Случайные открытия или последовательное заселение?

В 1957 г. в Лондоне вышла книга новозеландского историка Эндрю Шарпа «Древние путешественники в Тихом океане».

В отличие от Те Ранги Хироа, ученого-энтузиаста, склонного к известной переоценке мореходных возможностей полинезийцев, Шарп с нескрываемым скептицизмом оценивает деятельность мореплавателей солнечного восхода. Признавая, что Полинезия была заселена в ходе многочисленных дальних и ближних морских экспедиций, в разное время организованных ее обитателями, Шарп считает, однако, что подавляющее большинство плаваний предпринято было случайно, без заранее обдуманного намерения. Шарп ставит под сомнение эффективность навигационных навыков полинезийцев и отмечает, что многие обстоятельства указывают на то, что контакты между различными архипелагами и островами Полинезии были непостоянными.

«Полинезия,— говорит он,— это множество миров в себе, миров недоступных, которые могли быть открыты только в ходе случайных миграций. Предел эффективности плавания определяется тем расстоянием, которое могло быть достигнуто при немногодневном путешествии в открытом море в условиях, если ветры и течения благоприятствовали такому путешествию.

Преднамеренные контакты на расстояниях, превышающих 100 миль, в водах, где отсутствуют промежуточные острова, могли быть осуществлены только между островом Ротума и островами Эллис (200 миль), островами Фиджи и Самоа (150 миль), Таити и Туамоту (170—230 миль) и Раротонга и Атиу (116 миль). Но такие изолированные мирки, как Гавайские, Маркизские острова, архипелаг Токелау и другие, были заселены лишь в ходе одиночных плаваний на случайных каноэ».

Почему, спрашивает он далее, не было бататов на Самоа и островах Кука, свиней на Новой Зеландии, островах Мангаиа, Аитутаки, Мангарева и на острове Пасхи. Почему не было собак на Маркизских островах? Почему письменность существовала только на острове Пасхи, а криволинейный орнамент только на Новой Зеландии, почему так велики различия в культурах западной и восточной Полинезии, Гавайев и Новой Зеландии? Ответ на все эти вопросы он дает один: Полинезия заселялась случайно и беспорядочно.

Книга Шарпа вызвала оживленную дискуссию, в которой приняли участие не только виднейшие океанисты, но и моряки, причем и те и другие подвергли основательной и всесторонней критике воззрения новозеландского скептика.

Наиболее убедительный ответ дали Шарпу американский археолог Роберт Саггс и группа авторов, чьим работам по истории полинезийского мореплавания было посвящено несколько специальных выпусков новозеландского журнала «Journal of Polynesian Society».

Ни один из этих авторов не отрицает, что случайные плавания играли в истории освоения Полинезии очень большую роль. Не отрицают они, что нередко раз установленные контакты прерывались и этим во многом объясняются различия в материальной культуре отдаленных друг от друга островов и архипелагов. Но решающую роль в заселении Полинезии все же сыграли не горе-путешественники, отнесенные ветрами к неведомым берегам, а мореплаватели, которые бороздили воды Океании по определенным маршрутам и с определенной целью.

Лучший ответ Шарпу был дан за сто восемьдесят восемь лет до выхода его книги раиатейцем Тупиа, который, как мы уже это отмечали, указал Куку местоположение семидесяти четырех островов в радиусе 1500 миль. Никто, однако, не видел Тупиа у рулевого весла быстрокрылого каноэ, и скептики могут не без основания сказать, что географический кругозор отнюдь еще не свидетельствует о постоянных контактах между Раиатеа или Таити и этими семьюдесятью четырьмя островами. Но вот другой пример, свидетельствующий не только об обширных географических познаниях полинезийцев, но и об огромном опыте их дальних морских плаваний.

В начале XIX в. англичанин Маринер, долгое время проживший на островах Тонга, записал случай (и при этом заурядный), который произошел с местным вождем Кау Моалой. Кау Моала отправился на своем каноэ на острова Фиджи, попытался оттуда вернуться на родной остров Вавау (от Фиджи до Вавау 220 миль), но не смог высадиться там и отправился за 300 миль на острова Самоа. Ветры отнесли его за 400 миль к острову Футуна. Там он пробыл год, затем при попутных ветрах прошел 350 миль к острову Ротума, оттуда совершил переход на острова Фиджи и затем уж возвратился к себе на Вавау. В общей сложности Кау Моала прошел свыше 1500 миль, причем, если исключить «вынужденную посадку» на острове Футуна, все его маршруты были намечены заранее с учетом условий наиболее благоприятных для межостровных переходов.

