Телепатия и ясновидение

Согласно Т.X. Хаксли, обычная судьба всех новых истин — начинаться как ересь и заканчиваться как суеверие. Пока большинство людей было не готово относиться к психическим явлениям как к «истинам» во всех смыслах, они определенно начинались как суеверия, а в научных кругах в этот момент вера в них рассматривается как ересь. Так, телепатия и ясновидение упорно стремятся остановить простое, общепринятое и понятное толкование событий, лежащих в их основании.

Феномены, с которыми имеют дело исследования в области парапсихологии, известны многие тысячи лет. Эти явления включают предчувствия, заговаривание воды, дома с привидениями, полтергейста, выживание после смерти и телепатические сообщения. Говоря словами официального отчета «Общества психических исследований», объектом в этой области является «Исследование без предубеждения или предвзятости и в научном духе тех способностей человека, реальных или мнимых, которые кажутся необъяснимыми всеми общепризнанными гипотезами». Это определение является немного общим. У нас нет общепризнанной гипотезы для объяснения очевидного взаимодействия сознания и материи в простом акте осознания, нет также никакой официальной гипотезы для объяснения явлений гипноза или памяти. Даже более того, сознание, гипноз и память вообще не включены в психические исследования общества.

Мы не будем здесь пытаться дать общие определения психическим феноменам, а просто укажем природу тех явлений, о которых пойдет речь в данной главе. Эти явления часто относятся к категории с общим названием «экстрасенсорное восприятие», или сокращенно ЭСВ. Однако это означает получение знаний через каналы, не связанные с физическими ощущениями. Выделено два экстрасенсорных восприятия — телепатия и ясновидение.

Предполагается, что ясновидение имеет место, когда человек переживает определенную мысленную картину с чувственными образами, которая полностью или частично соответствует прошлому, настоящему или будущему физического объекта, или явления — таким образом, что наблюдаемое соответствие невозможно объяснить чувственным восприятием или умозаключением, основанным на чувственном восприятии, или же случайным совпадением. Дополнительным условием, необходимость которого мы увидим немного позже, является то обстоятельство, что более никто никогда не может воспринимать в данное время данный физический объект или явление. (Может показаться, что благодаря этому дополнительному условию совершенно невозможно проверить случаи ясновидения, но далее будет показано, что остроумные методы постановки экспериментов преуспели в преодолении очевидных трудностей, связанных с данным условием.)

Предполагается, что телепатия также имеет место, когда человек переживает определенную мысленную картину, которая полностью или частично соответствует прошлой, настоящей или будущей мысленной картине другого человека, живого или умершего, в условиях, когда соответствие невозможно объяснить чувственным восприятием, или умозаключением, основанным на чувственном восприятии, или же случайным совпадением. Дополнительным условием является то обстоятельство, что возможность ясновидения должна исключаться. В большинстве исследований, отчеты о которых были опубликованы, невозможно определить, чем является якобы демонстрируемое ЭСВ — телепатией или ясновидением, потому что данные, если они будут приняты как таковые, можно легко объяснить на основе и того и другого. Следовательно, мы в основном будем иметь дело с обобщенной способностью экстрасенсорного восприятия, а не с каким-либо разграничением между ясновидением и телепатией. Однако есть одно или два исследования, в которых была сделана попытка провести строгое разграничение между этими двумя способностями. Эти исследования будут представлены далее в соответствующем месте.

Кратко коснемся еще одного явления — возможности или способности, называемой эффектом психокинеза (общепринятое название телекинеза). Как телепатия и ясновидение произошли с появлением древних колдунов, медиумов и медиков, так и психокинез произошел от полтергейстов и веры игроков в то, что они могут влиять на игральные кости, заставляя их падать определенным образом. Предполагаемая способность людей воздействовать на физические объекты, не передавая при этом каких бы то ни было известных форм энергии, является предметом психокинетических исследований. И хотя о психокинезе известно очень мало, его нельзя полностью исключить из рассмотрения в этой главе.

Большинство людей может принять в штыки намерение расследовать заявления такого рода. Сама возможность экстрасенсорного восприятия, или психокинеза, кажется противоречащей современной научной логике, и многие не желают даже рассматривать доказательства, предъявляемые в пользу этих мнимых способностей. Существует дилетантская стереотипная точка зрения на ученого как на бесчувственного, совершенно объективного и рационального человека, который принимает во внимание только факты и в своих решениях не руководствуется эмоциями и ощущениями. К сожалению, эта картина не очень правдива.

Ученые, особенно когда они уходят из области своей специализации, становятся обычными людьми, упрямыми и безрассудными, а их необычайно высокий интеллект лишь делает их предвзятыми и опасными, поскольку позволяет тщательно прикрыть это гладким и плавным потоком высокопарных речей, со значительным количеством которых мы столкнемся в ходе нашего исследования.

Можно спросить, как возник такой тип исследований. Ответ — так же, как и любой другой вид научного исследования. На протяжении сотен лет постепенно появляются сообщения об определенных явлениях, возникают некоторые проблемы. На первый взгляд они кажутся противоречащими широко распространенным мнениям, однако, оказывается непросто отбросить эти явления как обусловленные случайностью, недоразумением или мошенничеством. Другими словами, нам кажется, что здесь есть проблема, проблема очень важная и интересная, поскольку она затрагивает основу нашей современной научной точки зрения на существование. Неудивительно, что некоторые ученые с пытливым умом начинают применять научные методы к данной области, для того чтобы пролить немного света на эти интересные и неправдоподобные явления.

Давайте возьмем лишь несколько общеизвестных примеров из древних времен и из современности, для того чтобы проиллюстрировать явления, породившие такой интерес. Святой Августин, которого нельзя не считать весьма правдивым свидетелем, рассказывает, что один из его учеников попросил карфагенского медиума и прорицателя Альбицериуса сказать, о чем он думает. Альбицериус ответил, что этот ученик человек малообразованный думает о Вергилии, на самом деле пересказал весь ход его жизни. Это верное восприятие Альбицериусом того, что было в мыслях другого человека, может внушить предположение о реальности телепатии, хотя, несомненно, более приемлемым представляется мнение о случайном совпадении.

В качестве еще одного примера можно привести случай с Сосипатрой, знатной греческой женщиной-философом, которая прервала лекцию, которую читала, чтобы подробно описать несчастный случай, происходящий в тот самый момент с ее родственником Филометором, ехавшим в своей коляске за много миль от нее. Описание Сосипатры было точным в большинстве деталей, и опять-таки наиболее предположительным видится объяснение с помощью ясновидения или телепатии, хотя, несомненно, это и не совсем так.

Более известной, чем обе предыдущие, является история с царем Крезом, рассказанная Геродотом. Крез искал помощи медиума, чтобы выяснить силу своих врагов. Привыкший полагаться на опыт, он прежде всего решил выяснить, кто из множества оракулов наиболее надежен. Для этого он послал своих представителей к семи наиболее известным прорицателям, приказав посланникам прийти к оракулам в один и тот же день и задать один и тот же вопрос: «Что делает царь Лидии в данный момент?». Когда наступил назначенный день, царь совершил самый невероятный, по его мнению, поступок: он убил черепаху, зарезал ягненка и сварил их в медном котле. И только знаменитый дельфийский оракул смог дать правильный ответ. Доверившись ему, царь спросил, что произойдет, когда он нападет на персов. В ответ он услышал, что могущественное царство будет разрушено. Он расценил это как одобрение. И действительно, предсказание в точности исполнилось, но разрушено было его собственное царство.

Едва ли нам потребуется предварительное экстрасенсорное восприятие для объяснения предсказания дельфийского оракула, поскольку на войне в конечном итоге одна из сторон побеждает, но правильное прорицание того, что делал в означенный день царь, объяснить гораздо труднее.

Возможно, конечно, что слухи и постоянный пересказ добавили в эти истории такие подробности, которые сделали все событие более чудесным, чем оно было на самом деле. Сложно также полностью исключить совпадения и жульничество. Будет гораздо труднее применить такие истолкования к некоторым более современным событиям, например, в случае, рассказанном доктором Дж. Ф. Лобшером, психиатром, работающим в Южной Африке. Он рассказывал, что подружился с туземным колдуном, который, как считалось, обладал способностями ЭСВ. Однажды, никому ничего не говоря, Лобшер тайно закопал в земле дешевый кошелек. Затем тотчас же отправился на автомобиле в хижину колдуна, находившуюся в 60 милях. Во время спиритического танца колдун в мельчайших деталях описал спрятанный предмет, вплоть до цвета обертки и характера местности, где он был зарыт.

Подобные истории, несомненно, неприемлемы как доказательство, но могут показаться чудом. Они поднимают проблему объяснения, и ни один ученый не оценит их выше этого. Вокруг них существует слишком много неконтролируемых вещей, что не позволяет относиться к ним с доверием.

Однако через несколько лет после основания в 1882 году «Лондонского Общества психических исследований» основные усилия ученых были сосредоточены на сборе историй такого рода, а также на исследовании психических явлений, о которых им сообщалось. Какой бы интересной ни была эта ранняя работа, она опять-таки не удовлетворяет требованию доказательности. Слишком много внимания уделяется показаниям людей, и слишком охотно принимаются сравнительно неконтролируемые условия. Человеческие свидетельства, к сожалению, весьма ненадежны, и люди представляют собой наблюдателя, настолько предрасположенного к неточностям и явным фальсификациям, что очень мало доверия вызывает все сообщаемое ими, тем более, что они не имеют никакого другого помощника, кроме своих чувств. То, что это не слишком резкое суждение, подтвердилось целым рядом экспериментальных исследований. В основном они касались свидетельских показаний, даваемых в суде и подверженных ошибкам. Результаты этих исследований также весьма важны для нашего обсуждения. Вот один из обычных экспериментов такого рода. Группа студентов слушает лекцию о неточности свидетельских показаний, а затем перед ними разыгрывается бурная и запутанная сценка. В аудиторию врывается неизвестный, размахивая револьвером и угрожая убить лектора. Затем двое студентов, схватив его за руки и за ноги, выдворяют из помещения. После этого предлагается представить письменные отчеты о происшедшем, и люди, не участвовавшие в экспериментах такого типа, могут поверить различным неточностям, появившимся в этих отчетах. Так, револьвер в них становится ножом, или ружьем, или палкой; нападающий может показаться женщиной, бородатым стариком, негром или сумасшедшим. Произнесенные им слова полностью искажаются, и в пересказах он может в одних случаях — сам выбежать из аудитории, в других — быть выдворенным дюжиной студентов.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное