6. Юго-Восточная Азия

Научное исследование Бирмы оборвалось на миссии Саймса в Ава в 1798 г. и возобновилось только тогда, когда первая бирманская война 1826 г. вновь привлекла внимание к этой почти совершенно не изученной стране. С северо-восточной границы Индии в Бирму двинулись топографические отряды, и правительство взялось за изучение этой мало известной области. Первое новое путешествие было проделано экспедицией лейтенанта Р.Б. Пембертона, который в 1830 г. прошел сушей от Манипура до Киндата и долины Чиндвина, по которой и проследовал до слияния этой реки с Иравади. По этой последней реке он спустился к Аве, где проживал британский дипломатический резидент. В следующем году доктор Д. Ричардсон совершил поездку в обратном направлении, от Авы до Швебо, а оттуда к долине Чиндвина и Киндату. Здесь он застал другого английского офицера, который, так же как ранее Пембертон, вышел из Манипура, но прибыл в Киндат другим путем.

Южнее в 1826 г. английский военный отряд прошел через проход Ан и пересек Аракан-Йому. Позже эту провинцию более тщательно изучил капитан Уайт, а в 1830 г. — Пембертон. Собранный таким образом материал как по этой провинции, так и по району к северу от нее он суммировал в донесении, посланном им индо-британскому правительству в 1835 г. Он сумел дать как описание области, отделяющей Бирму от Индии, так и — по расспросным сведениям — некоторые данные о самой Бирме.

Вскоре после этого началось первое исследование Иравади выше Авы, предпринятое в связи с командированием капитана С.Ф. Ханнея для разбора конфликта между туземными племенами. 13 декабря 1835 г. он достиг Катхи, а неделей позже прибыл в Бхамо. Вначале экспедиция шла на больших судах, но после первых четырехсот миль их пришлось заменить меньшими. 31 декабря Ханней достиг устья реки Могаунг и произвел там астрономическое определение широты и долготы, впоследствии оказавшееся неточным. Вскоре после этого Ханней прибыл в город Могаунг, а из него направился на север, чтобы ознакомиться с месторождениями янтаря долины Хукаунг. Он провел некоторое время в этой местности, но, поскольку горнопромышленники не доверили его бирманскому конвою, видеть ему удалось немного. Назад он отправился тем же путем, и 1 мая 1836 г. прибыл в Аву. Путешествие Ханнея имело важное значение как по собранному им материалу, так уже и по одному тому, что европейцы вновь получили доступ в самое сердце страны. Его наблюдения в долине Хукаунг расширили представление о верхнем течении Чиндвина, послужив, таким образом, дополнением к работе Уилкокса на ассамской границе в 1825–1828 гг. и к работе Пембертона ниже по долине реки. Ханней помог также разрешить тайну реки Цзангпо (Брамапутры), которая, по некоторым предположениям, находила себе сток через Иравади. Данные Ханнея шли вразрез с этой теорией, но вопрос остался открытым еще на несколько лет.

Во время Своих съемок в Ассаме Уилкокс определил западные истоки Иравади. Гриффитс и Бейфилд, проехавшие в 1837 г. из Ассама к долине Хукаунг, связали тем самым в одно целое работы Уилкокса и Ханнея.

Тем временем большой шаг вперед был сделан на юго-востоке. К концу 1829 г. д-р Ричардсон выехал из Моулмейна, поднялся по Салуэну и, пользуясь долинами различных притоков, добрался до реки Ме-Пинг. Он прибыл в Лампун в середине января, но не сумел добиться разрешения продвинуться дальше. В 1834 г. он вновь прибыл в Моулмейн и сумел добраться до Чиенг-Май. Никогда еще ни один европеец не забирался в Бирме так далеко от Бенгальского залива.

Вторым европейцем, посетившим Чиенг-Май, был капитан В.Ч. Маклеод (1837 г.). Он путешествовал более южным путем, чем Ричардсон, и надеялся добраться до самого Китая. Ему удалось добраться до Чиенг-Конг на реке Меконг, и там он застрял, тщетно ожидая разрешения на въезд в Юньнань. Тем временем Ричардсон, вначале ехавший вместе с Маклаудом, изучил новые области по реке Салуэн, которую он исследовал на большом протяжении. После этого он направился на запад и, перевалив через горы, прибыл в мае 1837 г. в Аву. Хотя главной задачей обоих было установление торговых сношений, Маклеод и Ричардсон проделали ценную для географии работу.

«Ричардсон был первым европейцем, проехавшим от Моулмейна до Мандалая. В ходе своего путешествия он изучил неизвестную до того страну каренов и лежащие между ней и Ава Шаньские княжества. Его путешествие связало английские владения в Нижней Бирме с уже исследованными районами далее, к северу и к западу. В результате же путешествия Маклауда на карте появилось множество подробностей, касавшихся восточных Шаньских княжеств между Салуэном и Меконгом» (Клиффорд).

В декабре 1838 г. Ричардсон вышел в новую экспедицию — из Моулмейна через Канбури на Бангкок. Хотя географические результаты этого путешествия были незначительны, оно интересно тем, что знаменует собой конец первой фазы исследования Бирмы. Дело в том, что в результате революции 1837 г. английский политический представитель был вынужден эвакуироваться из Авы, в связи с чем исследование Бирмы по необходимости прервалось и возобновилось лишь после войны 1852 г.

Вторая бирманская война кончилась присоединением Пегу к Британской Индии и дала возможность возобновить географические исследования. Достигнутые к этому моменту результаты получили свое отражение в новой карте Бирмы, составленной полковником Юлом как на основании уже перечисленных выше путешествий, так и съемок, произведенных двумя топографами, сопровождавшими нового губернатора до Авы в 1855 г. «В собственно Бирме внутренние города и округа ниже Авы были нанесены на основании расспросных данных и потому неточно, на месте же области между Салуэном и Ме-Пингом, так же как обширной территории к северу от Чиенг-Мая, красовались белые пятна» (Клиффорд). Такие же крупные белые пятна можно было найти на севере и на западе между Аракан-Йома и Чиндвином и между Чиндвином и Иравади.

Предпринятая в 1856 г. экспедиция Э. О'Райли (O'Riley) из Тоунгу в страну каренов способствовала частичной ликвидации одного из таких белых пятен. Начались съемки Пегу, но вся работа была забракована, и в 1860 г. были начаты новые под руководством капитана Фицроя.

Пока шла съемка Бирмы, капитан Э.Б. Слейден сделал попытку добраться по старой караванной дороге до Юньнани. В январе 1868 г. он выехал из Мандалая и на речном пароходе поднялся по Иравади до Бхамо. По пути его помощник Бауэрс произвел съемку реки. Выйдя из Бхамо и следуя долине Тайпина, он добрался до Дэнъюэ (Момейн), но дальше двинуться не решился. Из своего путешествия Слейден сделал много неправильных заключений. Он решил, что путь от Дэнъюэ в другие части Юньнани трудностей не представлял и что Дзангпо и Иравади были одной и той же рекой. Все же совершенно бесполезной его поездку считать нельзя, и к тому же она дала ценную съемку многих участков пути. По этой же отдаленной области Т. Т. Купер попытался в 1868 г. пройти из Китая к реке Иравади. От Ханькоу он прошел в Батан, что на тибетской границе (30° с.ш.),. и оттуда добрался до верховьев Меконга, но ему не дали добраться до Дали. В 1869 г. он сделал другую попытку пробраться в Юньнань, на этот раз из Ассама. Он поднялся по рекам Брамапутра и Лохит, но из Тибета его вернули. Поставленной Купером цели добился в 1874 г. О.Р. Маргари. Он выехал из Шанхая, поднялся по Янцзы, пересек Юньнань, достиг Дали, а из него в январе 1875 г. — Дэнъюэ. Оттуда он проследовал в Бхамо, встретился там с английской миссией, которую он должен был сопровождать в Китай, и 23 января выступил в обратный путь. Вскоре же после перехода через китайскую границу он был убит, а миссия была вынуждена вернуться обратно. Однако же его замечательная экспедиция связала в одно целое рубежи, достигнутые Гарнье (Дали) и Слейденом (Дэнъюэ), и явилась первым путешествием европейца от Шанхая до Бхамо.

В ноябре 1875 г. из Ханькоу в Юньнань выехала новая миссия для расследования обстоятельств убийства Маргари. Ее сопровождал Э. Бейбер, который произвел всю ту географическую работу, какую должен был, но не смог сделать Маргари. Бейбер указал на малую пригодность этого пути для торговли.

После этого из Китая в Бирму был совершен еще ряд путешествий. В августе 1877 г. Маккарти достиг Бхамо через Юньнань и Дали; вскоре после этого тем же путем прибыл Кемрон; В. Дж. Гилл «из чистой любви к географии и естественным наукам и целиком за свой собственный счет» совершил обширное и важное путешествие по южному Китаю через Дали и Бхамо до Батана; и, наконец, в 1880 г. Бела Сеченьи, так же как и Гилл, проделавший в Китае много ценной работы, прошел через Дали в Бхамо. На следующий год другой путешественник по Китаю, А. Колкхоун, совершил путешествие от Дали до Бхамо, но теперь уже по хорошо проторенной дороге.

Третья бирманская война 1885 г. прервала на короткое время исследования, но многочисленные отряды, посланные для подавления партизанских отрядов, прошли по Бирме по всем направлениям и в конечном счете способствовали разрешению ее географических загадок. Из крупных предприятий следует упомянуть путешествие 1885–1886 гг. Дж.Ф. Нидхема. Он вышел из Ассама, поднялся по реке Лохит до пункта в одной миле от Римы в Тибете и положил конец разноголосице в вопросе о том, являются ли Брамапутра и Иравади одной и той же рекой или нет. Истоки этой Иравади, однако, еще не были в точности известны. В 1879 г. на розыски были посланы туземные исследователи, а в 1884–1885 гг. полковник Р.Дж. Вудторп и майор Р. Ч. Макгрегор добрались до ее верхних притоков, экспедиция же принца Генриха Орлеанского в 1895 г. на своем пути от Меконга до Брамапутры пересекла все эти притоки. Генрих Орлеанский собрал большой материал о реках Салуэне и Иравади и окончательно установил, что истоки только первой из них, но не второй, находятся в Тибете, решив тем самым проблему, мучившую географов целое столетие.

30. Юго-Восточная Азия после 1800 г. Увеличить (в отдельном окне)

Предыдущая | Оглавление | Следующая