От Гавайских островов до Таити 2240 миль — дистанция, которая более чем в двадцать два раза превышает «стомильный предел» Шарпа. Много лет назад известный океанист Перси Смит записал гавайскую легенду, в которой содержались следующие навигационные рекомендации: «…если ты плывешь к Каики [Таити], то должен знать, когда появятся новые звезды над безбрежным океаном. Когда дойдешь до Пико-о-Уакеа [экватора или, точнее, линии раздела Южного Пассатного течения и Экваториального противотечения], то потеряешь из виду звезду Хокупуа [Полярную]. Тогда держись звезды Неве, она будет для тебя путеводной, и созвездия Хуму [Южного Креста], оно также приведет тебя к цели».

Испанские хронисты XVII в. упоминают о частых плаваниях жителей острова Палау (Каролинские острова) и Марианских островов на острова Минданао и Самар Филиппинского архипелага.

В одном из тех специальных выпусков журнала «Journal of Polynesian Society», на который мы выше уже ссылались, помещена чрезвычайно интересная таблица случайных и не случайных плаваний, которые совершили обитатели Полинезии и Микронезии за время с 1777 по 1959 г. Разумеется, судить о мореходных возможностях далекого прошлого мореплавателей солнечного восхода по данным конца XVIII, XIX и XX вв. трудно, и материалы этой таблицы имеют лишь относительное и вспомогательное значение. Но следует иметь в виду, что в ней сведены исключительно данные о плаваниях на океанийских транспортных средствах, преимущественно на каноэ с балансиром. Из двухсот восемнадцати маршрутов шестьдесят три — преднамеренные и многие из них многодневные.

Особенно интересны данные о дальних плаваниях в Микронезии, которые заимствованы из описания путешествия на «Рюрике» прославленного русского морехода О. Е. Коцебу (1817 г.) и записок американского капитана Чарлза Уилкса (1839— 1842 гг.). О. Е. Коцебу и А. Шамиссо упоминают о семидесятидневном плавании с островов Яп и Улити, расположенных в западной части Каролинской группы, к атоллу Аур (Маршалловы острова). В струе Экваториального противотечения несколько островитян совершили переход протяженностью 2500 миль! Сам Коцебу говорит о восьмимесячном плавании островитянина Каду и трех его спутников. Каду прошел 1500 миль от Марианских островов к атоллу Аур. Ч. Уилкс со слов жителя острова Куриа (архипелаг Гилберта) получил весьма точные сведения о плаваниях, которые совершил в конце XVIII в. дед рассказчика. Этот смелый мореплаватель прошел вдоль всего архипелага Гилберта, покрыв в оба конца дистанцию порядка 1500 миль.

В этой же таблице приводятся (правда, под знаком вопроса) сведения о плавании с островов архипелага Гилберта на острова Самоа (около 1300 миль).

Но, пожалуй, наиболее яркие страницы в историю полинезийских открытий внесли те отважные мореходы, которые в X—XIV вв. пересекли широкое водное пространство между островами Общества и Новой Зеландией. Случайным это великое открытие (или, точнее, серию великих открытий) назвать нельзя никоим образом. Опытные кормчие были одновременно и организаторами массового переселения с островов Общества на Новую Зеландию, переселения планомерного, осуществлявшегося по этапам, причем колонисты оседали на заранее намеченных участках побережья Северного острова Новой Зеландии, который выходцы из Гаваики назвали страной Те-Икиа-Мауи. И все это происходило за четыреста — шестьсот лет до того, как голландец Тасман «впервые» открыл Новую Зеландию, и лет за восемьсот до появления на этом острове предков Эндрю Шарпа…

История великих переселений из страны Гаваики на Новую Зеландию подробно изложена в книге Те Ранги Хироа «Мореплаватели солнечного восхода» в главе «Южный угол треугольника». Эту главу смело можно назвать новозеландской одиссеей. Книга Те Ранги Хироа дважды издавалась в Советском Союзе, и мы очень рекомендуем читателям ознакомиться с нею.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Оборудование для отделки
При отделке внешних сторон здания не обойтись без строительных лесов (http://snabru.ru). Альтернативой им может быть использование вышек-туров. Но применение таких конструкций требует особых мер безопасности, которые, к сожалению, часто игнорируются при работах.