2. Конечно, так быть не может, потому что эти первые два эона представляют первичную сизигию Глубины-Тишины, а Сознание – третий из восьми эонов, а не второй. Это несоответствие говорит о том, что Птолемей предпринимает в данном случае неудачную попытку объединить две различные метафизические системы, одна из которых состоит из семи небесных тел, где звездное небо является огдоадой, домом Богини (вавилонская система?), а другая – из восьми первичных эманаций в четырех сизигиях мужского и женского начал (египетская система?).

4. В мифе Птолемея, когда Демиург творит вселенную, «из печали [Матери] произошли духи злобы; отсюда получили бытие диавол..., бесы и ангелы и всякое духовное злобное существо». В других текстах сказано, что Дьявол был создан из «смущения» Ахамот (Jonas H. 1958. P. 193). В своем «Послании Флоре» Птолемей преподносит самое положительное гностическое описание Демиурга. По его словам, создатель вселенной сам не является совершенным Богом, однако, тем не менее, отвечает за справедливость, потому что находится в середине, между Добром и злом. См.: Barnstone W. 1984. P. 631 и далее.

5. Ириней записывает учение, что Мать Ахамот породила Христа «с какою-то тенью» (АН. 1.11.1). Дальнейшее наводит на мысль, что из этой тени появился Демиург. В других гностических источниках прямо сказано то, на что Ириней только намекает: Иисус и Дьявол – близнецы. См. обсуждение «Тени»: Jung С.G. 1959. P. 8 и далее.

6. Юнг пишет: «По некоторым намекам, которые проскальзывают у Ипполита, вне всякого сомнения ясно, что гностики были не кем иным, как психологами» (Там же. P. 222).

8. В последнее время, когда речь идет о духовности, стало модным говорить о «создании собственной реальности». Христианский мифический цикл объясняет, почему это и возможно, и невозможно. Подобно Демиургу, который кажется создателем космоса, эго кажется независимым деятелем, который создает отдельную концептуальную матрицу, лежащую в основе нашего опыта. В этом смысле все мы создаем собственную понятийную реальность. Но, как поясняет Птолемей, хотя Демиург и полагает, что создает космос таким, каким хочет, в действительности «он сотворил небо, не зная, что такое небо; создал человека, не зная, что такое человек; произвел на свет землю, не зная, что такое земля; а также и обо всем говорят, не знал он идей того, что творил» (цит. по: Ириней. Там же). Как и Демиург, мы неосознанно создаем собственный космос, руководствуясь вселенскими архетипами. Каждому из нас снится собственный сон. И все же они совпадают друг с другом настолько, что мы оказываемся обитателями одного и того же космоса (или настолько близки, что, по крайней мере, до некоторого предела мы взаимодействуем друг с другом!). Это потому, что вселенский сон (Ахамот) на самом деле снится Сознанию Бога (Христу), а мы, отдельные индивидуумы, являемся его частью. На человеческом уровне это проявляется как сон, который снится вселенскому Сознанию через нашу отдельную психе, а эго – это ее часть, разыгрывающая иллюзию, будто мы – отдельные личности, обладающие свободой воли.

9. Как сказал Платон: «Божество по своей природе достойно всевозможной блаженной заботы, человек же ... это какая-то выдуманная игрушка бога, и по существу, это стало наилучшим его назначением» (Платон. Законы. 803-c).

16. «Природа управляет всеми людьми одинаково, Судьба по-разному, а Свобода воли – лишь так, как мы желаем» (Mead G.R.S. 1906. P. 399. Тж. на P. 392 изложение всего, что там известно о Бардесане).

27. Юнг называет «Послания Климента» «собранием гностико-христианских текстов», датируемых начиная с 150 г. н.э. Он пишет: «Неизвестный автор понимает добро и зло как правую и левую руку Бога, и рассматривает творение в терминах сизигий, или пары оппозиций. Точно так же последователь Бардесана, Мариний, воспринимает «добро» как свет и относит его к правой руке, а зло как «тьму», относя его к левой руке». Он также замечает, что Ириней в «АН», 1.30.3, Софию prounikos, блудницу, называет Софией Sinistra, левой. См.: Jung C.G. 1959. P. 54. В толковании иудейского закона из Песни Песней (2:6) сказано: «Левая рука Бога раздирает в клочья; его правая рука славится тем, что хранит» (Цит. по: Jung. 59).

31. См.: DK. 90а 1.1 и 90а 1.3. Антифон был античным софистом, автором трактата Dissoi Logoi. Диалектические рассуждения приводят к выводу, что противоположности ближе друг к другу, чем те вещи, которые просто разные, например у черного и белого больше общего, чем у гвоздя и панихиды. Немецкий поэт и философ Новалис, исходя из собственного глубокого толкования пифагорейской философии, лаконично сформулировал это так: «Противоположности обратны аналогиям» (Novalis. 1989. P. 85). Софисты заработали сомнительную репутацию, потому что предлагали научить, как доказать, что черное – это белое, и как заставить слабый аргумент казаться убедительнее. Они последовательно подорвали все, что обычно считалось полярным: греческое и варварское, мудрость и глупость и т.д. Барнес называет Dissoi Logoi «самым интересным и самым опасным проявлением релятивизма софистов» (Barnes J. 1982. P. 522).


Религия

Биология

Геология

Археология

История

Мифология

Психология

Разное