Навигационное искусство полинезийцев и микронезийцев

Никаких навигационных приборов у полинезийцев не было. И тем не менее полинезийские мореплаватели не только пересекали широкие межостровные моря по наперед заданному курсу, но и приводили свои суда в назначенное место с точностью, завидной для европейских штурманов, вооруженных компасом, секстаном и хронометром.

В 1769 г. Джемс Кук взял на борт в таитянской бухте Матаваи Тупиа, юношу с острова Раиатеа. Со слов Тупиа были положены на карту семьдесят четыре острова, причем Тупиа указал, под каким румбом и на каком расстоянии от Таити лежат эти острова. Тупиа точно определил местоположение всех островов Общества и с некоторыми погрешностями дал сведения об островах западной части архипелага Туамоту, Маркизских островах, архипелага Тубуаи, островах Кука (южной группе) и Аустральных островах. Кое-какие представления Тупиа имел и об архипелагах Самоа и Тонга. Тот же Тупиа привел Кука на остров Руруту, расположенный в 350 милях к юго-юго-западу от Таити. Удивительнее всего, что в далекой Батавии (Джакарте) (в этом городе Тупиа умер на пути из Океании в Англию, куда он отправился с Куком) Тупиа совершенно точно по созвездию Пояс Ориона указал то направление, в котором лежит остров Таити.

В 1777 г. Куку на островах Тонга назвали девяносто семь островов, рассеянных в западнополинезийских водах.

Испанский мореплаватель Андиа-и-Варела, посетивший острова Общества в 1772 г., подробно описал навигационную практику полинезийцев. Это описание — плод многочисленных «интервью», взятых у таитянина Пукуро, совершившего с испанцами вояж в Перу. «У островитян,— писал Андиа-и-Варела,— нет компаса, но они круг горизонта делят на шестнадцать секторов, и главные направления соответствуют тем местам, где солнце восходит и заходит… Выходя из гавани, кормчий мысленноотсчитывает должные румбы, ведя эти отсчеты с востока. Он знает, в каком направлении нужно вести судно, он учитывает, дует ли ветер с кормы, в левую или правую скулу или под острым углом к заданному курсу. Он знает, откуда идет волнение на море, и учитывает, в какой мере все эти обстоятельства влияют на его курс. И по тому, откуда дует ветер и идет волнение, избирает наиболее выгодный путь, учитывая снос под ветер. Задача осложняется, если день облачный, ибо тогда у кормчего нет ориентиров. Перемену ветра он улавливает, пользуясь флюгерами-султанами из перьев или пальмовых волокон… Ясной ночью островитяне идут по звездам, и это для них легче всего, ибо по многим звездам они не только определяют курс, на котором лежат те или иные острова, но даже направление на определенную гавань какого-либо из этих островов, они держат прямо в эту гавань, ориентируясь на определенные звезды, которые заходят или восходят над нею; они «ловят» эти звезды с такой же сноровкой, как и самые опытные и сведущие мореплаватели цивилизованных стран.

Они отличают планеты от звезд, и планеты имеют у них свои названия, равно как и звезды. Звезды, по которым они ходят от острова к острову, называются по соответствующим островам…

Больше всего меня поразило, когда два островитянина, которых я взял на Раиатеа, еженощно предсказывали мне, какая будет завтра погода — ветер ли, дождь, ясное небо, и будет ли на море большая или малая волна, причем они ни разу не ошиблись в своих прогнозах.

Право же, такой дар достоин зависти; ведь наши мореплаватели и космографы, хоть и много пишут на сей счет, в подобных предсказаниях не слишком искушены».

Звездное небо было для полинезийцев открытой книгой. Это совсем не то небо, под которым плавали финикийцы, греки и норманны. Только на Гавайях и Марианских островах видна была чуть выше линии горизонта Полярная звезда. Южнее экватора она исчезает с небосклона, и на темном тропическом небе ее замещает Южный Крест. По звездам Южного Креста, Поясу Ориона, Антаресу (а созвездия Скорпиона), Центавру и по другим светилам южного полушария полинезийцы ориентировались не хуже, чем северяне по Полярной звезде.

В Микронезии навигационная астрономия стояла кое-где, пожалуй, даже на более высоком уровне, чем в Полинезии.

Макет карты морских течений, сделанный из прутьев. Маршалловы острова Из книги Ганса Дамма «Канака»

У микронезийцев были и своеобразные морские карты или, точнее, «морские макеты». Делались эти макеты из прутьев и прожилок пальмовых листьев. Переплетениями таких прутьев и прожилок обозначались морские течения; острова отмечались на макетах белыми раковинами. Такие макеты, очевидно, использовались как учебные пособия, по которым азы навигационного дела изучали юные мореходы. «Один старик с островов Гилберта рассказывал в 1942 г., как он изучал астрономию лет шестьдесят назад, когда ему было лет четырнадцать. Это происходило в мужском доме. Карниз изображал восточный горизонт, крыша — небо, коньковая балка — меридиан, верхушка центрального столба — звезду Ригель. Строительные балки как бы делили небо на участки, и каждое созвездие имело свое воображаемое место на крыше. Он изучил сто семьдесят восемь звезд и созвездий, указывал их место на стропилах, высоту их над карнизом (горизонтом) при восходе и закате солнца в любое время года. Лишь после этого он перешел к изучению звезд на небе и маршрутов к различным островам». Огромное значение для мореплавателей имели береговые ориентиры. По ним определяли курс, выходя из гавани. Очень любопытная система таких ориентиров была у обитателей архипелага Гилберта и на островах Кука. На одном из островов Гилберта местные жители в первой половине XIX в. пользовались каменными указателями (они называли их те-атибу-ниборау — камни для путешествий), по которым намечались курсы на соседние острова. Так же как и викинги, полинезийцы счет пройденных расстояний вели по дням (точнее, по ночам), причем в среднем эта единица пути соответствовала 144 милям.

Множество примет, неуловимых для органов чувств европейского мореплавателя, верой и правдой служило полинезийским мореходам. Землю они порой за сутки узнавали по едва уловимым запахам суши, который доносили до кораблей береговые бризы. Морские птицы не слишком верная примета близости берега, но полинезийцы умело пользовались и этим признаком суши. Пучки водорослей, косяки рыб, цвет воды — все это учитывалось кормчими, которые по совокупности таких примет вводили нужные поправки к курсу судна. Зеленоватые блики на небе — отражения дальних лагун коралловых атоллов, облака над невидимыми высокими островами, первые дуновения береговых бризов — все эти признаки полинезийские викинги знали назубок и пользовались ими с большим искусством.

Море было для них родной стихией; его капризы ведомы им с младенческих лет. Они не боялись ни грозных бурь, ни предательских штилей. Эти дети моря были великолепными пловцами. Заплывы на 40, 50 даже 60 км казались им делом совершенно заурядным, и на воде они могли держаться часами. Надо сказать, что в Восточной Океании сама природа была благосклонна к мореплавателям. Небо к северу от 28° ю.ш. почти всегда ясно, облака застилают его лишь в ту пору, когда дуют не очень частые западные ветры, пассаты же всегда сопровождаются чудесной погодой, ясной и не слишком жаркой. Видимость в полинезийских морях отличная, и высокие острова зоркий глаз различает на расстоянии 80—100 миль. При плаваниях в западном направлении Южное Пассатное течение и юго-восточные пассаты — свежие и устойчивые ветры — позволяют без труда держаться на избранном курсе.

Отметим, что с приходом европейцев мореходное дело в Полинезии и Микронезии вступило в полосу непрерывного упадка. Английские и французские колонизаторы приложили немало усилий, чтобы парализовать творческую энергию океанийских судостроителей и мореплавателей. Уже к середине XIX в. большие быстроходные каноэ стали редкостью на Таити, островах Тонга и Самоа. В Новой Зеландии англичане согнали прибрежные маорийские племена с насиженных мест и оттеснили их в глубь страны, прервав таким образом живую их связь с морем. Последнее двойное каноэ того типа, которым Кук любовался на Тонгатабу, было спущено на воду в 1913 г. Куда меньше стало легких, как чайки, каноэ с балансиром. Дальние плавания потомки полинезийских и микронезийских Одиссеев совершают теперь уже в качестве матросов на паровых и дизельных судах, перевозящих копру и уголь, судах, которые плавают в водах Океании под чужими флагами…

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Надувные лодки и моторы
Вовсе необязательно лодкой из пвх (http://lodkaimotor.ru) управлять вёслами. Каждая современная лодка предусматривает крепление к ней бензинового или дизельного двигателя, с помощью которого лодка становится быстроходной почти как катер. Аборигены Полинезии были бы рады такому судну.