3. Мексика и Центральная Америка

Собственно географических исследований в Мексике и Центральной Америке в XIX в. производилось мало, но зато для лучшего знакомства с этими областями Америки много дали изыскания ученых в других смежных областях науки, в особенности же в археологии и геологии.

В начале столетия Мексика была недостаточно изучена. Большой материал лежал спрятанным в шкафах и архивах государственных учреждений; правительство придерживалось политики изоляции и не допускало на свою территорию ученых исследователей, в результате чего посещение этих областей Гумбольдтом в начале века приняло характер чуть ли не вторичного открытия этой части Америки. Гумбольдт и его спутник Бонплан высадились в Акапулько на западном побережье в январе 1803 г. и проследовали в город Мехико, ставший штаб-квартирой их научной работы. Отсюда они сделали ряд вылазок в Гуанахуато на севере, в Хорульо на западе и в Халапу по восточному краю плато. В начале 1804 г. оба они отплыли из порта Вера-Крус в обратный путь. Хотя они пересекли лишь короткие отрезки страны, их исследования охватили гораздо более широкие полосы, чем при обычных маршрутных исследованиях, и они сумели собрать большой и ценный материал по всей Мексике в целом. При выходе в свет «Политический очерк королевства Новой Испании» Гумбольдта был новейшим и наиболее передовым описанием старейшей испанской колонии.

Дополнением и продолжением работы Гумбольдта послужила работа Буркарта в Южной Мексике (1825–1834 гг.) и деятельность основанного в 1829 г. национального института географии и статистики.

Столь часто благоприятствующие развитию географической работы политические осложнения повели к гораздо более близкому ознакомлению с Мексикой, в особенности же с ее северными областями. Это произошло благодаря съемкам военных топографов Соединенных Штатов и деятельности комиссии по демаркации границы. В этот же период изучением Центральной и Южной Мексики занимались немецкие исследователи разных специальностей. Среди тех, кто таким образом косвенно увеличивал объем географических познаний, следует упомянуть И. В. Мюллера, посетившего Центральную Мексику в 1856 г., и Хеллера, прожившего три года (1845–1848 гг.) в Южной Мексике.

Французская интервенция в Мексике в 1861 г. дала возможность известному числу французских офицеров исследовать значительную часть территории страны, и хотя у них не было необходимого для научной работы инструментария, наблюдения их имеют довольно большую ценность. Более близкому знакомству с географией Мексики способствовали французские этнографы: Брассер-де-Бурбур, посетивший Мексику в 1864 г. и объездивший ряд стран мира, и побывавший дважды в Мексике (1857–1861 и 1880–1883 гг.) Д. Шарней, так же как немецкие ученые, включая Ратцеля (1871 и 1875 гг.) и фон Ратса (1883 г.).

Среди множества приезжавших в Мексику иностранных ученых, каждый из которых способствовал нанесению каких-либо новых деталей на общую карту Мексики, следует выделить Карла Лумгольца, совершившего четыре экспедиции в северо-западную Мексику в период с 1890 по 1898 гг. и возобновившего исследование этой области Мексики в течение первого десятилетия текущего века. Хотя интересовался он главным образом антропологией, работал он в таких районах Мексики, где за все XIX столетие не ступала нога европейца и которые не были описаны ни одним очевидцем со времени экспедиции Коронадо. В этой части Мексики, так же как на юге и на юго-западе, имеются все еще значительные незаснятые территории; восточная же часть страны, наоборот, охвачена достаточно надежными картами. В общем можно сказать, что география Мексики хорошо известна и что детальное изучение незаснятых областей вряд ли поведет к каким-либо ошеломляющим открытиям.

К началу XIX в. Центральная Америка, как и Мексика, была далеко не полностью исследованным районом и, если не считать нескольких мелких экспедиций к отдельным отрезкам побережья, продолжала оставаться в пренебрежении со стороны географов еще полвека. Переломным моментом послужили путешествия Джона Стивенса, чьи «Эпизоды из путешествий по Центральной Америке, Чиапасу и Юкатану» привлекли внимание к обилию археологических памятников, только и ждавших исследователей1. «Золотая лихорадка» в Калифорнии также способствовала развитию исследования Центральной Америки, поскольку Центральная Америка временно превратилась в транзитно-перевалочный пункт для тех, кто отправлялся на западное побережье США, и поскольку возник вопрос о хорошем сообщении через эту часть Америки. Проблема эта, для разрешения которой Боливар предпринимал шаги уже в 1825 г. и которая десятью годами позже заставила Бидла совершить путешествие в Панаму, теперь приобрела неотложный характер. В 1855 г. была открыта первая трансконтинентальная железная дорога в Новом Свете — Панамская.

Много ценного нового материала дали экспедиции ученых специалистов в других областях знания. В особенности в этой связи следует упомянуть археологическую и геологическую работу Сквира в Никарагуа (1848–1851 гг.), биологические исследования Вагнера и Шерцера в Коста-Рике в 1854 г. и съемки Кодацци (1854 г.) на перешейке Чирики. В 1853 г. были сделаны и другие съемки, послужившие основой для составленной Сквиром карты Гондураса и Сальвадора. Одна линия съемки пролегала от Пуэрто Кортес на юг до залива Фонсека, другая шла от Леона в Никарагуа до Тегусигальпа и Комаягуа и третья тянулась от Комаягуа на запад к Санта-Росе, на юг — к Сан-Сальвадору и, наконец, на восток к Ла-Унион в заливе Фонсека.

Что касается Коста-Рики, то здесь более близкому знакомству с ее географией много способствовали ботаники Франциус (1861 и 1869 гг.) и Поляковский (1877 г.), геолог Габб (1873 г.) и зоолог Боваллиус (1877 г.), и чрезвычайно большую пользу принесла также долголетняя служба правительственного чиновника Питье. Он исследовал некоторые совершенно до того не известные районы, как, например, Рио-Гранде-де-Терраба, и сделал, быть может, более, чем кто-либо другой, для выяснения структуры рельефа страны. В последние годы века было составлено и в 1899 г. выпущено детальное описание полосы территории Коста-Рики в «Трудах комиссии по вопросу о проведении канала через Никарагуа».

В 1878 г. английский министр колоний Генри Фаулер совершил путешествие по неисследованной внутренней части Британского Гондураса, а от времени до времени предпринимались и другие исследования. В нашем веке область эта сделалась ареной оживленной работы археологов, и капитану Джойсу с его штатом помощников удалось найти огромное количество памятников цивилизации народа майя. Сравнительно мало изученная внутренняя часть страны, где проложенные через леса дороги вновь быстро зарастают, представляет странный и в то же время показательный контраст побережью, о котором очень много известно благодаря лесопромышленникам и пиратам.

В Никарагуа во второй половине XIX в. следует выделить путешествия Мириша (1892 и 1893 гг.) по восточным золотоносным местам, путешествия географа Карла Заппера, а также исследования, произведенные «комиссией по вопросу о проведении канала через Никарагуа». Что касается республики Гондурас, то здесь, за вычетом тех сведений, что дали Чарльз и Заппер, дело исследования вперед почти не подвинулось. Но в Сальвадоре и Гватемале, помимо ценного материала, собранного французскими геологами Дольфюсом и Монсерра в ходе их путешествий в 1866 и 1867 гг., большую географическую работу проделал А.П. Модслей, который по какой-то счастливой случайности решил провести зиму 1880 г. в теплом климате и вслед за тем занялся весьма плодотворными географическими изысканиями в Центральной Америке. Наиболее крупным исследователем этих лет является все же К. Заппер, посвятивший почти 19 лет путешествиям по этим местам. Хотя его основные интересы лежали в области геологии, он ни в какой мере не пренебрегал и географическими исследованиями. Он перебывал во всех странах Центральной Америки, от Панамы до Юкатана, и его работа сделала его признанным авторитетом по Центральной Америке. Открытие для эксплоатации Панамского канала в 1914 г. достойно увенчало собой 400-летнюю историю поисков сквозного водного пути между Атлантическим и Тихим океанами. Поиски эти принесли большие плоды, и знаменательно, что новый искусственный водный путь проходит как раз по той части Америки, где испанцы впервые приступили к поискам естественного водного пути к островам Пряностей и «Катайе».

Предыдущая | Оглавление | Следующая