2. Морские путешествия

Единственным связующим звеном между отдельными греческими колониями было море, и географическое знание сделало свои первые успехи именно на этом поприще. По этой причине мы в первую очередь займемся морской экспансией греков и для этой цели прежде всего бросим взгляд на Эритрейское море (как в древности назывался Индийский океан). Пионерами в деле исследования этого района были мореходы Египта и месопотамских царств. Финикияне ходили на своих «тартесских судах» по водам Красного моря задолго до греков. Но уже около 510 г. до н.э. персидский царь Дарий послал грека Скилакса исследовать реку Инд. По сохранившимся сведениям, Скилакс отправился вдоль реки на восток до ее впадения в море (впрочем, это может относиться к отправной точке Скилакса, т.е. к реке Кабул)1, а потом достиг Красного моря. Результаты его путешествия несколько неясны, и некоторые авторитеты отрицают, что оно вообще имело место; с другой стороны, если стать на ту точку зрения, что путешествие Скилакса вымышлено, трудно объяснить, откуда у Геродота могли взяться его сведения о Южной Аравии.

Более крупное значение имело путешествие Неарха, предпринятое с целью перевозки части армии Александра Великого из Индии в Персидский залив. Неарху было поручено подробно изучить свой маршрут. Он выполнил поручение настолько добросовестно, что, несмотря на изменения в береговой линии, мы до сих пор можем опознать множество описанных им точек. Путешествие от Инда до Тигра отняло пять месяцев, правда, включая две большие задержки, одну в «порту Александрии» (быть может, где-то вблизи современного Карачи, но не обязательно на том же месте) и вторую в самом конце пути, в устье реки Ситак. Неарху помогал местный лоцман, одно присутствие которого указывает на то, что путешествие не было настоящим открытием.

Александр задумал исследование берегов Аравии, но до его кончины в 323 г. до н.э. удалось осмотреть лишь западный берег Персидского залива, восточный берег Красного моря и побережье Хадрамаута.

1. Исследование Азии во времена древней Греции и Рима (по М. Кари и Э.X. Уормингтону).

Вскоре после этого за исследование Красного моря принялась династия Птолемеев в Египте (323 г. до н.э.). В течение следующего столетия в этой области были сделаны большие успехи. Частым делом стали посещения Сомали, а также прилегающей к Красному морю полосы Египта. Исследование носило отчасти военный характер и получило большой толчок от торговли слонами. Но когда со стороны западного Средиземноморья вырос спрос на предметы роскоши, торговля слонами уступила место торговле менее громоздкими товарами, и греки стали совершать более длинные путешествия, приведшие их в конце концов в Индию.

Первым посетившим Индию греком из Египта был Евдокс. Во время первого путешествия Евдокса в Индию (около 120 г. до н.э.) его сопровождал индиец, судно которого занесло ветрами от берегов Индии к берегам Африки. Во время второго путешествия Евдокса (около 115 г. до н.э.) ветры отнесли его самого в сторону от пути, по которому он направлялся, и прибили к берегам Эфиопии. Здесь он нашел обломки судна, которое, как говорили, пришло из Гадиры (Гадес или Кадис), в связи с чем он решил предпринять свое третье путешествие в Индию из Испании. Евдокс отправился в плавание вдоль берега Марокко. Собранные им сведения убедили его в том, что задача была осуществимой. Он вернулся для подготовки более крупной экспедиции, но погиб, и после этого его предприятие стали считать сказкой.

Установление римского владычества в Египте после 30 г. до н.э. и рост торговли предметами роскоши повели к оживлению торгового оборота на Индийском океане и к открытию морского пути в Индию. Вначале торговцы шли, все время прижимаясь к побережью, от выхода из Красного моря до какого-либо порта на восточном побережье Индии. Такого рода путешествие было долгим, медленным и дорогостоящим предприятием. Лишь в начале правления Тиберия (14–37 г. н.э.) купец Гиппал использовал муссоны для плавания прямо от мыса Фартак к дельте Инда. Это было открытием первостепенного значения, и по поводу него один из историков сказал, что «Гиппал заслуживает не менее почетного места в римских анналах, чем то, какое Колумб занимает в новой истории» (Шофф). В дальнейшем его превзошли купцы, которые, начав с рейсов от какого-либо пункта вблизи Адена до места, где теперь находится Бомбей, кончили (около 50 г. н.э.) рейсами от Адена до портов южного побережья Индии. Результатом этих открытий был значительный рост торговли на Индийском океане и заметный рост географических знаний.

Изменившаяся обстановка нашла себе отражение в важном труде «Плавание вокруг Эритрейского моря», написанном около 60 г. н.э., по-видимому, в качестве пособия для купцов. В этом сочинении описывается берег Африки на значительном расстоянии южнее мыса Гвардафуй и примерно до острова Занзибар. Точно и в мельчайших деталях описаны также южное побережье Аравии и большая часть западного побережья Индии. Сведения о территориях за этими пределами менее точны, хотя автор слышал о Цейлоне, Малайском полуострове и Китае. Он упоминает о китайской торговле шелком и говорит, что она ведется по двум путям, один из которых идет через Центральную Азию в Бактрию, другой же пересекает хребты, отгораживающие Индию, и следует долиной Ганга. Из этого вытекает, что в то время, когда составлялось «Плавание вокруг Эритрейского моря», римские купцы не знали, что до Китая можно было добраться морем.

В течение столетия, последовавшего за составлением «Плавания», греки и римляне дошли до крайних доступных им пределов Индийского океана. Вдоль африканского побережья купцы дошли до Занзибара и даже, быть может, до места, где теперь стоит Дар-эс-Салам. Посещение некоторых наиболее важных городов Индии способствовало росту знаний о стране в целом. Во время правления Адриана (117–138 гг. н.э.) купцы проложили морской путь через Бенгальский залив, в 166 г. установили прямую связь с Китаем и достигли порта Каттигары (Ханой?) в Индокитае.

Однако же собранные купцами сведения были приведены в состояние полной путаницы географами. Птолемей наделал немало ошибок в географии Дальнего Востока и вообразил, что против китайского побережья лежит еще один материк, смыкающийся на юге с Африкой, превращая таким образом Индийский океан в обширное озеро.

В противоположность этой экспансии на Индийском океане, в Атлантическом океане греки и римляне продвинулись сравнительно мало. Есть предположение, что один-единственный греческий купец Мидакрит в поисках олова достиг Бретани или Корнуолла еще до 500 г. до н.э., но предприятие его носило изолированный характер и повторению попыток этого рода помешало возвышение Карфагена.

Карфагеняне совершили по меньшей мере два крупных атлантических путешествия. Около 500 г. до н.э. Гимилькон посетил западные берега Европы и достиг Ирландии. Из туманных и неудовлетворительных сведений об этом путешествии, сохраненных для потомства Авиеном в его произведении «Ora maritime» (Морские берега, IV в. до н.э.), можно предположить, что карфагенянин Гимилькон не то исследовал Атлантический океан, не то был отнесен ветром к Саргассову морю. С другой стороны, Кари считает, что оба предположения неосновательны, что карфагеняне так далеко никогда не заплывали, и доказывает, что все упомянутые у Авиена явления можно найти близ Гадиры (Кадиса). При всех условиях ясно, что, каков бы ни был конечный пункт путешествия, само по себе оно остается малозначительным.

2. Мир, известный древним.

Предыдущая | Оглавление | Следующая


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Разное