Океания и океанийцы

К Океании относится вся совокупность островов центральной и юго-западной части Тихого океана между Австралией и Малайским архипелагом на западе и широкими безостровными частями океана на севере, востоке и юге. Площадь океанийской суши равна 1,26 млн. кв. км, что составляет пятидесятую часть площади океана, в пределах которого расположены все эти архипелаги и острова.

Океания подразделяется по этнографическим признакам на три обширные области: Меланезию, Микронезию и Полинезию. Эта трехчленная схема, предложенная в XVIII в. французским географом Шарлем де Броссом и окончательно введенная в науку его соотечественником, известным мореплавателем Жюлем Сезаром Дюмон-Дюрвилем, отражает действительную картину расселения основных этнических групп Океании.

Меланезия. Мелас — по-гречески черный, несос — остров. Меланезию населяют негроидные народы папуасско-меланезийской семьи.

Наиболее крупные острова и архипелаги, входящие в состав Меланезии,— Новая Гвинея, Новая Каледония, острова Адмиралтейства, острова Фиджи, Соломоновы острова, архипелаги — Бисмарка, Санта-Крус, Банкса, Новые Гебриды.

На меланезийские острова приходится львиная доля (77%) всей океанийской суши. Из общей площади этих островов 980 тыс. кв. км около 830 тыс. кв. км занимает Новая Гвинея, второй по величине остров земного шара.

Сколько жителей было в Меланезии до прихода европейцев, установить невозможно. В настоящее время коренное ее население приближается к трем миллионам, и весьма вероятно, что триста — четыреста лет назад меланезийцев было ненамного меньше, чем в наши дни.

У меланезийцев очень темная кожа, курчавые жесткие волосы, широкий нос и толстые губы. Подразделяются они по внешним признакам на несколько типов, но наиболее резко и четко проявляются в этой области не антропологические, а языковые различия. По языку население Меланезии делится на две большие группы: папуасов и собственно меланезийцев.

Папуасские языки распространены на большей части Новой Гимном и и некоторых местностях на острове Новая Британия и на Соломоновых островах. Они входят в особую, совершенно изолированную языковую семью, не связанную с языками Азии, Австралии и Океании. Племена, говорящие на многочисленных папуасских языках, часто соседствуют с собственно меланезийскими племенами.

Собственно меланезийцы в отличие от папуасов говорят на языках, которые наряду с языками народов Микронезии, Полинезии и Индонезии входят в большую малайско-полинезийскую (или австронезийскую) семью. Языков этих бесчисленное множество, еще больше различных диалектов (на одной лишь Новой Каледонии насчитывается около шестидесяти меланезийских диалектов).

Меланезия по природным условиям сходна с тропическими островами муссонной Азии. Гористые острова покрыты густыми, порой непроходимыми лесами. Почвы здесь столь же богаты, как на Суматре и Яве, и меланезийцам издавна приходилось вести трудную борьбу с «излишествами» не в меру изобильной тропической природы.

До появления европейцев островитяне Меланезии возделывали клубневые растения (ямс, таро, батат) и плодовые деревья (кокосовые и саговые пальмы, хлебное дерево, бананы). Каждый клочок земли надо было с боем отвоевывать у тропического леса, и эти битвы меланезийцы вели весьма успешно. Они вырубали и выжигали густые и цепкие заросли. На более сухих южных островах — Новых Гебридах и Новой Каледонии — местные жители подводили на поля воду по сети искусственных каналов. На Новой Каледонии сооружались оросительные каналы длиной 10 км и более, причем стенки их обычно облицовывались камнем. Земледельческий инвентарь меланезийцев был чрезвычайно примитивным. В сущности единственным их сельскохозяйственным орудием была землекопалка — заостренная палка из твердого дерева.

Рыболовство стояло после земледелия на втором месте. Скотоводства Меланезия не знала, но на многих островах еще до появления европейцев имелись домашние животные (свиньи, собаки, куры).

Меланезийцы не знали металлов, и все орудия изготовляли из камня, кости и раковин. Основным орудием был каменный топор, вправленный в деревянную рукоять. Применялось еще тесло из раковин, причем кое-где (острова Банкса, некоторые острова Новогебридской группы) в ходу были только эти раковинные топоры. На многих островах Меланезии изготовлялась глиняная посуда, правда очень грубая (гончарного круга у меланезийцев не было). Но в гончарных изделиях меланезийцы и не испытывали особой нужды. У них была отличная посуда, дарованная самой природой,— скорлупа кокосовых орехов, тыквы, полые стволы бамбука, раковины и т. п.

Ткацкое искусство было меланезийцам неведомо (очень примитивные ткацкие станки известны лишь на островах, расположенных на рубежах с Микронезией). Для плащей, набедренных повязок и покрывал они употребляли пальмовые листья, циновки из волокон пандануса и банана и тапу — кору бумажно-шелковичного дерева, обработанную специальными колотушками. Плетеные изделия в Меланезии встречались повсеместно, тапа — далеко не везде.

Боевая техника меланезийцев была весьма разнообразной и в своем роде совершенной. Наиболее излюбленным оружием были палицы различных разновидностей и копья. Лук был важным видом оружия на Новой Гвинее, но на многих островах соседнего архипелага Бисмарка он был неизвестен местным жителям, а на Новых Гебридах использовался лишь при рыбной ловле.

Картина общественного уклада на островах Меланезии до прихода европейцев была чрезвычайно пестрой. Каждый остров, а порой даже каждое поселение являли свои особые и неповторимые черты социального строя. В общем можно отметить, что к приходу европейцев южные острова (Новая Каледония, южная группа Новых Гебрид) и архипелаг Фиджи отличались от островов северной Меланезии более развитыми формами общественного уклада. В южной Меланезии процесс разложения первобытнообщинного строя зашел далеко, и порой (как, например, на Фиджи) там уже отчетливо проявлялись особенности, характерные для раннеклассового общества.

Микронезия. Микронезия — область мелких островов (микрос— по-гречески мелкий), охватывает северо-западную Океанию. К Микронезии относятся Марианские и Каролинские острова (с группой островов Палау), Маршалловы острова и архипелаг Гилберта. Площадь этих вытянутых в цепочки островов (всего их насчитывается свыше полутора тысяч) не достигает и 4 тыс. кв. км.

Все Марианские острова и частично Каролинские с островами Палау вулканические. Маршалловы острова и архипелаг Гилберта — это гирлянды коралловых атоллов и рифов. Таким образом, самой природой Микронезия подразделяется на две части: западную, в которую входят гряды высоких вулканических островов, и восточную, своим появлением на свет обязанную неутомимой работе коралловых полипов.

Коренное население Микронезии в ту пору, когда она была открыта европейцами (XVI в.), вероятно, доходило до ста—ста двадцати тысяч. В 1959 г. оно составляло сто пятьдесят пять тысяч — в это число входят не только потомки древних обитателей Микронезии, но и этнические группы, в которых очень велика примесь немикронезийских элементов.

Микронезийцы говорят на языках малайско-полинезийской семьи. По физическим особенностям население Микронезии неоднородно. В настоящее время на севере и на западе обитает много выходцев из Филиппин и Индонезии; весьма вероятно, что в этой части Микронезии постоянные связи с островным миром Юго-Восточной Азии поддерживались и до появления здесь европейцев. Каролинцев — людей со светло-коричневой кожей, прямым носом, узковолнистыми или курчавыми волосами — некоторые этнографы причисляют к собственно микронезийскому типу, хотя в их физическом облике сочетаются черты, характерные и для полинезийцев, и (в меньшей мере) для меланезийцев.

Как и всем прочим океанийцам, микронезийцам до прихода европейцев неведомы были металлы, и они применяли различные орудия из раковин, кости и камня.

Флора Микронезии гораздо беднее меланезийской, климат здесь суше. На Марианских островах культурных растений было куда меньше, чем на архипелагах Западной Океании. Племена чаморро, жившие на этих островах, питались ямсом, бананами, кокосовыми орехами, плодами хлебного дерева, в рацион их входили также рыба, черепашье мясо, птица и летучие мыши. Но у чаморро, как и у жителей Малайского архипелага, Индокитая и Филиппин, основной замледельческой культурой был рис. Чаморро употребляли глиняную посуду и строили дома на столбах или на высоких каменных колоннах. Ткачество и выделка тапы были чаморро неизвестны, единственным видом их одежды являлись пояса из листьев пандануса. У них не было луков и стрел, мечей и щитов. Их излюбленным боевым оружием были копья с наконечником из человеческой кости и пращи.

На островах Палау и Яп, расположенных к югу от Марианских островов, в западной части Каролинского архипелага, местные жители занимались преимущественно рыболовством, хотя и разводили таро, бананы и некоторые другие культуры. Но риса на островах Палау и Яп не было. Глиняная посуда здешним обитателям была известна, постройки они возводили по тому же типу, что и на Марианских островах, виды оружия были разнообразнее, чем у чаморро. В частности, они пользовались стрелометательной трубкой, сходной с индонезийскими сарбаканами, луком, стрелами и деревянными мечами, усеянными острыми раковинами.

