Японское общество во время и после войны. Русско-японская война велась при премьер-министре Таро Кацура, генерал-полковнике действительной службы. Гэнро Аритомо Ямагата возглавил Генеральный штаб и всемерно поддерживал премьер-министра. Тесное сотрудничество политиков и военных позволило создать эффективную систему управления страной в условиях ведения войны. Правящая элита хорошо понимала, что для успешного противостояния столь крупной державе, как Россия, Японии необходимо мобилизовать все силы. Сразу после начала войны 9 февраля 1904 г. Ямагата в письме премьер-министру Кацура писал: «Эта война — беспрецедентное событие… Прежде всего мы должны организовать быструю и эффективную работу всех органов управления и проводить политику, которая бы отвечала чаяниям людей. Мы должны сплотить народ в один кулак и поднять его боевой дух».

С целью контроля над информацией на период войны была введена цензура печатных изданий. 10 февраля после официального объявления войны России премьер-министр Кацура провел экстренное собрание представителей местных органов власти, где объяснил необходимость сокращения финансирования, введения режима экономии и бережливости. Для продолжения войны правительство планировало резко повысить налоги и выпустить государственные займы на очень большую сумму. Для пополнения государственной казны увеличивались уже существовавшие налоги: земельный, подоходный, налог на предпринимательство, акцизы на спиртное. Одновременно было введено дополнительное налогообложение: налог на наследство, транспортный налог и др. Устанавливалась государственная монополия на производство и продажу табака и соли. Государственные займы имели полупринудительный характер. Уездное начальство и чиновники из местных муниципальных управлений ходили по домам и настойчиво призывали население покупать облигации государственного займа. Отмечались даже случаи воровства, когда не было денег на покупку облигации.

Газеты всячески способствовали «сплочению народа в один кулак». Заботясь об увеличении тиражей, они наперебой выпускали экстренные выпуски с известиями о военных победах Японии. Периодические издания, конкурируя друг с другом, изыскивали для публикации на своих страницах как можно более трогательные рассказы о войне. Основным же источником информации становился официальный рупор армии «Кампо» («Правительственный вестник»).

Информацией сознательно манипулировали с целью поддерживать популярность войны среди народа. Сразу после начала боевых действий японский флот попытался затопить на рейде Порт-Артура судно и закрыть тем самым русским кораблям выход из бухты. 27 марта возглавлявший эту операцию капитан 3-го ранга Такэо Хиросэ погиб, попав под массированный огонь артиллерии. Операция провалилась. Однако военно-морское министерство романтизировало гибель Хиросэ, объявив, что он погиб, отправившись на поиски своего пропавшего подчиненного. Все газеты приняли активное участие в кампании героизации «погибшего смертью храбрых капитана 3-го ранга Хиросэ». Подобные рассказы о героических подвигах японских солдат и офицеров возбуждающе действовали на народные массы, порождали у людей стремление отдавать все силы ради победы над врагом.

Сначала страницы японских газет заполняли батальные рисунки военных художников. Но с развитием искусства фотографии их заменили крупные фоторепортажи с мест сражений, которые публиковались на первых полосах. Благодаря быстроте и реалистичности фотографии газеты стали оказывать на умы и настроение народа еще большее влияние.

Писатель Катаэ Таяма в качестве военного корреспондента дошел в составе японской армии до Ляояна, где заболел и был вынужден вернуться в Японию. Он опубликовал военные дневники, которые сделали его знаменитым. Однако Таяма сетовал на то, что в условиях сохранения военной тайны отсутствие у него профессионального тактического мышления и недостатка знания армейской организации нередко не позволяло ему в суматохе боев понимать, что же происходит на самом деле.

