Сааведра. Открытие Каролинских островов

В 1527 г. в Испании решено было проложить прямой путь к Молуккским островам и к берегам «Катая» от западных берегов Мексики. В июне 1526 г. Карл V приказал завоевателю Мексики Эрнандо Кортесу снарядить флотилию из нескольких кораблей. Осенью 1527 г. было снаряжено три корабля с экипажем сто десять человек. Во главе экспедиции Кортес назначил своего кузена Альваро Сааведру. Сааведра и офицер его экспедиции Висенте де Наполес оставили обстоятельные описания этого плавания.

Сааведра покинул берега Мексики 31 октября 1527 г. и взял курс на юго-запад. Трасса Сааведры шла в полосе попутных северо-восточных пассатов и попутного Северного Пассатного течения. Спустя полтора месяца, после того как флотилия покинула Мексику, флагманский корабль «Флорида» отстал от кораблей-спутников, и о дальнейшей их судьбе до нас не дошло почти никаких известий. На пятьдесят девятый день плавания «Флорида», не встретив по пути никаких признаков земли, дошла до островов, которые Сааведра счел Разбойничьими островами, шесть лет назад открытыми Магелланом. Лежали они, однако, не на 13—14° с.ш., а на 11° с.ш., и, судя по описанию Висенте де Наполеса, то были не вытянутые в длинную цепочку и удаленные друг от друга острова южной Марианской группы, а целая дюжина тесно сближенных островков, окруженных рифами и мелями. 1 января 1528 г. чуть дальше к западу Сааведра открыл довольно большой остров с двумя островками по обе его стороны и длинным шлейфом коралловых рифов; у одного из этих островов «Флорида» отдала якорь, и моряки встретились с местными жителями.

По всей вероятности, это были атоллы Ронгелап и Аилингине, ближайшие соседи печально знаменитого атолла Бикини (Маршалловы острова). Первые же островки, открытые Сааведрой в этом архипелаге,— это, очевидно, атоллы Утирик, Аилук, Така и Бикар, расположенные на северо-восточной окраине Маршалловой группы. Сааведра назвал это скопление атоллов островами Волхвов (Islas de los Reyes).

8 января 1528 г. Сааведра отправился в дальнейший путь. В первых числах февраля он дошел до Филиппин, а в конце марта привел «Флориду» на Тидоре. Пятьдесят матросов и солдат с «Флориды» присоединились к измотанным атаками португальцев колонистам из экспедиции Лоайсы, но толку от этого подкрепления было мало. Сааведра решил возвратиться в Мексику и с новым пополнением спустя год явиться на Тидоре.

Корабль с тридцатью матросами и ценным грузом пряностей 3 июня 1528 г. покинул остров Тидоре, обогнул с севера остров Хальмахеру и направился по маршруту Менезиша к северным берегам «Страны Папуа». С жителями «Страны Папуа» у испанцев не было никаких столкновений, и у берегов их земли из-за противных ветров корабль простоял тридцать два дня.

«Люди здесь,— пишет один из участников экспедиции,— голые и цветом кожи такие, как мулаты, и волосы у них курчавые… у них мы не видели ни золота, ни серебра, ни каких-либо иных металлов, ни кур, ни свиней, ни коз. Кокосовых орехов сколько угодно».

Следуя вдоль берегов «Страны Папуа» (Новой Гвинеи), в водах, усеянных большими и малыми островами, Сааведра дошел до архипелага Адмиралтейства, где в схватке с островитянами испанцы взяли в плен трех воинов. Затем Сааведра направился на восток, открыл на 7° с.ш. острова, где жили бородатые люди (это были, вероятно, либо острова Намолук и Номои, либо Пингелап и Мокил в восточной части Каролинского архипелага). Все время воюя с противными ветрами, Сааведра с трудом дошел до Марианских островов и отсюда вынужден был повернуть к Филиппинам и затем возвратиться на Тидоре в октябре 1528 г.

В мае 1529 г. Сааведра снова попытался добраться до Мексики. До островов Адмиралтейства «Флорида» шла прежним курсом пятьдесят дней, и там на берег были высажены захваченные в прошлом году пленники. Затем он отправился на восток.

Это плавание в сторону солнечного восхода было сплошным мучением. Сааведра то возвращался к островам Адмиралтейства, то снова пытался прорваться к востоку, и только 14 сентября «Флорида» дошла до довольно большого острова на 7 с.ш., населенного негостеприимными черными бородатыми людьми в «камзолах из пальмовых листьев». На следующей неделе открыт был еще один остров, и 1 октября «Флорида», идя на северо-восток, подошла к группе островков, расположенных на 111/2° с.ш.

Маршруты испанских мореплавателей XVI в. в Микронезии . Увеличить (в отдельном окне)

Э. Шарп полагает, что большой остров с людьми в пальмовых «камзолах» был островом Понапе в восточных Каролинах, а группа островков на 111/2° с.ш.— атоллом Эниветок. В отношении атолла Эниветок Э. Шарп, возможно, и прав. Однако весьма сомнительно, чтобы «люди в камзолах из пальмовых листьев» были обитателями Понапе. Ни на Понапе, ни на соседних островах не было темных бородатых людей, здесь жили светлокожие микронезийцы. Правда, судя по описаниям спутников Сааведры, этот загадочный остров был весьма высоким, что отвечает топографии Понапе, гористого острова с вершинами порядка 600—700 м. В общем версию Э. Шарпа мы можем принять лишь с очень большими оговорками.

Висенте де Наполес оставил очень интересное описание обитателей атолла Эниветок: «…люди эти светлые кожей, а руки и тело у них разрисованы; женщины очень миловидные, волосы у них черные и длинные. Наготу они прикрывают циновками тонкой и изысканной работы, а ноги у них не обуты. Оружием им служат обожженные копья, а пищей — кокосовые орехи и рыба…

…Капитан был болен, и мы пробыли здесь восемь дней; местные жители дали нам одиннадцать бочек воды, тысячу кокосовых орехов и охотно снабжали нас всем, в чем мы испытывали нужду».

От Эниветока «Флорида» прошла на северо-восток тысячи полторы миль, и на 31° с.ш. испанские мореплаватели вынуждены были снова повернуть на юго-запад и направиться на Молукки. Сааведра умер вскоре после того, как «Флорида» покинула атолл Эниветок.

Неудачи, дважды постигшие Сааведру при его попытках пересечь в восточном направлении Тихий океан, легко объяснимы. И в 1528 и в 1529 гг. Сааведра, покинув остров Тидоре, шел сперва на восток вдоль северного берега Новой Гвинеи к островам Адмиралтейства, а затем поворачивал на северо-запад к восточным Каролинам и Маршалловым островам. На первом, новогвинейском отрезке пути в мае — июне и июле (а именно в это время года Сааведра предпринимал свои попытки пробиться к востоку) дуют юго-восточные муссоны, которые гонят на северо-запад довольно сильное течение. Не мудрено, что вдоль берегов Новой Гвинеи «Флорида» шла с черепашьей скоростью и часто ложилась в дрейф или отстаивалась на якоре в ожидании очень редких попутных ветров. Сааведра, вероятно, проклинал Менезиша, по следам которого намечен был маршрут плавания на восток вдоль берегов Новой Гвинеи. Возможно, однако, что португальцы, которым знаком был режим муссонов Индийского океана, сознательно ввели в заблуждение Сааведру, посоветовав ему в мае плыть вдоль берегов «Страны Папуа» на восток в сезон юго-восточных противных муссонов.

В водах Микронезии Сааведра попал в полосу Экваториального противотечения, казалось бы попутного для принятого им курса. Однако в то время года, когда предпринимались эти попытки пробиться на восток, в зоне Экваториального противотечения бывают длительные штили и часто дуют ветры восточных румбов. Поэтому навигационная обстановка для плавания в сторону Америки была весьма неблагоприятной.

«Флорида» возвратилась на Хальмахеру (Молуккские острова). Этот остров был последним прибежищем испанских колонистов. На Хальмахеру перебрались и спутники Лоайсы, изгнанные с Тидоре. Все они вскоре взяты были в плен португальцами.

Впрочем, в 1529 г. судьба Молуккских островов была решена бесповоротно. Карл V за триста пятьдесят тысяч дукатов уступил все свои сомнительные права на них Португалии. В апреле 1529 г. эта сделка была закреплена Сарагосским трактатом, по которому была намечена вторая демаркационная линия в Тихом океане. Она проходила в 17° к востоку от Молуккских островов. Все, что лежало к востоку от этой линии, вплоть до Тордесильясского рубежа 1494 г., признавалось неотъемлемой собственностью королей Испании. Таким образом, помимо Южной (без Бразилии), Центральной и Северной Америки, Испания «приобрела» всю Океанию, а Португалия закрепила свои «права» на всю Южную и Восточную Азию. В португальской сфере оставалась «Страна Папуа» и большая часть еще не открытой в ту пору Австралии.

Хотя Сарагосский трактат и привел обе пиренейские державы к полюбовному размежеванию сфер колониальных захватов на Дальнем Востоке, от этого соглашения молуккские пленники португальцев ничего не выиграли. Они долгие годы томились в неволе, и от них упорно добивались всевозможных сведений о новооткрытых тихоокеанских землях. Последняя партия пленников добралась до Испании только в 1536 г. В числе этих «последних могикан» молуккских экспедиций Лоайсы и Сааведры был Андрес де Урданета, который впоследствии совершил выдающееся открытие в Тихом океане.

Предыдущая | Оглавление | Следующая