На низких коралловых островах восточной Микронезии главными занятиями жителей были рыболовство и земледелие. Земли, пригодной для обработки, на коралловых островах мало, поэтому на Маршалловых островах, большинстве Каролинских островов и архипелаге Гилберта не таро, ямс и батат, а кокосовая пальма, хлебное дерево и панданус давали пищу местным жителям. В технике рыболовства жители восточной Микронезии достигли высокого совершенства; у них были сети из тонких древесных волокон и различные виды рыболовных крючков, плетеные верши и т. д.

Твердый камень для изготовления орудий на коралловых островах — большая редкость. Поэтому там орудия из раковин пользовались очень большим распространением. Глиняная посуда и тапа отсутствовали, но зато только каролинцам известны были ткацкий станок и примитивные способы ткачества.

Полинезия. К Полинезии — области многочисленных островов (поли — по-гречески много) относится все водное пространство к юго-востоку, востоку и северо-востоку от островных дуг и гряд Меланезии и Микронезии.

На крайнем юго-западе Полинезии расположен двойной остров Новая Зеландия, на западных рубежах этой области — архипелаги Тонга и Самоа. В центральной и восточной Полинезии лежат архипелаги Кука, Тубуаи, Общества, Туамоту, Маркизские острова и ряд мелких, изолированных островков, в частности остров Пасхи (Рапануи). К северной Полинезии причисляются Гавайские острова и гирлянда Центральных Полинезийских Спорад.

Общая площадь полинезийской суши — 295 тыс. кв. км. Но 90% этой площади (268 тыс. кв. км) приходится на Новую Зеландию. До появления европейцев в Полинезии было около миллиона жителей. В настоящее время коренное ее население не достигает и половины этой цифры (445 тыс. на 1959 г.).

В этом необозримом водном пространстве архипелаги и острова расселены весьма редко, расстояния между ними огромные. Несмотря на это, народы Полинезии — тесно сближенные ветви единого ствола. Единство проявляется и в физическом типе полинезийцев, и в их материальной и духовной культуре, но поразительнее всего тесное родство языков, на которых говорят обитатели различных архипелагов и островов. Языки эти относятся к одной из ветвей обширной малайско-полинезийской семьи. Таитяне, гавайцы, тонганцы, самоанцы, жители острова Пасхи и Маркизских островов, новозеландские маори и островитяне архипелага Туамоту говорят на диалектах единого полинезийского языка, и если они при первой встрече не всегда понимают друг друга, то объясняется это главным образом фонетическими различиями между этими диалектами. Грамматический же строй и лексика языка от архипелага к архипелагу изменяются мало, и гаваец довольно легко может столковаться с тонганцем или таитянином (во всяком случае, легче, чем русский с поляком или немец с голландцем).

Полинезийцы высокорослы (в среднем 170—173 см), кожа у них темно-смуглая, волосы на теле развиты слабо, лицо крупное с довольно широким носом. Наиболее типичные внешние признаки, характерные для полинезийцев, отмечаются в восточной Полинезии — на архипелаге Туамоту и на Маркизских островах.

У полинезийцев нет черт, характерных для негроидной расы,— шерстистых мелковьющихся волос, приплюснутой спинки носа, нет у них и типичного для монголоидов эпикантуса — складки верхнего века, нависающей над внутренним углом глаза, но некоторые второстепенные признаки сближают их и с монголоидами и океанийскими негроидами.

На островах Общества, на Гавайях, на островах Тонга и Самоа к моменту появления европейцев процесс распада родового строя зашел далеко. На многих островах сложились классовые группировки и своеобразная кастовая система. И если полинезийцы так и не перешагнули за рубежи эпохи неолита, то лишь потому, что на их родных островах не было ни железных, ни медных, ни оловянных, ни свинцовых руд. Металлов они не знали, и материалом для орудий им служили неподатливый камень, хрупкие раковины и ломкая кость.

Полинезийские острова крайне бедны глиной, поэтому до недавнего времени полагали, что полинезийцам неведомо было искусство изготовления глиняной посуды. Но в 1956—1958 гг. археологи нашли на Маркизских островах в древнейшем культурном слое несколько фрагментов очень грубой керамики, а чуть раньше при раскопках древних поселений на островах Самоа и Тонга были обнаружены осколки глиняной посуды. Бесспорно, однако, что в хозяйственном обиходе полинезийцев глиняная посуда сколько-нибудь заметной роли никогда не играла и что на многих островах она была совершенно неизвестна. Как и в Меланезии, ее с успехом заменяли скорлупа кокосовых орехов, бамбук, тыквы, плетеные сосуды, деревянные чаши и миски и крупные раковины.

Этнографы считают, что ни у одного неолитического народа мира техника обработки камня, кости, раковин, дерева не стояла так высоко, как у полинезийцев. А ведь полинезийцы пользовались очень несовершенными орудиями: каменными топорами, долотьями, буравами, скребками, терками, напильниками из твердых и острых раковин, сверлами, иглами и шилами из крысиных и акульих зубов, шипов морских ежей и скатов. При помощи этих примитивных орудий полинезийцы строили великолепные лодки, воздвигали каменные колоссы острова Пасхи, нарезали на камне и дереве тончайшие узоры, сооружали грандиозные усыпальницы и храмы (фиатуки на островах Тонга, мараи на островах Общества), делали из раковин, черепашьего панциря, кости, дерева ожерелья, браслеты, кольца, диадемы, которыми заслуженно гордились модники и модницы островов Южных морей.

Полинезийцы, так же как и их западные меланезийские соседи, были земледельцами и рыболовами. Природа, однако, менее щедро наделила своими дарами острова Полинезии. От естественных «питомников» Малайского архипелага Таити, Маркизские острова и Гавайи лежали куда дальше, чем Новая Гвинея и Соломоновы острова. Кормилица папуасов — саговая пальма и бесчисленные плодовые деревья влажных тропических лесов неведомы были полинезийцам.

К моменту появления европейцев культура земледелия достигла у полинезийцев высокого уровня. Жители тропических островов Полинезии возделывали хлебное дерево, кокосовую пальму, банан, таро, ямс, батат, тыкву. На Северном острове Новой Зеландии, где тропическая флора не могла прижиться, главной земледельческой культурой был батат, второе место занимали папоротники со съедобными корнями, третье — таро и ямс. На Южном острове корнеплоды вызревали только на северном берегу, и жители этой суровой земли занимались главным образом собирательством диких плодов и корней и рыболовством. На низких коралловых островах с их солоноватыми грунтовыми водами и скудными почвами кокосовая пальма и наиболее неприхотливые сорта таро кормили немногочисленных аборигенов.

Культура земледелия была очень высока на вулканических островах западной и центральной Полинезии и на Гавайях, хотя, так же как и меланезийцы, коренные жители этих островов пользовались при обработке земли весьма примитивными орудиями. Землю рыхлили деревянным колом, снабженным упором для ноги (повсеместно в Полинезии — от Новой Зеландии до Гавайев — это орудие называлось одинаково ко или о).

Весьма неприхотливые деревья-кормильцы — кокосовая пальма, панданус, хлебное дерево — играли огромную роль и в хозяйственном обиходе полинезийцев; они давали островитянам материал для посуды и утвари, для рыболовных сетей и плетеных изделий, для постройки жилищ и лодок.

Очень важными техническими культурами были бумажно-шелковичное дерево (Broussineta papyrifera) и вид фикуса, который на Таити носил название аоа (Ficus prolixa). Из коры этих деревьев изготовлялась тапа — материя (но не ткань), которая у полинезийцев находила универсальное применение. Тапы не знали только обитатели Новой Зеландии и некоторых низких коралловых островов, где бумажно-шелковичное дерево и фикус не произрастали. В Новой Зеландии материи изготовлялись из местной разновидности льна (Phormium tenax).

В искусстве плетения циновок и корзин полинезийцы (особенно таитяне, тонганцы и гавайцы) стояли на очень высоком уровне; их плетеные изделия по качеству и красоте смело могли сравниться с лучшими образцами японских, китайских и индонезийских мастеров.

Фауна Полинезии бедна, особенно на восточных островах. До прихода европейцев из домашних животных здесь водились только свиньи, куры и собаки, и то далеко не везде. На острове Пасхи были лишь куры; свиней не было в Новой Зеландии и на многих коралловых островах, о собаках не имели представления жители Маркизских островов.

Море, несметно богатое рыбой, окружало со всех сторон острова Полинезии. Естественно, что полинезийцы были прирожденными рыбаками и применяли множество самых разнообразных способов рыбной ловли. Они пользовались огромными (длиной до 200 м) сетями, устраивали в лагунах и бухтах запруды, травили рыбу растительными ядами, били ее копьями, дротиками и стрелами.

Виды оружия полинезийцев — палицы из твердого и тяжелого дерева, копья, дротики, каменные топоры и секиры, деревянные мечи и пращи. Лук и стрелы известны были на многих островах, но, пожалуй, нигде не использовались как боевое оружие. На островах Самоа стрелами лучили рыбу. На островах Тонга стрелы применялись при охоте на крыс, на островах Кука — на птиц; на Таити стрельба из лука была излюбленной игрой детей и подростков, но взрослые воины этим видом оружия не пользовались.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Спецтехника
Для строительства и работ по благоустройству необходима специализированная техника. Такая техника периодически требует ремонта, в котором будут очень кстати запчасти JCB (http://sgurs.com/). При наличии хорошего механика оборудование можно ремонтировать в своих боксах, не обращаясь в фирменные сервисы.