Спираль истории. Если представить связь войны и общества на экране движения веков, то мы увидим, что история всех длительно существовавших обществ представляет собой повторение неравномерных мирно-военных циклов. За циклом «мир-война» следует новый цикл «мир-война». Этот процесс можно назвать мирно-военной спиралью общественной истории. В результате войны общество, если не погибает, то возвращается на путь мирного бытия, во время которого ведет подготовку к новой войне, захватнической или оборонительной, которая через меньшее или большее время, но неизбежно свершается.

Тот факт, что история общества идет мирно-военными циклами, т.е. методом чередования войны и мира, исторической наукой установлен давно. Еще в XIX в. в энциклопедической статье о войне были приведены следующие данные: «Если обратиться к истории и взять довольно продолжительный период из жизни народов, с 1496 г. до н.э. (год заключения первого трактата, Амфиктионов трактат) до 1861 г., то есть период в 3357 лет, то увидим, что на 227 лет мира приходится 3130 лет войны, то есть на один год мира — 13 лет войны». Примерно такая же статистика соотношения войны и мира приводится во многих современных работах. Изменения, дополнения имеют несущественный и непринципиальный характер.

Можно усомниться в точности этой статистики, поскольку число войн за значительные периоды истории, в которые летопись вовсе не велась или велась эпизодически, определялся оценочно и к тому же только по одному критерию — массовой вооруженной борьбе. В последние годы растет число исследователей, которые считают, и не без серьезных оснований, что этот критерий не единственный, не абсолютный для определения войны как общественного явления. Но даже определение войны исключительно по факту вооруженной борьбы вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что общественная история идет по мирно-военному циклу, порочному с гуманистических позиций и иррациональному с позиций интересов существования каждого из современных народов, рода человеческого как такового.

«Это не должно повториться!» («The Literaty Digest». Sept. 15. 1917)

Чередование мирных и военных лет в масштабе всей планеты, ее континентов и различных регионов складывается из мирно-военной истории конкретных народов и государств. Войны велись и ведутся на всех уровнях организации и развития общественной жизни homo sapiens. Их вели примитивные родо-племенные общества, рассеянные на больших пространствах. Отношения между людьми этих обществ строились на основе жесткого принципа «свой-чужой». И между этими небольшими примитивными людскими мирами часто велись войны. Примитивность оружия и организации делали их подобными массовой драке с подсобными средствами или охоте на диких зверей. Жестокостей, типа охоты за скальпами, в них было немало. Родо-племенные войны породили союзы во имя мира, из которых выросло государство. Государство институализировало и приватизировало проблемы войны и мира. Организация и масштабы применения войны многократно увеличились. Военные заботы стали первой заботой государства, вопросом его существования. Количество войн сократилось, а масштабы их возросли.

Переход от простых к более сложным государственным системам организации общественной жизни только видоизменял мирно-военный ход истории. Война явилась изначальной, как бы родовой травмой общества, от которой оно оказалось неспособным излечиться на протяжении веков своего последующего развития. Мирно-военный алгоритм как бы фатально задан общественной истории. В действительности вопросы войны и мира решаются конкретными людьми и группами, возглавляющими общества и государства, поддерживающими их массами, побуждаемыми рациональными и иррациональными мотивами и интересами.

Предыдущая | Оглавление | Следующая