Значительное влияние на общественное сознание оказывали издания периодической печати и журналы, которые выходили на протяжении всей войны. Уже на следующий день после начала войны целая полоса газеты «Токио Асахи симбун» была заполнена рекламой журналов, освещавших ход боевых действий. Приведем названия лишь наиболее популярных в годы войны журналов и брошюр: «Нитиро Сэнсо Дзикки» (Хроники Русско-японской войны), «Нитиро Сэнсо Гунка» (Военные песни Русско-японской войны), «Рококуно Дзякутэн» (Слабые места России), «Васэн Рёёно Дзюнби» (Подготовка к войне и миру), «Гундзи Гахо» (Военный альбом), «Нитиро Косэнроку» (Записки о Русско-японской войне), «Нитиро Сэнсо Сёхо» (Все о Русско-японской войне), «Сайсин Росиадзу» (Новейшая карта России), «Мансю оёби Росиа Дэндзу» (Все карты Маньчжурии и России), «Сэиро Сэнпо» (Вестник войны против России).

Война только началась, и было еще не известно, кто победит. Публикация выгодной правительству информации рассматривалась как важный инструмент идеологического влияния с целью мобилизации на эффективную работу граждан страны в военное время.

Чтобы убедить народ в справедливом характере войны со стороны Японии, правительство опубликовало в марте 1904 г. переписку между министром иностранных дел Комура и полномочным посланником Японии в России Авано. Были обнародованы 35 телеграмм, посланных в период с 28 июля 1903 по 6 февраля 1904 г. Публикация преследовала цель возложить ответственность за начало войны на правительство России и продемонстрировать стремление Японии избежать военного столкновения.

Однако иногда в прессе появлялись и осуждающие войну публикации. Так, газета «Токио Асахи симбун» среди рекламы вышеуказанных периодических изданий, пропагандирующих войну, 22 февраля 1904 г. поместила на своих страницах и рекламу еженедельной газеты «Хэймин симбун» (Простой народ), в которой говорилось: «Опьяненные войной японцы! Приходите в нашу газету «Хэймин симбун» и посмотрите своими глазами на преступления, трагедию, бессмысленность и потери войны». Хотя это был, можно сказать, единичный случай, он свидетельствует о том, что во время Русско-японской войны в японском обществе существовали и вполне определенные антивоенные настроения. Следует отметить, что правительство некоторое время избегало насильственного подавления таких настроений из опасения вызвать критику со стороны международного сообщества.

В сентябре после упорных боев японская армия заняла Ляоян. Третья армия под командованием генерала Ноги трижды — в августе, октябре и ноябре — предпринимала общий штурм крепости Порт-Артура, но, столкнувшись с упорным сопротивлением русской армии и понеся большие потери убитыми и ранеными, вынуждена была отступить. Это несколько отрезвило ожидавших скорой окончательной победы японцев. В периодической печати стали проскальзывать пессимистические нотки.

В сентябрьском номере журнала «Мёдзё» (Венера) было опубликовано обращенное к находившемуся в японской армии под Порт-Артуром младшему брату стихотворение Акико Ёсано «Не умирай!» Это стихотворение было созвучно общему в то время настроению и мгновенно стало популярным. «Разве отец, вложив тебе в руки меч, учил тебя убивать? Разве он растил тебя до 24 лет, чтобы ты убивал и погиб сам? — восклицала поэтесса. — Не умирай! Император не может сам отправиться на войну. Но если сердце правителя велико, он не может и думать о том, чтобы посылать кого-то вместо себя проливать свою и чужую кровь… Разве он считает, что слава в том, чтобы умирать?» Так в стихотворной форме женщина ставила под сомнение целесообразность начатой войны. Конечно, было немало тех, кто подверг это стихотворение критике. Однако оно нашло искренний отклик в сердцах людей, которые молились, чтобы их мужья, сыновья и родственники не погибли на этой войне.

Можно было бы упомянуть, что на творчество Ёсано немалое влияние оказали проникнутые гуманизмом произведения Льва Толстого. В связи с этим обращает на себя внимание тот факт, что почти все японские писатели-мужчины — Сосэки Нацумэ, Катаэ Таяма и др. — были солидарны с правительством в поддержке этой войны. Писательницы же Акико Ёсано, Цуюко Исоноками и др. имели мужество ее осуждать.

Эйфория первых побед оказалась недолговечной. Для взятия крепости Порт-Артура, которая сдалась только 1 января 1905 г., потребовалось целых четыре месяца упорных боев. Японская армия потеряла 15 тыс. убитыми и более 43 тыс. ранеными.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное