подобные разговоры в среде ученых давно считаются нелепицей, и они с облегчением пришли к выводу, что теперь можно «благополучно» отвергнуть и все остальные находки француза. В конце концов, он не профессиональный египтолог, а всего лишь архитектор…

Предыдущая | Оглавление | Следующая