Глава VI

Испанцы в Новом свете

1. Мексиканский залив и Флорида

Четвертое путешествие Колумба не разрешило проблемы морского пути на Восток через вновь открытые земли, но сузило зону, где можно было его искать. Именно в поисках такого рода прохода или пролива испанцы взялись за исследование Мексиканского залива и в течение очень короткого времени установили всю его береговую линию. Высказанная в 1500 г. Хуаном де-ла-Косой догадка о том, что Куба — остров, нашла себе полное подтверждение через восемь лет. В 1513 г. Понсе де-Леон открыл Флориду, правда, не подозревая, что она была частью материка. В различные точки побережья залива были посланы небольшие экспедиции, пока, наконец, в 1519 г. Пинеда не прошел вдоль всего побережья залива от Флориды до самой границы Мексики. Эта последняя экспедиция, с учетом предшествующих исследований, полностью установила тот факт, что из этой части Атлантического океана никакого прохода в Азию нет. Тогда испанцы, продолжая поиски того же пролива, стали исследовать восточное побережье Флориды к северу, вплоть до Чезапикского залива, которого и достигли в 1526 г. Дальнейшая история исследования этого побережья освещена в других местах нашей работы.

Между тем предприимчивые искатели наживы с острова Кубы открыли в 1517 г. часть юкатанского побережья, обнаружили «густо населенные страны с домами каменной кладки и людьми, одетыми в хлопчатобумажные ткани, владевшими золотом и возделывающими кукурузные поля» (Берналь Диас). В следующем году была послана вторая экспедиция, подтвердившая сообщение первой, а в 1519 г. выступил уже хорошо организованный отряд под начальством Эрнандо Кортеса с заданием — основательно исследовать новую страну6. Первые же впечатления искателей наживы подтвердили их самые смелые надежды. Им показалось, что они попали в страну «столь же богатую, как та, из которой царь Соломон черпал золото для построения храма» (из письма Кортеса). После короткого пребывания на нездоровом побережье близ нынешнего города Вера-Крус Кортес выступил в поход к городу Мехико. Во время пути он воспользовался смелой идеей одного из подчиненных ему военачальников и послал группу людей на покрытый снегами Попокатепетль, с вершины которого можно было видеть большое озеро, на котором стоит город Мехико. Кортес выбрал дорогу, позволившую ему приблизиться к городу с юга, и в начале ноября 1519 г. вышел к цели похода — к городу Мехико.

В скором времени внимание испанцев было отвлечено нарушением их коммуникации с берегом. Им пришлось силой оружия пробивать себе дорогу от города Мехико и отступить по дороге, огибающей озеро с севера, к прибрежной области, заселенной племенами, дружественно настроенными к испанцам. Здесь они отдохнули, получили небольшое, но очень нужное пополнение людьми и произвели тщательную подготовку ко второму наступлению. На этот раз их ожидал полный успех, и в августе 1521 г. им удалось овладеть городом Мехико.

За захватом столицы, естественно, последовало покорение остальной территории страны, и, хотя движущей силой в этом случае вовсе не была жажда знания, а погоня за богатством, географический горизонт испанцев сильно расширился в результате этого завоевания. Историк Берналь Диас (1495–1580) писал, что «у Кортеса были высокие замыслы, и в своем стремлении повелевать и господствовать он подражал Александру Великому». Кортес послал экспедиции во всех направлениях, «основал большие города» Оахака, Сакатула (в нынешнем штате Герреро), Колима, Вера-Крус, Пануко и Коатцакоалькос (нынешний Пуэрто-Мехико) и двинул свои армии за нынешние границы мексиканского государства.

Кортес послал Альварадо в Гватемалу, которую тот частично покорил, а Кристоваля де-Олида — на Кубу с приказанием: «…взять с Кубы курс на Игерас (Гондурас), чтобы попытаться в какой-либо подходящей гавани заложить город, замирить местных туземцев, разведать, есть ли там золото и серебро, и постараться отыскать пролив, а если удастся достигнуть южного берега, узнать, какие там есть гавани» (Берналь Диас).

Олид достиг южного берега Гондурасского залива и послал людей для разведки внутренних районов, но его изменническое поведение по отношению к Кортесу побудило последнего послать против него карательную экспедицию. Некоторые участники этой экспедиции после неудачной попытки умертвить бунтовщика добились его казни по суду. К этому времени Кортес сам сильно забеспокоился о судьбе посланной им второй экспедиции и решил лично выйти на ее поиски. В октябре 1524 г. он покинул город Мехико и через провинцию Табаско направился к Гондурасскому заливу. Этот поход, о котором Кортес очень образно повествует в одном из своих писем, сопровождался тяжелыми лишениями и не дал почти никакого результата. Однако после того как экспедиция вышла к заливу, Кортес разослал в различных направлениях разведывательные партии, которым удалось проделать значительную работу. Сам Кортес занялся закладкой нового города, ныне называемого по имени его основателя Пуэрто-Кортес, откуда он и рассылал экспедиции. Через некоторое время он отплыл в город Трухильо, который в свою очередь превратил в центр рассылки дальнейших разведывательных партий.

9. Испанские исследования в Центральной и Северной Америке.

Пока Кортес занимался покорением туземцев на территории, прилегающей к порту Трухильо, его подчиненный Сандоваль делал то же в долине Чамелекона. Здесь он встретился с группой испанцев, пробившихся сюда через Никарагуа. Таким образом, в течение каких-нибудь трех лет испанцы пронесли свое оружие через всю Центральную Америку — от Мексики до Панамы. Кортес вернулся в Мексику морем, другая же часть его сил возвратилась обратно долгим и трудным сухим путем через территорию современных Сальвадора и Гватемалы.

Предыдущая | Оглавление | Следующая